Как это, - быть мамой ребенка-аутиста и успешным предпринимателем
сын аутист история 2

Как открыть бизнес и остаться заботливой мамой для своего сына-художника с диагнозом "аутизм"

259

В один год ушла на пенсию, купила машину и создала компанию известный запорожский психотерапевт. У нее взрослая дочь и 16-летний сын с диагнозом «аутизм». Мальчик великолепно поет, профессионально рисует, свободно владеет английским.

Анна Пришутова - одна из первых в Украине врачей и мам, кто столкнулся с проблемой воспитания детей с аутизмом и научился успешно ее решать.

При этом она успевает вести активную, наполненную смыслом собственную жизнь: издавать бизнес-газету, путешествовать, заниматься спортом, создавать общественную экологическую организацию, вести психологический клуб, программы на радио.

Выбор профессии

Врачом я стала почти случайно. У меня вся семья – инженеры. Меня не хотели отпускать учиться в другой город и сестра говорит: «Слушай, тебе надо быть врачом». Поступила я не с первого раза. Два месяца не могла устроиться на работу, так как не было 17 лет. Меня взяли только в самое страшное место. Пошла в тогдашний центр занятости, вся в слезах. Женщина говорит: «Деточка, есть только одно место, но ты туда не захочешь. Это операционная. Ты представляешь, что такое операционная?». Говорю: «Нет». Я до 16 лет никогда не была в больнице.

Год проработала в хирургии санитаркой. После  3-го курса работала медсестрой в отделении патологии новорожденных  в областной детской больнице. И мне очень нравилось. Опыт работы очень пригодился.

Почти 15 лет работала в психоневрологическом диспансере психиатром и психотерапевтом чуть позже.

Диагноз «аутизм»

Когда сын Лешка был маленький, около двух лет, я поняла, что будем работать с аутизмом.

Во время учебы в мединституте, за 6 лет нам показали одного ребенка, которому поставили диагноз «аутизм», и он был совсем не такой, как все дети, которых мы сейчас видим. Когда я пришла на работу в 1995 году, то в отделении был аж один ребенок, которому сомневались, ставить ли диагноз.

Синдром Аспергера был одним из первых диагнозов аутистического типа, впервые описан еще в 40-х. Но сейчас правда детей намного больше, и это реальность. Статистика 4-летней давности говорит, что это каждый 68-й ребенок.

Я часто встречала родителей, особенно лет 10-15 назад, которые не хотели слушать, что у их ребенка аутизм. Они смотрели фильмы, где все изображено выпукло, самые сложные случаи, и приходили к выводу, что их ребенок здоров. Иногда при этом безвозвратно терялось драгоценное время, когда помощь привела бы к качественному улучшению жизни и ребенка, и всей семьи. Но время идет, меняется восприятие проблемы каждым отдельным человеком и обществом в целом.

Любого ребенка надо принимать. Любого. Не важно, благополучно у него со здоровьем, с внешностью, с характером или нет.

Между бизнесом и сыном

Конечно, когда я начала заниматься бизнесом, как частный психотерапевт, было непросто. Я в один год ушла на пенсию, создала консалтинговую компанию и купила машину.

В ТЕМУ 

А еще у меня была гениальная свекровь, она была психотерапевтом, и меня подтолкнула изучать психотерапию. Первый цикл по психотерапии, который я прошла, был базовый уровень НЛП – это сыграло решающую роль. Появились частные клиенты. Я продолжала учиться, приходилось много ездить, так как в Запорожье тогда никто психотерапии не учил.

И в какой-то момент оказалось, что психотерапией можно зарабатывать, но нужно не ходить на работу. НЛП использовался в пиаре, в политике, был спрос на тренинговые услуги. Я оформила пенсию и ушла. Тогда же появился крупный клиент, который сказал: «Мы не работаем с предпринимателями, нужно ООО». Я оформила компанию.

Сыну тогда был годик и, конечно, ему нужно было внимание. Как я успевала, я плохо понимаю сейчас. Я не успевала думать. Всё надо было делать сразу. Наверное, это было то самое состояние потока. Мне очень нравилось то, что я делала.

Известный в городе психолог постоянно говорила, что я совершаю преступление, работая, а должна заниматься ребенком. Я спрашивала: «А кто будет его кормить?». Я считаю, что счастливый ребенок может вырасти только у счастливых родителей. Родители должны ребенку одно – быть счастливыми. Жить надо так, чтобы самому нравилось.

В ТЕМУ 

Ребенку практически все равно, что он ест и во что он одет, какая у него комната. Это ожидания или планы взрослых. Ребенку важно, чтобы рядом были счастливые родители, которые могут быть опорой, которые могут показать мир вокруг.

Успехи сына

Бизнес не был помехой для того, чтобы заниматься сыном. Вожу его на рисование, на йогу. Были люди, кто говорил, что если я вожу ребенка куда-то, то снимаю с себя ответственность. Но мне было обязательно, чтоб ребенок умел что-то делать.

Например, Леша поет всегда: дома, в машине. В три года плохо разговаривал, но пел на французском. Еще когда был в садике, преподаватель по музыке говорила, что у него идеальный музыкальный слух. При этом он не дает петь моей маме, у которой слух не очень.

В ТЕМУ 

Поэтому Леша рисовал, пел все время в свое удовольствие. Два года он занимается рисованием в галерее Art-L, и его руководитель буквально убедила меня, что пора показать его работы миру. Так, в свои 16 лет у сына состоялась первая выставка.

Я хотела бы сделать выставку работ всех детей, которых я веду: они все что-то рисуют, пишут, лепят. Все возможно. Только родителям не надо опускать руки.

Также благодаря знакомому появился диск - песни в исполнении сына. Любой диагноз — это только часть жизни человека, и это не приговор.

Каждый человек может прожить жизнь здоровым и счастливым.

Фотографии: личный архив героини. 



Новости партнеров:


Загрузка...