Рассказ онлайн о любви и счастливых случайностях

Рассказ онлайн о любви и счастливых случайностях "Мандаринкина мама": автор Елена Катрич

Если у тебя появилось свободное время, прочитай красивую историю онлайн Елены Катрич. В жизни всегда есть место случайностям и, конечно, любви...

Мы с Солнцем пили чай на моем балконе и жаловались друг другу на одиночество. Я угощала его шоколадными пирожными и медовой дыней, чтобы хоть немного отвлечь от грустных мыслей. Вокруг моего угощенья бесцеремонно порхали две белокрылые бабочки. Эта счастливая парочка только усугубляла и без того плохое настроение Солнца.

– Тебе хорошо. У тебя Дениска есть. Тебе хоть есть, кого обнять. А я… Я совсем одно на небосклоне. Помнишь ту красивую Звезду? Она меня никогда не замечала. У нее была любовь в другой галактике, и взор ее всегда был обращен в другие миры. Такая чужая была, такая далекая! – в который раз вспоминало Солнце историю своей любви к одной из самых ярких и пленительных звезд на небосводе.
– А Луна? Мне почему-то кажется, что она тебя очень любит, – пыталась я как-то перевести разговор в другое русло.
– Ой, мы с ней такие разные. Она холодная и всегда грустная, а во мне столько огня!
– Но может, она такая холодная оттого, что ее некому согреть? Луна почему-то всегда волновала своим призрачным светом любителей мистики и магии. А я никогда не находила в ней ничего зловещего. Я всегда видела на ее лице твое отражение. Она добрая! А помнишь то лунное затмение, когда она поняла, что ты любишь свою Звезду?

Случайное упоминание о Звезде снова ввергло Солнце в минорное настроение.
– Ладно, включи лучше «Две души». Мне уже пора. Когда Солнце чувствовало себя таким одиноким, как сегодня, оно всегда просило поставить музыку Глюка. Еще через несколько минут под волшебные звуки тихой мелодии, помахивая мне лучиками, Солнце медленно укатилось за горизонт. Сразу стало прохладно и почти мгновенно стемнело. Я собрала посуду и, тихонько прикрыв балконную дверь, зашла в комнату.

Не берусь утверждать, что есть абсолютное зло, но абсолютное добро, безусловно, есть. Вот же оно – абсолютное добро и абсолютное счастье – сладенько спит в детской кроватке, смешно подложив пухлую ладошку под розовую щечку.

Несколько часов назад мой сыночек прибежал ко мне на кухню и, рыдая, потребовал предъявить ему мандаринкину маму. Мандаринка в квартире оказалась одна, и я никак не могла его успокоить. Я пыталась найти выход, доставая из холодильника то яблочко, то банан, то консервированный помидор. Мой малыш чувствовал, что его пытаются обмануть, долго плакал и наконец заснул раньше обычного, с крепко прижатой к груди маленькой мандаринкой.

Пока я грелась в лучах вечернего Солнца и слушала его горестные воспоминания о несбыточной любви, я думала, что неспроста, видимо, у всех Денискиных игрушек были мамы. У паровозиков и пожарных автомобилей, у кораблей и самолетов. И даже дурацкий пластиковый гоблин, которого недавно принес нам соседский мальчик, каким-то непостижимым образом уже на следующий день обрел маму.

В это просто невозможно поверить, но после воссоединения в коробке для игрушек зверские лица этих двух чудовищ стали мягче и добрее. Медведи и собаки, зайцы и слоны сидели парами, тесно прижавшись друг к другу. Два вертолета, два самосвала, клоун-сыночек… и клоунесса-мама… Но почему у игрушек были только мамы? Папы-то где?

Мой бывший муж ушел от нас, когда Дениска только пытался произносить первые слова. Ушел, так и не дождавшись слова «папа». С тех пор прошло три года. Дениска, не умолкающий ни на секунду, так ни разу и не произнес этого слова, вопросов о папе не задавал и пап игрушкам покупать не просил…
Почему-то одинокой я себя почувствовала еще в первых и страстных объятиях бывшего мужа. Поэтому с его уходом почти ничего не изменилось – по вечерам, когда сынок засыпал, при сумрачном блеске луны одиночество меня отчаянно донимало. Но стоило утром Дениске открыть свои ясные голубые глазки, как мне становилось ужасно стыдно за эти беспомощные мечты о полноценной семье и простом женском счастье.

Какое может быть одиночество, когда рядом Дениска?! Но приходила ночь, и я вступала в пустоту своей спальни, как в черный квадрат, плакала и мечтала, мечтала и плакала. Моя подруга Машка – дилетант широкого профиля, испытавшая на себе все известные миру техники привлечения счастья в семью, вчера рекламировала новую методику, уже успешно ею проверенную:
– Ты не поверишь! Судьба просто исполняет любой твой каприз! – возбужденно кричала Машка, тараща глаза на ширину оправы. – Ну послушай же!
Вчера я вполуха слушала что-то о цифровой матрице, нумерологии, энергии и вибрации чисел, а сегодня в тишине ночи уже и жалела, что игнорировала советы любимой подружки. Надо признать, что удача преследовала Машку просто неустанно. Но все-таки один способ привлечения любви я случайно запомнила. Надо очень-очень захотеть вырваться именно сегодня из этого одуряющего одиночества и попросить об этом Мир, Вселенную, Высшие Силы. Потом надо закрыть глаза и наугад набрать номер телефона. И пожалуйста, вот оно – счастье, гарантированное Машкой и построенное на элементарном математическом расчете. Проделать все это надо в полнолуние. Именно сегодня луна сияла полным круглым диском, не оставляя мне выбора.

Я схватила телефонную трубку и крепко закрыла глаза. Может, попробовать кого-то «намечтать»? Вообще-то я люблю мужчин интеллигентных, умных и добрых. Но сегодня хотелось кого-то брутального. А лучше – брутального и интеллигентного одновременно. Такое бывает? Я еще крепче зажмурилась и стала подбирать слова, которые нужно было адресовать Высшим Силам. Господи, какая же я дура! А если я сейчас случайно попаду в квартиру, где спит ребенок, разбужу его? Какой позор!
– А если ты сейчас этого не сделаешь, ты этого уже не сделаешь никогда. Следуй, пожалуйста, инструкции, – ответили мне Высшие Силы и Вселенная, уже вышедшие со мной на связь.
– Ладно! Поехали! Только не подведите! – я уже доверила им свою судьбу. – Только одну цифру подсмотрю, можно? Тройка! В телефонном номере всенепременно должна быть тройка. Я очень хочу, чтобы нас стало трое!


 

Гудки…. Долгие протяжные гудки…
– Обсерватория, – вдруг услышала я в трубке усталый мужской голос и совершенно растерялась. Вот спасибо вам, Высшие Силы! Удружили. Я так и знала, что из этого ничего не получится. Сторож, небось, при обсерватории. Так и вижу: доел котлетки, заботливо приготовленные женой, тщательно помыл все судочки, чай с сухариком собрался выпить. А тут я нарисовалась со своими глупостями. Ой, ду-ура! Но выходить из ситуации как-то надо.
– Доброй ночи. Простите, пожалуйста. Я ошиблась номером. Извините.
Высшие Силы категорически не позволяли положить трубку, а Вселенная была просто возмущена такие недоверием с моей стороны.
– А вы э-э… секьюрити?
– Если вам так будет угодно. Я действительно иногда дежурю по ночам. А вообще я астроном. Знаете, долгими ночами, вглядываясь в Бесконечность, я не чувствую себя здесь таким одиноким. Ведь пустота Космоса – иллюзия. Вселенная разумна, прекрасна и полна любви. «Моя» Вселенная от этих слов зарделась и гордо на меня глянула: получи!
Я подошла к окну и с замиранием сердца посмотрела на небо. Оно дышало и искрилось, роняя звезды. А посреди всего этого великолепия тосковала Луна, заливая все вокруг ровным и нежным светом.
– Тогда вы, должно быть, знаете, почему Луна такая грустная?– осмелилась спросить я.
– Знаю. Только если я отвечу на этот вопрос, вы примете меня за сумасшедшего. И будете не первой, кто меня таковым считает, – ответил мой ночной собеседник.
– А вам не кажется, что и сам вопрос с некоторой «сумасшедшинкой»? И потом, я все равно не сплю. В любом случае, я вас очень внимательно слушаю.
Шорох в трубке. Покашливание. Вздох. Щелчок зажигалки. Вздох.
– Я много времени провел в обсерватории. Дома… дома меня никто не ждет… У меня было достаточно времени для раздумий…

Пауза. Вздох. Тишина… И – прорвало шлюзы!!
– Вглядываясь в глубины Космоса и изучая карты звездного неба, я понял, что приблизился к пониманию Великого Закона Вселенной. Я понял, почему рождаются сверхновые звезды и гибнут целые галактики. Любое небесное тело есть фокус средоточия не только материи, но
 и энергии! Так вот! Энергия, свет аур, излучаемый всеми космическими телами, и есть Любовь! Вы ведь стоите у окна и смотрите на небо, правда? СмотрИте! Свет исходит только от влюбленных небесных тел. Там же, где между космическими телами нет любви, там – мрак и вакуум, подобный первозданной материи. Там одиночество! Одиночество – вещь не просто тягостная, но и опасная. Оно может ввергнуть наш мир в хаос и может нести разрушение для нашей Земли. Ведь рядом страдают от безответной любви два самых близких к нам небесных тела. А звезды… звезды от одиночества просто сгорают и гибнут.
Он помолчал и глубоко вздохнул.
– Рассказать вам, как погибла Звезда, в которую было влюблено наше Солнце? Не в силах вынести его любви, она сгорела, сорвавшись с небосвода. На прощание она исполнила самое заветное желание одной бесконечно одинокой женщины, которая каждую ночь, зимой и летом, просила Небо о любви…
Я отшатнулась от окна и застыла. Больше никогда, больше никогда не буду смотреть на звездопад. Больше никогда не буду загадывать желания! Никогда!
– Но смысл моего открытия в другом, – продолжал астроном. – Все в нашей бесконечной Вселенной связано между собой одним общим замыслом. От большой любви между небесными телами рождаются планеты и звезды. Это дети влюбленных светил. Дети – это и есть смысл всего сущего, это и есть та святая целесообразность, это и есть Великий Замысел. В Космосе все точно так же, как у людей…

Вздох.
– Как у людей…. Теперь вы окончательно уверились в том, что беседуете с сумасшедшим.
Тишина. И только в трубке – стук сердца. Разве такое может быть? Да! Я уверена, что слышу стук его сердца.
– Да нет же, дорогой мой астроном! Это я считала себя сумасшедшей, когда устраивала чаепития с Солнцем, когда жалела Луну, страдающую от неразделенной любви. Только не кладите, пожалуйста, трубку, прошу вас! – почти кричала я. – Мы с вами завтра обязательно должны встретиться! – Я глянула на часы. – Нет, уже сегодня! «Сейчас!» – пронеслось в голове. Встретились мы рано утром в полупустом кафе недалеко от моего дома. Я пришла с Дениской, и почему-то это меня совершенно не смущало.

Мой астроном оказался совсем еще молодым человеком приятной наружности: умные светлые глаза, трехдневная небритость. Или просто три последние ночи он провел в обсерватории? Я была рада, что в кафе было мало посетителей – никто не обращал внимания на двух сумасшедших, которые бурно обсуждали план спасения всего мира от одиночества. Ах, если бы кто-то знал, с каким скепсисом я отношусь к фильмам, в которых какой-нибудь супергерой спасает человечество от гибели! Но сегодня я была свято убеждена, что мы говорим о необыкновенно важных и серьезных вещах, и верила, что у нас все получится. Но самое главное, сейчас я совершенно точно знала, что как минимум два существа во Вселенной от одиночества уже спасены.

Дениску я таким прежде никогда не видела. Он не сводил восторженных глаз с моего нового знакомого и завороженно слушал наш разговор. С удивлением он смотрел, как на мамином лице, сияющем от радости, отражается свет, исходящий от этого дяди с удивительно добрым взглядом. Прошел год. Поднимать глаза к небу теперь было особенно радостно. Ночи стали необыкновенно ясными, а Луна приобрела какой-то розово-золотистый оттенок и выглядела очень нарядно в своих новых жемчужных бусах. Особо старательно она теперь освещала дорогу влюбленным, а когда заглядывала в окна, где спали малыши, взгляд ее становился необычайно нежным и ласковым. Она бережно укрывала их своим чистым светом, как пуховым одеялом, и гладила по головкам.
– Теперь нас тоже трое – я, Солнце и наша маленькая Земля, – шептала она тихо-тихо.

Солнце все время блаженно и счастливо улыбалось. С некоторых пор оно стало просто до смешного похоже на Солнышко с рисунка моего Дениски – растрепанные в беспорядке лучики и улыбка от уха до уха. Я пекла клубничный торт со сливками к годовщине нашего знакомства с самым добрым ученым на свете. В соседней комнате, этом маленьком уютном царстве игрушек, мой любимый астроном укладывал Дениску спать. Он рассказывал ему удивительно добрые сказки о далеких галактиках и прекрасных мирах, где все дети счастливы и любимы, где у каждого ребенка есть мама и папа, где никто и никогда не бывает одинок. Наконец я поставила на стол торт, пахнущий ванилином и клубникой, зажгла свечи, достала из холодильника бутылку шампанского.

Потом подошла к двери и осторожно заглянула в детскую комнату. Как по мановению волшебной палочки, слезы в два ручья полились по щекам – слезы любви, радости и благодарности. Дениска, разметавшись по всей кровати, счастливо улыбался во сне, а мой добрый сказочник астроном крепко спал на самом краешке, свернувшись калачиком. А между ними, тесно прижавшись друг к другу, лежали три маленькие ярко-оранжевые мандаринки…

Елена Катрич

рассказ онлайн,женский рассказ,рассказ о любви

рисунки художника Михаила Александрова