Индонезия: рай без розовых очков

Индонезия: рай без розовых очков

Роскошные пляжи, обилие цветов и фруктов, улыбчивые жители в ярких нарядах – это всего лишь маленькая часть Индонезии. Нам, группе украинских журналистов, эта страна открылась с другой стороны. И оказалась не похожей на тропический рай на краю вселенной.

Пятнадцатичасовой перелет из Киева в столицу Индонезии Джакарту закончен. Нас ждет путешествие по самым отдаленным районам этой островной страны. Обычно туристы приезжают отдохнуть на Бали – но нам предстоит увидеть не этот полностью ориентированный на туристическую индустрию остров, а настоящую жизнь индонезийских семей – такой, какая она есть.
 
95% жителей Индонезии – мусульмане, и это заметно по одежде женщин. Она закрывает все тело до пят. Особенно надежно женщины, девушки и девочки прячут от посторонних глаз волосы под плотными платками. И хотя Индонезия – страна светская, то есть официально религия не должна вмешиваться в дела государства, ее влияние очень сильно, и, как мы убедились, чем дальше от крупных городов, тем сильнее. Не удивительно, что в этой бедной стране самые обеспеченные люди – религиозные лидеры.
 
Кстати, одним из признаков обеспеченности мужчины является количество жен, которых он в состоянии содержать. Бедняк может позволить себе лишь одну, а состоятельный человек – до четырех (как разрешает ислам). Закон многоженства не разрешает, но и не запрещает. На практике даже столичные девушки с высшим образованием часто становятся третьими, четвертыми женами обеспеченных деятелей культа. Причем совершенно добровольно.
 
Ранние браки, многоженство, дети
 
Мы в небольшой деревне в районе Бангкалан. Наша провожатая когда-то приехала сюда вслед за мужем. Она помогает образовывать местных жителей, поддерживает инициативы UNICEF в этом регионе. Женщина родом из Джакарты и получила там хорошее образование. Ей тридцать два и она не имеет своих детей, но уже стала «бабушкой» – от других жен у ее супруга есть внуки: «Несмотря на то что у мужа есть дети от старших жен, он хочет ребенка и от меня. Он не возражал против того, чтобы я сделала искусственное оплодотворение. После 32 лет клетки на оплодотворение у нас не берут – считают, что они уже старые. К счастью, полгода назад мои клетки заморозили и теперь смогут сделать операцию». Мы искренне желаем ей успеха и интересуемся: есть ли ревность между женами в их семье? Она энергично кивает: «Я четвертая жена и мне сложнее всех. Конечно, ревность есть, причем еще какая! Жены между собой не дружат, стараются соблюдать приличия только на людях, а вне посторонних глаз отношения часто плохие»…
 
Скоро мы узнаем еще об одном признаке богатства в индонезийской семье. Только состоятельная женщина может позволить себе искусственное вскармливание для ребенка. В подтверждение этого факта наша провожатая рассказывает о своей дальней родственнице. Ее отец тоже религиозный лидер, а она сама в 31 год – мама 12 ребятишек. «Ничего удивительного, просто она вышла замуж в 14 лет. Ей не тяжело, нет! В их семье ученики ее отца становятся няньками для всех его внуков. Мама и грудью малышей не кормит – зачем, если есть деньги на смеси? Искусственное вскармливание считается у нас очень престижным, ведь оно дорого стоит».
 
Теперь понятно, кому адресованы плакаты в офисе UNICEF и медицинских центрах в защиту грудного вскармливания.
 
Мы гуляем по деревне, фотографируем тощих коз, костлявых кур и праздно сидящих мужчин. Работы мало, ее практически нет, потому семьи живут очень бедно. Тем не менее работать в поле, ухаживать за скотиной и вести хозяйство по традиции должна женщина. Ну а сильному полу остается только курить и рассматривать диковинных украинских гостей. Кажется, всех устраивает такое положение дел. Что ж, не нам судить. В украинских селах можно увидеть похожую картину, только мужчины будут ко всему прочему еще и нетрезвы…
 
В доме, где ждут пополнения в семье, нас, как и везде, встречают очень радушно. Беременная хозяйка выглядит совсем девочкой, но оказывается, что ей 27, и она по местным меркам возрастная первородящая. Она показывает нам свадебные фото, рассказывает о местных обычаях: «На празднике по случаю свадьбы невеста должна сменить 7 нарядов. Среди них и национальные, и светские. У нас на свадьбе было 200 гостей. И это считается очень скромной свадьбой – бывает и 400 приглашенных!» Как в этом бедном районе ухитряются устраивать гуляния на широкую ногу? «Все просто, – объясняет женщина, – угощения на всех хватает, потому что на свадьбу приходят не с пустыми руками: у нас принято в качестве подарка приносить какое-то готовое блюдо».
 
На двери ее дома – небольшая наклейка. Молодая женщина поясняет: «Так у нас помечают дома, где женщина носит малыша. Дело в том, что до врачей тут далеко и в селах мы надеемся на принципы взаимопомощи. Раньше было так: если в доме беременной все в порядке, вывешивали зеленую ленточку. Тревожная ситуация – меняли на желтую. Критичная – на красную». Теперь лент уже нет, их сменили наклейки, на которых акушерка пишет срок родов и отмечает свои посещения, поэтому все в деревне в курсе ситуации в этом доме.
 
Школы Явы
 
«Нам нужно научить детей и взрослых заботиться о здоровье самостоятельно, ведь во многих поселках нет ни врачей, ни поликлиник», – говорит Регги, представитель индонезийского офиса UNICEF. Подтверждение его слов мы увидели в исламской школе Арьоединг. Нас встречают плакатами и аплодисментами: здесь две недели готовились к визиту украинцев. На плацу – демонстрация принципов оказания первой помощи пострадавшему, рядом группы детей изучают темы по гигиене, физиологии, основам медицины.
 
Прямо на улице, расположившись на расстеленном ковре, девочки лет двенадцати спокойно берут друг у друга кровь на анализ. Они сверяют ее цвет с шаблоном и приблизительно определяют уровень гемоглобина по цвету (чем меньше коричнево-красного и больше желтоватого оттенка, тем ниже этот показатель). «Еще недавно темы секса и интимной жизни здесь были табу, – рассказывает Регги. – Программы по половому образованию и планированию семьи UNICEF старается внедрять именно в школах, ведь изменить психологию взрослых значительно труднее. Мы делаем ставку на новое поколение».
 
И результаты есть – в передвижных медицинских пунктах выдают презервативы и оральные контрацептивы, супруги религиозных лидеров делают ЭКО, а в исламских школах проходят уроки по физиологии человека.
 
Дети без шуточек и смеха при нас изучали строение половых органов в атласах по анатомии. Уроки очень наглядны – мальчики и девочки спокойно собирали пазлы с изображениями гениталий обоих полов. Никакого смущения и других нездоровых реакций! Думаю, украинские ребята не такие продвинутые – без нервных смешков точно не обошлось бы.
 
Визит в младшую школу тронул нас до слез. Кропящие над заданием учителя малыши, высунувшие от старания язычки, распахнутые огромные глазищи… В школе их учат не только писать и считать, но и уметь отличать испорченные продукты от свежих. Чем меньше ребенок, тем он непосредственней: крохи буквально выпадали из дверей своих классов, так им хотелось не пропустить захватывающее зрелище – наш приезд. Мы уже уходили, пожав руки по очереди всем педагогам, когда меня окликнул один из учителей. За ним стояла гурьба первоклашек.
 
Показательно, что в Индонезии ни дети, ни взрослые ничего не выпрашивают (в отличие от Индии или Африки). Им не нужны ни конфеты, ни жвачки, ни деньги. Эти малыши просто хотели пожать нам руки. Они пожимали руку, прижимали ее к щеке, а потом прикасались к своему сердечку… Ко мне присоединились мои коллеги – ведь ни одного кроху нельзя было пропустить! Им очень мало нужно для счастья…
 
У каждого свои привычки
 
Женская одежда – отдельная тема для обсуждения. В жарком и влажном климате (ощущения, как в русской парной) они спокойно ходят, согласно требованиям ислама, в плотных костюмах и платках из синтетики… Честно говоря, мне хотелось бы видеть этих смуглых, улыбчивых девочек и женщин в ярких сарафанах и легких сандалиях… Но в чужой монастырь со своим уставом не лезут. Я уверена: они не ощущают дискомфорта, который так бросается в глаза нам с нашими привычками. Все они чувствуют себя вполне естественно, укутанные с головы до пят. У местных жителей было время привыкнуть к такому образу жизни: мусульманство пришло в Индонезию больше 10 веков назад.
 
И практически вытеснило индуистскую и буддистскую религии. Индусы, китайцы, персы, голландцы, японцы… кого только не было на этих землях! От исконного населения островов мало кто остался. Островная страна стала независимым государством только после второй мировой войны – и тут же на 50 лет попала под гнет собственных тиранов. Первые два президента так беззастенчиво разворовывали страну, что попали в топ-десятку глав государств – растратчиков. Ко всему прочему они еще и симпатизировали китайскому военному социализму. Поэтому даже сейчас, в каждом частном доме, квартире или офисе на видном месте – портрет президента. А любого госслужащего (от сотрудника министерства до учителя) легко узнать по униформе военизированного стиля.
 
Бухта, море и мотоциклы – контрасты всюду!
 
Я смотрю вниз со 130-метровой башни в центе Джакарты. Она воздвигнута к какой-то важной дате из итальянского мрамора. Ровные лужайки, аккуратные ряды пальм, идеально чистые дорожки. С этой высоты не видно ни велорикш на старых велосипедах, ни старух, торгующих в пыли на грязном рынке, ни мрачной бухты с разводами бензина на воде.
 
Эта бухта – место, которое тяжело забыть. Здесь контраст между нищетой и богатством виден как на ладони: на фоне небоскребов вдоль грязной воды ютятся фанерные сараюшки. «Это жилище тех, кто пытается выжить в столице любой ценой, – рассказывает наш экскурсовод. – Многие впятером готовы умещаться на трех квадратных метрах, лишь бы было дешевле».
 
Несмотря на впечатления от бухты, мы все же мечтали очутиться на побережье. Хотя бы опустить ноги в яванское море – все-таки не каждый день бываешь в южном полушарии! Но, когда прибыли на место, желание окунуться сразу пропало. Потому что море на Яве – это не место отдыха, а зеленая, мутная, грязная вода плюс характерный запах тухлой рыбы. Оказывается, тухлая рыба – не случайность. Прямо на грязных камнях таким образом готовится деликатес – супердорогой рыбный соус. Покупать и пробовать его почему-то не захотелось…
 
Еще одно наблюдение. Основное средство передвижения на улицах больших городов и мелких поселков – мотоцикл. На обычном байке свободно помещается семья из четырех человек с младенцами и карапузами постарше. И если взрослые надевают шлемы, то о детях почему-то забывают. Обычная картина: на мотоцикле куда-то спешит женщина, за спиной у нее пристроился и спит малыш. Я, как среднестатистическая украинская мама, пугаюсь: вдруг упадет? Но потом понимаю – во-первых, для них это в порядке вещей, а во-вторых, тут никто, к счастью, не падает.
 
Разорвать порочный круг
 
Как приятно видеть хохочущих, дурачащихся, веселых – самых обычных детей с их радостями. Да, у них другая, непривычная для нас жизнь, но они не знают другой. К сожалению, есть здесь и другие дети, которых счастливыми не назовешь. О них нам рассказали сотрудники центра по борьбе с насилием в семье. В Индонезии малышам легко остаться без родителей – многие уезжают на заработки в соседнюю Малайзию, бросая их одних. Часть детей не ходит в школу – родители заставляют их зарабатывать на жизнь. И самое горькое: некоторых детей в возрасте от 5 до 15 лет родители сами (!) продают в Малайзию в сексуальное рабство. Именно помощью таким детям занимаются сотрудники центра.
 
Также к ним может обратиться любая женщина, пострадавшая от насилия в семье со стороны мужа или отца. Здесь ее примут вместе с ребенком и окажут юридическую, медицинскую и психологическую помощь. Раньше государство не вмешивалось в дела семьи – женщина полностью зависела от мужа. Но несколько лет назад был принят закон, запрещающий проявление насилия в семье. Теперь на мужа, поднявшего руку на жену, теоретически можно подать в суд. А на практике женщины возвращаются в семью, так и не подав заявления. Их можно понять: отправив в тюрьму супруга, они останутся без кормильца. И вновь не могу удержаться от аналогии – сколько наших украинских женщин терпит насилие молча, не решаясь разорвать порочный круг?
 
После тяжелого визита в центр помощи жертвам насилия мы попали на малышовый день (ежемесячный прием мам с детьми) в обычную деревню. С каким облегчением мы познакомились с ними – любящими и любимыми. И обнимали они друг друга совсем так же, как мы обнимаемся со своими малышами… Черное и белое есть везде. Хочется верить, что второго становится с каждым днем больше.

Сколько вакцин можно купить за 17 кг золота?

Главная задача UNICEF в этом регионе – решение проблемы высокой детской смертности от столбняка. Эта опасная болезнь угрожает в первую очередь женщинам и детям. Смерть от столбняка мучительна. Поражает она в основном молодых мам и новорожденных, если роды проходят в нестерильных условиях и без медицинской помощи. И здесь это основная причина смертности младенцев. Споры столбняка живут в грунте и передаются через грязные руки или инструменты, заражая и мать, и ребенка. По официальной статистике, в Индонезии около 70% детей не доживают до 1 месяца. Первая причина такого распространения болезни – антисанитария.
 
Жаркий и влажный климат способствует мгновенному распространению любой инфекции. Вторая – отсутствие медпомощи в многочисленных отдаленных деревеньках. (Индонезия очень густо населена – только в одной Джакарте помещается четверть населения всей Украины!). В-третьих, бедность местных жителей. В-четвертых, низкий уровень образования: 40% детей не учатся грамоте, а пятеро из десяти малышей до 5 лет вообще не имеют документов. И при наличии всего перечисленного выше – здесь высокая рождаемость. В порядке вещей иметь от пяти детей и больше. Кстати, этому есть объяснение: индонезийцы верят, что у каждого ребенка своя судьба и родители надеются, что кто-то из детей добьется успеха и не забудет своих родных.
 
Государство не в состоянии справиться с проблемой. Не хватает ни средств, ни кадров. Стационарные медицинские центры есть только в крупных населенных пунктах. По инициативе UNICEF во многие небольшие деревни теперь раз в месяц приезжают медицинские бригады. Все мамы с детишками приходят в этот день на плановый осмотр. Кому-то делают прививку, кто-то получает витамин А или массаж. Это единственная возможность получить квалифицированную медицинскую консультацию и помощь. Здесь всех малышей взвешивают и осматривают. А для мам у медиков припасены контрацептивы. Ничего удивительного, ведь, как ни больно об этом говорить, но столбняк был жестоким естественным фактором регулирования рождаемости в этих бедных районах.
 
Поэтому UNICEF обязана брать на себя роль не только поставщика медицинской помощи и вакцин, но просветителя в области гигиены и интимной жизни.
К сожалению, в отдаленные деревеньки такие передвижные бригады добраться не могут – не хватает ни транспорта, ни персонала. Что парадоксально (или закономерно?): у страны нет средств на борьбу с детской смертностью, но хватает на пафосные причуды. Например, чтобы покрыть верхушку монумента в честь независимости, не так давно было израсходовано 33 кг золота! А в прошлом году эту цифру довели до 50 кг. Интересно, сколько вакцин можно купить за 17 кг золота?
 
Как нас встречали и провожали
 
Вы обращали внимание: чем скромнее живет семья, тем щедрее угощают дорогих гостей? И если в богатой Америке кому-то может не прийти в голову накормить гостя после долгой дороги, здесь все наоборот. В каждом центре, каждой школе или просто доме нам с поклоном вручали коробочку с угощениями: местными сладостями, рисом, жареной курицей. Кстати, было очень вкусно!
 
Мы смотрели друг на друга с любопытством и удивлением. Ведь жители другого полушария кажутся удивительными и непривычными – почти инопланетянами. Мы фотографировали все, что видели, стремясь увезти с собой максимум впечатлений, а они снимали нас, давали на руки малышей, стремясь сохранить память о странных гостях.
 
Как все-таки мы похожи, несмотря на тысячи разделяющих километров! И чем больше я вспоминаю эту поездку, тем отчетливей понимаю, что отличий между нами меньше, чем кажется на первый взгляд. Может, просто соринка виднее в чужом глазу?..
 
Помочь не трудно!
 
Защитить и женщину, и ребенка от столбняка очень просто. Достаточно сделать прививку будущей маме во время беременности. А чтобы ребенок получил защиту на всю жизнь, кроме этой вакцины ему потребуется еще пять.
 
У таких государств, как Индонезия, не хватает средств на борьбу с болезнью. Поэтому UNICEF активно поддерживает программу вакцинации от столбняка в развивающихся странах. «Никто не должен умирать сегодня от столбняка, если это так легко предотвратить», – говорит руководитель программы вакцинации UNICEF Франсуа Гессе. Эта организация по защите детей существует исключительно на добровольные пожертвования. ТМ Pampers работает в партнерстве с UNICEF с 2006 года. За это время ими было передано 200 миллионов вакцин от столбняка. Цель 2010 года – собрать средства еще на 100 миллионов вакцин с тем, чтобы к 2012 году полностью победить эту болезнь. «Кампания ТМ Pampers и UNICEF имеет жизненно важное значение, – говорит Франсуа Гессе, – она показала, что мамы во всем мире неравнодушны к тяжелому положению других матерей и их детей. Ведь счастье и здоровье детей – самое важное в жизни». В 2010 году ТМ Pampers и UNICEF создали интерактивную программу для всех мам, которые захотят их поддержать. Она называется «1 упаковка = 1 вакцина, спасающая жизнь». При покупке каждой упаковки Pampers с соответствующей отметкой ТМ Pampers предоставляет UNICEF средства на одну прививку от столбняка. Подробности можно узнать на сайте www.pampers-gorodok.com.ua.