Коко Шанель: история любви и моды (фото)

Коко Шанель: история любви и моды (фото)

Предположить, что милашка Коко станет всемирно известным модельером и миллионершей, не мог никто. Ее происхождение и воспитание ничего подобного не обещали. Правнучке разорившегося деревенского кабатчика и дочке мелкого ярмарочного торговца, вечно сидевшего на мели, была предначертана совсем другая судьба. Достаточно долго она этой судьбе вполне соответствовала.

При рождении малышку нарекли Габриэль, прозвище Коко она получила лишь в 20, и вовсе не от родных. Многочисленная родня ею не интересовалась. Габриэль было 12, когда умерла мама. И ее, и сестер тут же отправили в монастырский приют. Там дали первые навыки будущей профессии – научили шить. Благодарности она за это не испытывала, о монастыре никогда не рассказывала, предпочитая сочинять о юных годах бесконечные легенды.

То говорила, что ее воспитали бездетные тетки, то называла отца владельцем виноградника. Шанель стыдилась нищего детства. К тому же положение, в котором она оказалась, достигнув совершеннолетия, располагало именно к мифам.

Ложное призвание

После выхода из приюта Габриэль поступила работать швеей в магазин в маленьком городке Мулен. Подгонка одежды – не самое интересное занятие. Изредка они с сестрой подрабатывали в мастерской «Современный портной», обслуживавшей в основном офицеров расквартированного в Мулене кавалерийского полка. Щеголеватые военные заказывали форму, безусловно, не в провинции, а в Париже, но и на ней иногда отрывались галуны и расходились швы.

Чинить одежду носили в мастерскую «Современный портной», где кавалеристы однажды обнаружили двух очаровательных красоток – сестер Габриэль и Адриенну. Девушек пригласили на мороженое в кафе «Тантасьон», и те согласились. Очень скоро сестры стали своими в офицерской среде, они участвовали во всех пикниках и банкетах и, наконец, появились в «Ротонде», местном кафешантане.

Габриэль была очарована, ей показалось, что она нашла свое призвание. Сцена – вот место, где она будет царить! Директор «Ротонды», не колеблясь, подписал с ней контракт – у ног мадемуазель Шанель был весь гарнизон Мулена, что искупало ее весьма скромные вокальные данные. Так она получила свое знаменитое прозвище – перед ее выступлением зал неистово выкрикивал: «Коко!». В названиях двух исполняемых Габриэль песенок было это слово, правда, в одном случае имелся в виду крик петуха (Ko Ko Ri Ko), в Zдругом – имя потерявшейся собачки (Coco). В названии ее будущего модного дома утвердилось второе. И в жизни на некоторое время тоже.

Отчаянные попытки Коко стать настоящей певицей потерпели полный провал. Она училась гримироваться, брала уроки пения, даже уехала из Мулена на модный курорт Виши, где театральная жизнь была намного оживленнее. Увы, там ее не взяли даже в самое захудалое кабаре. Единственным офицером, предрекавшим такой финал, был Этьен Бальзан.

«Ты ничего не добьешься, – сказал он Шанель, – голоса у тебя нет, поешь ты отвратительно». Бальсан не стеснялся говорить ей правду, но без всякого намерения обидеть, лишь с искренней заботой о неразумной Коко. Он даже дал ей деньги на обновление гардероба, хотя тогда Габриэль его любовницей не была. Это случилось позже, когда она, как побитая собака, вернулась в Мулен. Бальзан готовился выйти в отставку: получив после смерти родителей наследство, он купил поместье, бывшее аббатство Руайо, вблизи Компьеня. Этьен, как всегда, подставил ей плечо и позвал с собой. Она не отказалась.

Идеальная пара

Поначалу жизнь в Руайо показалась Шанель прекрасной. Было лишь одно маленькое «но», беспрестанно скребущее душу: она официально стала дамой полусвета, полностью зависимой от покровителя. Зато впервые можно было не волноваться о хлебе насущном и день-деньской развлекаться! Коко жадно окунулась во все, чего у нее никогда не было. Страстного лошадника и спортсмена Бальзана она потрясла упорством и быстротой, с которой училась верховой езде. Удивила, впрочем, не только этим.

Шел 1907 год, немногие наездницы удобства ради решались сменить дамское седло на мужское, а уж от амазонки не отказывался никто. Габриэль без колебаний отвергла и то и другое. Она отнесла галифе конюха деревенскому портному и попросила сшить ей такие же штаны. Естественно, к этому никак не подходили ни блузка, ни галстук для амазонки, обвивающий шею удавкой – в несколько слоев. Она заменила их рубахой, похожей на мужскую, строгим галстуком и простой шляпой без малейших изысков. И это в то время, когда женские головные уборы напоминали охотничьи натюрморты, перегруженные фруктами, цветами и перьями.

Как ни странно, изобретенный Коко костюм смотрелся не экстравагантно, а элегантно. Она продолжала экспериментировать в одежде: наряды были необычные, даже рискованные, но… очень удобные и уместные.

Подружкам развеселых приятелей Этьена сразу приглянулись шляпки Шанель. Вроде ничего особенного, но Коко выглядела сногсшибательно – чувство стиля у нее было первоклассным. То одна, то другая просила смастерить ей нечто подобное. Через некоторое время в хорошенькую головку Габриэль пришла гениальная идея открыть шляпную мастерскую! Она будет зарабатывать самостоятельно и станет независимой: жизнь с Бальзаном стала ее тяготить.

Дело было за малым – средствами для старта. Бальзан отказал Коко в кредите. Лишних денег у него действительно не было – все уходило на лошадей и тренеров, но истинная причина была в другом. Этьен не верил в затею Габриэль. Зато в нее поверил недавно появившийся в их компании англичанин Артур Кейпел по прозвищу Бой.

Британец во всех спорах и стычках столь явно принимал сторону Габриэль, что сомнений в его чувствах к ней не осталось ни у окружающих, ни у нее самой. Но для Коко главным было не это – Бой, единственный из всех, относился к ней как к ровне, внимательно выслушивал и давал дельные советы. Он считал ее способной на что-то стоящее! Этьен был забыт мгновенно.

Кейпел кредитовал открытие шляпного ателье в Париже, потом следующего, уже по пошиву платьев, – в Довилле, а со временем помог основать настоящий дом моделей в Биаррице. Артур был богат, прекрасно образован и обладал несомненным деловым чутьем. Габриэль была оглушительно талантлива. Она угадала истинное лицо стремительно наступавшего XX века раньше, чем оно проявилось, и безжалостно отсекала все, что ей казалось лишним, в модном наследии XIX. Шляпки Коко были очищены от виноградных гроздьев и страусиных перьев, платья – от корсетов и оборочно-кружевного изобилия. Она делала ставку не на украшательство, а на безукоризненную линию кроя. И женщины стали чувствовать себя в ее моделях комфортно и… неотразимо. Габриэль дарила им неведомые доселе ощущения. Одежда перестала быть орудием пытки, платья будто любили своих обладательниц. А заказчицы, в свою очередь, полюбили Шанель.

Вместе Бой и Коко составляли идеальную пару… почти 10 лет. Все изменилось, когда до нее дошли обидные слухи: Кейпел ищет жену среди дам высшего английского света! Он захотел подняться ступенькой выше по социальной лестнице. Шанель знала, что он нередко ей изменял,
 но сквозь пальцы смотрела на его мимолетные интрижки: женская судьба…

Душой Бой принадлежал ей, а предательство тела можно было не замечать. Но женитьба не на ней означала предательство души. Они были не только любовниками, но и верными друзьями, что так редко совмещается. По сути, она считала себя женой Боя.


 

Габриэль вернула ему кредит. Она уже могла себе это позволить – к тому времени в ее (уже парижском!) модном доме работали 300 служащих, а платья продавались по неслыханным ценам в 3000 франков. Кейпела это уязвило: его Габриэль обрела независимость, она богата и знаменита и, наверное, больше не нуждается в нем. В 1918-м Артур Кейпел женился на леди Диане Листер. Много лет спустя Шанель призналась: «Он был моей единственной настоящей любовью». Доживи Бой до ее лет, сказал бы то же самое. Он вернулся к Коко очень скоро и жил на два дома весь свой недолгий брак. 22 декабря 1919 года Артур погиб в автомобильной катастрофе. Габриэль не проронила на людях ни слезинки, но несколько месяцев нигде, кроме работы, не показывалась. Только в марте она начала встречаться с друзьями.

Продолжение истории читайте в понедельник на сайте edinstvennaya.ua

Текст Марина Королева

ФОТО rexfeatures.com/fotodom