Татьяна Арнтгольц бросила кино ради семьи

Татьяна Арнтгольц бросила кино ради семьи

Недавно в прессе промелькнула информация, что одна из сестер Арнтгольц – Татьяна – собирается навсегда уйти из кино и посвятить себя семье.

Разумеется, мы сразу же отправили к актрисе нашего московского корреспондента. И нам удалось выяснить, что кое в чем наши коллеги были правы!

Татьяне еще нет 30, а она уже успела сыграть больше 30 ролей в кино и сериалах. Самые известные ее работы «Простые истины», «Лапушки», «И все-таки я люблю», фильм «Глянец» и многие другие. У нее есть любимая сестра-близнец Ольга, муж актер Иван Жидков, а недавно в жизни Татьяны произошло знаменательное событие: она стала мамой. Полгода назад актриса родила дочку Машеньку. «Вместе с мужем мы занимаются дочкой, кормим, укачиваем, купаем», – говорит Татьяна. Несмотря на занятость молодой мамы, актриса согласилась встретиться с нами в уютном московском кафе на Проспекте Мира и откровенно побеседовать о ролях, семье, любви и материнстве.
 
Татьяна, говорят, у вас с мужем была любовь с первого взгляда. Это правда?
 
Да. Мы встретились в аэропорту, Ванька приехал меня встречать с нашим общим другом. До этого мы пересекались на каких-то презентациях, пробах. Я знала, что есть Ваня, а Ваня знал, что есть Таня, но мы не общались. На момент нашей встречи мне не хотелось никаких отношений и уж точно не хотелось замуж, казалось, что мне никто не нужен. Мне нравилось быть свободной. Я была бешено загружена и не собиралась ничем себя обременять. Я думала тогда: «Ой, ничего с мужчинами не хочу». И в моей жизни появился Ваня. Потом поняла, что просто обманывала себя.
 
Вы встретили своего человека…
 
Да. Бывает, что люди долго ходят рядом, не замечают друг друга, а потом вдруг встречаются взглядами… Просто для каждой такой встречи должно наступить свое время.
 
Всем на удивление вы очень быстро поженились…
 
Мы поженились действительно быстро, прежде всего, для того, чтобы ребенок был рожден в браке. Я в тот момент каталась на проекте «Ледниковый период», у меня был занят каждый день, а Ваня снимался в Карелии. Совсем не было времени... Наверное, со стороны это мало напоминало классическую свадьбу: невеста и жених пришли регистрироваться в джинсах. На свадьбе были самые близкие наши друзья, десять человек, все смеялись, веселились от души. Праздник удался, но уже на следующий день Ваня в семь утра уехал на съемку, а я пошла на каток тренироваться. Потом у меня в сумке разлилась бутылка воды, и свидетельство о браке я залила. Я, кстати, до сих пор, не могу привыкнуть к штампу в паспорте.
 
Сложно привыкнуть к роли жены и мамы? Говорят, первый год брака самый тяжелый…
 
У нас самая обычная молодая семья. Поссориться мы можем из-за любой мелочи! Но так же быстро миримся. Мы отходчивые и нам тяжело находиться вне общения друг с другом.
 
Кто первым идет на контакт?
 
Чаще всего я, но характеры у нас обоих сложные. Я уверена: не бывает простых людей и простых взаимоотношений, все по-своему сложны, и к каждому надо искать свой ключ, абсолютно к каждому.
 
Как вы относитесь к изменам?
 
Я даже не хочу на эту тему рассуждать. Не берусь говорить о ситуациях, которые со мной не случались. Верность – это основа брака. Но длительные браки, к сожалению, сейчас огромная редкость. У меня есть замечательный пример моих родителей: они женаты 36 лет, Ванины родители моложе моих, но тоже достаточно долго вместе. У нас перед глазами примеры крепких семей, но насколько это нам поможет продолжить традицию брака, мы посмотрим. На все воля Божья.
 
Что вы почувствовали, когда узнали, что беременны?
 
Мы с Ваней очень хотели ребенка, но, когда это стало точно известно, появилось странное чувство… Не страха, а скорее удивления. Я подумала: «Этого не может быть, может, тут какая-то ошибка?» На следующий день в волнении и смятении я звонила Оле и рыдала в трубку: «Оля, как же я ребенка отправлю в детсад, ведь там он разобьет нос, за ним не уследят! На что сестра мне сказала: «Таня, ты сумасшедшая! Успокойся, твой ребенок еще даже не родился!»
 
«Ледниковый период» пришлось оставить? Вам легко далось это решение?
 
Как только я узнала, что беременна, сразу же бросила кататься. Врач мне сказал: «Выбирай: рожать детей или висеть вниз головой? Я ответила не задумываясь: «Конечно, рожать детей!» Я была вымотана, весила 45 кг, врач умолял меня: «Таня, ешь, пожалуйста!» У меня было сумасшедшее истощение – и физическое и эмоциональное. Вместо себя я попросила кататься Олю, и она сразу согласилась. Кстати, сестра начинала тренироваться вместе со мной.
 
 
Как муж отреагировал на известие о том, что станет отцом?
 
Он был счастлив. Мы хотели этого ребенка, для мужа это известие не было неожиданностью. Но Ване пришлось уехать на съемки, и Оля тоже была на съемках – я оказалась в одиночестве, мне не с кем было обсудить мое состояние. Я проговаривала часы по телефону то с Ваней, то с Олей. Ждала каждого похода к врачу, каждого УЗИ. Ванька, когда возвращался со съемок, ходил по врачам со мной.
 
Наверное, в качестве устрашающего фактора?
 
Я пришла первый раз на прием абсолютно трясущаяся, ничего не понимала, сидела, нахохлившись, как воробышек. Помню первые слова врачей: «И чего ты такая испуганная? Все будет замечательно!» На протяжении всей беременности они были моими ангелами-хранителями, до последней минуты оберегали меня и не мучили всякими анализами.
 
Многие актрисы снимаются чуть ли не до последних дней беременности. Вы тоже повторили этот трудовой подвиг?
 
Я не снималась, не общалась с журналистами, не отвечала на звонки с незнакомых номеров. Я жила за городом и там провела всю беременность. У меня было ощущение, что я ожидаю какой-то долгожданной премьеры, хотя рождение ребенка ни с какой премьерой не сравнится! Потом после родов у меня была такая эйфория! Я обзвонила всех родных и знакомых, меня «выкручивало» счастье. Так гармонично, как в беременность, я себя никогда не чувствовала. Меня не мучили токсикозы, я с удовольствием готовила, хотя раньше нечасто удавалось порадовать семью из-за занятости на съемках. Ваня мне вообще один раз сказал: мне бы хотелось, чтобы ты все время была беременная, ты сейчас такая классная!
 
Сейчас модно, чтобы муж присутствовал при родах жены. Скажите, Иван был с вами в этот момент?
 
Я убеждена, что рождение – это таинство, здесь не нужны свидетели. Хотя Ваня говорил: если тебе нужно, чтобы я присутствовал, я это сделаю. Мама и муж были рядом, но не в родильном отделении.
 
Машенька родилась в сентябре. Помню, из окна видела золотые листья и синее небо. Думала тогда: «Сейчас кто-то идет на работу, кто-то пьет кофе, может, стоит в пробке. А тут новый человек рождается!»
 
Мужчины в этом плане обделены Господом Богом. Мне их даже немного жаль. Ведь если они и присутствуют на родах, им все-таки не понять, что рождение – это самое великое чудо на земле!
 
Все родители считают своих детей самыми-самыми одаренными, интересными, ни на кого не похожими. Что необычного в вашей дочке?
 
Пока ничего необычного в дочке нет, никаких особенных талантов, она развивается как обычные дети. У нее есть большой плюс: она очень спокойная. Я могу с ней высыпаться, вообще, сплю столько, сколько захочу. Бывают дни, когда ребенок не может заснуть, но редко. Маша веселая, открытая, не боится чужих людей. Пока все говорят, что она на папу похожа, для девочки это по всем приметам хорошо.
 
Татьяна, первый ребенок – это нелегко. Вам близки страхи, присущие молодым мамочкам?
 
Больше всего боюсь стать сумасшедшей мамашей. Чтобы про меня не сказали: «Таня же чокнулась, помешалась на своем ребенке!» Боюсь начать причитать: не подходите к моему ребенку, то говорить при нем можно, то – нельзя. Стараюсь объективно все воспринимать, пока, я думаю, у меня это получается.
 
Вы из большой семьи?
 
Да, у нас большая дружная актерская семья. Мои папа и мама актеры калининградского драматического театра. Папа приехал в Калининград из Петербурга, по приглашению режиссера, точно так же из Вышнего Волочка приехала мама. Там в театре они и познакомилась, поженились, ну а позже родились брат и мы с сестрой.
 
Артистические способности у вас проявились еще в детстве?
 
Даже не знаю, но помню, нас с Олей пригласили играть в детском спектакле в театр, где работали наши родители, когда нам было всего по девять. Назывался спектакль, кажется, «Золотой цыпленок». Он был новогодним, шел в школьные каникулы, и нам даже из школы отпрашиваться не надо было. Мы с сестрой играли двух лягушат, у нас были какие-то слова, песни, танцы. Тогда мы заработали свои первые деньги. В то время за спектакль платили тридцать рублей, а мы сыграли где-то по пятнадцать спектаклей, получалась солидная сумма. На что потратили первый гонорар, сейчас не помню.
 
«Арнтгольц» очень интересная фамилия. Татьяна, вы знаете что-то о своих предках, фамильных корнях, истории семьи?
 
Я не могу сказать, что серьезно изучала наши фамильные корни. Папин отец, мой дед, носитель фамилии, погиб в своем первом бою в сорок первом году, поэтому возможности узнать что-то про фамилию у нас, его потомков, не было. Мой папа несколько раз делал запросы, искал родственников в Европе и Америке, но безрезультатно. У нас были попытки переводить фамилию Арнтгольц. Есть несколько вариантов перевода: золотая ветка или плодородное дерево, но в этой фамилии устаревший корень и окончание, поэтому дословно она с немецкого не переведется.
 
 
Татьяна, вы все время говорите «мы с сестрой». Вы настолько близки?
 
Мы с Олей вместе с рождения и для нас привычно находиться рядом. Оля – самый близкий для меня человек на земле. Ближе папы и мамы. Мы все делим на двоих. Я понимаю, что мой успех – это наш общий успех, а Олина победа – это и моя победа тоже.
 
Бывает, близнецы соперничают друг с другом. У вас с сестрой было что-то подобное?
 
Как я могу соперничать с самым дорогим для меня человеком? У меня в жизни совсем другие примеры. Мы росли с сестрой и еще с двумя близнецами. Мы очень поддерживали друг друга, когда приехали поступать в Щукинское училище, когда жили вместе в общежитии и снимали квартиры в Москве. Без такой поддержки мне было бы намного труднее.
 
Да, такие отношения – настоящий подарок судьбы. А помните самый памятный подарок, который сделали вам?
 
Мы очень давно мечтали хоть о каком-нибудь домашнем животном. Кошечку или собаку наша семья не могла себе позволить из-за сильной занятости родителей, они часто уезжали на гастроли, а дети, то есть мы, – на лето к бабушке. Ну вот, Оля и я пришли на елку, как и положено, в новогодних костюмах, нарядные, рассказывали какие-то стихи, пели песни и после этого на глазах у всех детей и взрослых Дед Мороз достал из мешка живого беленького хомячка. Все просто замерли! Потом, как рассказывали папа и мама, всем родителям пришлось срочно покупать своим чадам по хомячку, потому что все, кто был на елке, начали требовать эту зверюшку. Мы назвали его Федор. Этот хомяк прожил у нас года три. Через какое-то время выяснилось, что Федор девочка, но переименовывать не стали. Так и жил у нас девочка хомяк по имени Федор.
 
У вас есть другие слабости, кроме любви к хомячкам? Например, дизайнерская одежда, духи, пирожные, в конце концов?
 
Я чревоугодница, но не люблю сладкого. Люблю ходить по магазинам, у меня настоящая страсть к покупке продуктов, мне нравится это занятие даже больше, чем выбирать одежду и украшения. С детства почему-то не ем только одно блюдо – холодец. Хотя у меня бабушка его очень вкусно готовила, так говорят все члены моей семьи, я не знаю, потому что не пробовала. Все остальное обожаю, от любой кухни получаю удовольствие.
 
Для актрисы внешность – своего рода торговая марка. Многие ваши коллеги годами сидят на диетах, сутками – в спортзалах, тратят огромные для простого обывателя суммы на пластику. Признайтесь, вы боитесь старости?  
 
Говорят, что старость наступает от обид, болезни – от зависти. Быть красивой несложно, надо просто полюбить себя. Ведь сказано: «возлюби ближнего как самого себя». А как ты возлюбишь ближнего, если себя не любишь? Для поддержания красоты ничего особенного не делаю – главное, хорошее настроение. Мне не хочется тратить жизнь на зависть и обиды. Вот говорят некоторые женщины – я одинока. По-моему, одинок тот, кто хочет быть один. На самом деле вокруг каждого из нас достаточно людей, которые готовы вас слышать, рады видеть, разделить с вами вечер и выпить чашечку чая.
 
Татьяна, в фильме «И все-таки я люблю» вы сыграли три возраста героини, вам пришлось «состариться» для роли на двадцать лет. Как решились на это?
 
Мы с режиссером Сергеем Гинзбургом очень рисковали, когда пошли на такой эксперимент, волновались и в день премьеры. Сначала долго решали – стоит или не стоит мне играть три возраста Веры, потом, когда решились, даже хотели меня «озвучивать» более возрастной актрисой.
 
Как это происходило?
 
Долго! На пробах мне накладывали грим по нескольку часов. Для съемок сделали специальную маску из латекса с глубокими морщинами, но в результате получилась какая-то древняя старушка, а ведь мне по сюжету всего лишь чуть за сорок! Тогда решили перед съемками наносить специальный раствор, который, засыхая, собирает кожу в мелкие морщинки, ну и волосы чуть подкрасили.
 
Вы остались довольны своей работой?
 
Вера – моя любимая роль в кино. Очень приятно, когда ко мне на гастролях подходят такие разные люди – от домохозяек до бизнесменов – и благодарят за эту роль. И это несмотря на то, что хеппи-энда у фильма не было! Я услышала как-то смешное предположение зрителя, он написал на одном из форумов, что, может быть, сериал «И все-таки я люблю» сейчас повторяют по телевизору, чтобы показать совсем другой финал? Но Сергей Гинзбург изначально снимал драму, а не комедию. Я сама не люблю хороших финалов, «притянутых за уши», когда история заканчивается хорошо там, где она так закончиться не может. Мне как зрителю важно, чтобы кино было честным.