Рассказ онлайн -

Рассказ онлайн - "Дочь моего любимого": автор Вероника Кирилюк

Как реагирует ребенок на появление новой подруги у папы? Спокойно или начинает устраивать козни? Судя из рассказа Вероники Кирилюк "Дочь моего любимого", по-разному... Анфиса не из тех детей, кто легко примет создавшуюся ситуацию. Поэтому Марина даже не представляет, что ее ждет.

Марина протирала посуду и нервно поглядывала в окно. С минуты на минуту Тимур должен был привезти Анфису. Но пробки, особенно на выезде из города, давали о себе знать: время подходило к обеду, а машины все не было. Марина в который раз посмотрела в окно, потом глянула на себя в зеркало. Смахнула челку со лба и снова закрутилась на кухне небольшого дачного домика.

Анфиса была дочерью Тимура от первого брака. Любимый хотел познакомить девчонок друг с другом. Одной было немножко за тридцать, другой немножко за шесть. Но Марина нервничала почти так же, как перед вступительными экзаменами в институт. Сейчас она походила на натянутую струну. Малейшее движение, и … внезапный звонок заставил Марину подскочить на месте. От неожиданности из рук выскользнула тарелка и разбилась на мелкие осколки. Марина побледнела и тут же затараторила: «К счастью, к счастью, к счастью».

Звонок повторился.
– Да! – почти крикнула она в трубку.
– Еще не приехали? – сразу поняла ее подруга Надя.
– Нет, – вздохнула Марина. – Тарелку разбила.
– На счастье! – тут же подбодрила Надя.
– Угу, – ответила женщина.
– Боишься?
– Не то слово, – произнесла Марина. – Вдруг я ей не понравлюсь.
– Понравишься! – не замедлила ответить Надя. – Ты красивая, умная, хозяйственная, чистюля…
– Надя, – перебила ее Марина, – сюда едет дочь моего любимого, а не его мама.
– Да, что-то я тоже нервничаю, – ответила подруга.
– А ты-то чего? – усмехнулась Марина.
– Ну как же? – удивилась Надя. – Ты же детей отродясь в руках не держала. А о чем с ними говорить, и подавно не знаешь. У них сейчас игры другие, куклы целыми семействами выпускаются. Про мультфильмы я вообще молчу. У нас же как было? «Простоквашино» и Кот Леопольд со своими мышами. А у них какие-то гоблины и треугольные бобры.

Женщина вздохнула. Подруга была права: Марина боялась появления ребенка.
Автомобильный сигнал заставил подскочить повторно.
– Приехали! – прошептала Марина.
– Держись, если что, звони мне! – успокоила Надя.
Марина еще раз взглянула на свое бледное перепуганное лицо в зеркале и вышла из дома.

Тимур уже заехал во двор и теперь выгружал сумки. В машине открылась дверь, и из нее показалась девочка. Она потянула за собой куклу и повернулась лицом к Марине. Та, как по команде, натянула улыбку от уха до уха. Девочка взглянула на молодую женщину, которая истуканом стояла на пороге, не спуская с нее глаз. Анфиса взяла под мышку куклу и подошла поближе.

– Здравствуйте! – сказала она.
– Д-доброе утро, то есть день! – ответила Марина.
– Как тебя зовут?
– Марина.
– А я Анфиса.
– Очень приятно.
– А мне не очень, – ответила девочка, продолжая смотреть на нее в упор.
– Анфиса! – упрекнул ее отец. – Как тебя учили разговаривать со старшими? На «вы» и без обидных выражений.
– Даже если она мне не нравится? – спросила Анфиса.


Тимур подошел к девочке и сел перед ней на корточках.
– Почему ты злишься?
– Просто так, – ответила Анфиса и вошла в дом.
Тимур посмотрел на Марину.
– Ты извини ее, Анфиса поначалу всегда как ежик. Потом отходит.
Марина пожала плечами.
– Что ж, придется подождать.
Тимур взглянул на часы.
– Так, малыш, мне надо встретить партнера из аэропорта. Это недолго.

Марина стала меняться на глазах.
– Ты уезжаешь?!
– Я мигом, – ответил Тимур и поспешил к машине. – Час туда, час обратно. Обещаю, что к вечеру вернусь.
– Как?! – Марина растерянно посмотрела в сторону дома. – А я? Но… как же… Тимур!
Машина тронулась с места и исчезла.
Очень хорошо: она осталась на даче родителей Тимура наедине с его маленькой дочерью.

– Алло!
– Марина?
– Ну а кто? – женщина сидела в палисаднике и издалека наблюдала за домом.
– Привезли? – спросила Надя.
– Да. Маленький монстр. Уже успела мне нагрубить.
– Ревнует, – предположила Надя.
– К кому? Родители расстались, когда ей и года не было. У первой жены Тимура уже второй брак. Недавно родился мальчик. В семье все прекрасно. Она с Тимуром поддерживает хорошие отношения.
– Может быть, девочке не хватает внимания? Ты будь с ней поласковее. Поиграйте вместе.
Марина опять вздохнула и посмотрела в сторону дома.
– Я попробую, – ответила она и вышла из «засады».

Уже через полчаса стало ясно, что Марина совершенно не ориентируется в мире современных детей. Она не смогла подхватить песенку группы «Ранетки», не смотрела «Кадетов» и не знала, кто такой Рубеус Хагрид.
– Да-а, как будто в лесу живешь, – заключила Анфиса и пошла на кухню. Уже через минуту послышался ее голос. – Ребенок в доме, а в холодильнике ничегошеньки нет!
– Так все на плите, – поспешила женщина. – Горячее, свежее, – она тут же накинула фартук и открыла крышку. Голубцы «пыхтели» и издавали непередаваемый аромат.
Анфиса без лишних слов пошла мыть руки.
За окном надвигались тучи одна чернее другой. На горизонте раскалывалось небо, сверкали молнии. Марина и Анфиса сидели за столом и молча ели. Обстановка была под стать погоде.
– Надо же, не знает, кто такой Рубеус Хагрид, – усмехнулась Анфиса, нарушив молчание. – Ты вообще смотрела Гарри Поттера?
Марина подняла голову и взглянула на ребенка. Пальцы непроизвольно начали стучать по столу.

В этот момент зазвонил телефон.
– Как вы там? – это был Тимур.
– Ты некрасиво поступил, – выйдя в другую комнату, сказала Марина.
– Малыш…
– Когда ты приедешь? – перебила его женщина.
– Что там у вас уже стряслось?
– Ничего, – устало ответила Марина, словно сдулась, как воздушный шарик. Был ли смысл ругаться с любимым из-за его дочери? – Скажи, а кто такой Рубеус Хагрид?
– Кто? А-а-а, это такой высокий дядька с черной лохматой бородой. Хранитель ключей, по-моему, – тут же ответил мужчина.
– Ну вот, даже ты знаешь, – вздохнула Марина.
– Дай-ка Анфисе трубочку, – понял Тимур.
– Анфиса! Папа звонит.

Марина передала трубку ребенку и снова села за стол. Положила в рот половинку голубца и почувствовала давно забытый аромат специй. Замерла с вилкой в руке. Но Марина не могла ошибиться и положить в блюдо перец, на который у нее аллергия. Нет, наверно, показалось.
Из комнаты послышался голос Анфисы.
– Все нормально, папочка. А я видела, как твоя Марина целовалась в метро с другим мужчиной.
Марина подавилась голубцом и закашлялась.
– Я не могла перепутать. Это точно была она, – громко отвечала на возражения отца девочка. – Хорошо. Не буду. Пока. И купи мне мороженое, а то тут нечего есть.

Девочка вернулась и села за стол.
– Почему ты обманула папу?
Анфиса посмотрела на Марину.
– Я тебя видела с другим мужчиной
– У меня машина. Я давно не езжу в метро.
– Значит, я обозналась, – спокойно ответила Анфиса.
– А голубцы?
– Что – голубцы?
– Ты сказала, что тебе нечего есть.

Анфиса положила вилку и вышла из-за стола.
– Они невкусные, – сказала она. – Слишком много перца. А соль я вообще не нашла.
От этих слов Марина словно впала в ступор. Но в следующее же мгновение кинулась к плите. Верх голубцов в кастрюле был покрыт толстым слоем черного перца. Женщина обернулась к столу. Голубцы в ее тарелке, получается, тоже. Она ведь чувствовала привкус, которого сторонилась еще с детства. Анфиса? Когда она успела? Решила насолить? Вернее, поперчить? Марина подбежала к своей тарелке, отодвинула капустный лист и увидела старательно посыпанные на мясо специи.

Самое ужасно было то, что у Марины не было с собой ингалятора. Да и зачем, если она уже давно не ела острую пищу и не использовала перец в приготовлении еды.
Может, все еще обойдется? Но руки мгновенно стали покрываться сыпью, а лицо начало постепенно опухать.

Женщина схватила телефон, радиус сигнала отсутствовал. Скорее всего, из-за непогоды. Ничего страшного, до ближайшей больницы минут двадцать езды.
«Так, теперь главное – не напугать ребенка», – подумала Марина.
– Анфиса, нам с тобой сейчас надо поехать в районный центр, – стараясь быть спокойной, произнесла она, чувствуя, что каждая минута на счету.
– Я никуда с тобой не поеду, – ответила девочка, даже не поднимая головы от кукол.
– Почему?
– Ты мне не нравишься. Не умеешь играться с детьми, не смотришь фильм «Счастливы вместе» и не знаешь детских песен.

Марина почувствовала, как закладывает горло.
– У папы поломалась машина, и он попросил нас заехать за ним, – соврала Марина.
Девочка подняла голову и посмотрела на нее.
– Что с тобой?! – удивленно произнесла Анфиса.
– Ничего, наверно, простудилась.
– Вот, я же говорила. А моя мама не такая.
– Хорошо, хорошо, – быстро открыв машину, ответила Марина. – Никто и не спорит, что она у тебя самая лучшая. Давай, садись.

Дождевики не справлялись со стеной дождя, который обрушился на небольшой дачный городок. «Хоть бы доехать», – подумала Марина, выезжая на трассу.
– А если я вдруг простужусь? – послышалось с заднего сиденья. – И заболею! А? Ты меня слышишь?
Марина старалась не отвлекаться от дороги, поэтому не отвечала ребенку. Анфиса заплакала.
– Куда ты меня везешь? Я хочу к папе!
– Мы скоро приедем, потерпи, – стараясь оставаться спокойной, ответила Марина.

Внезапно пошел град. Он бил мелкими льдинками-камешками по обшивке машины. Анфиса ревела в голос, дождевики еле успевали отмахнуть поток дождя, как тут же накатывал следующий.
«Главное, доехать, – повторяла Марина. – И дернул же меня черт поехать за тридевять земель, чтобы познакомиться с этим маленьким монстром?» Голова и без того раскалывалась от боли, а крик ребенка словно добавлял дополнительные децибелы.
– Ненавижу тебя! – выкрикнула Анфиса, вытирая слезы. – Ты плохая! Ужасная!
– И я тебя ненавижу, – ответила Марина, резко заворачивая во двор больницы. – Вылезай, приехали!

Медсестры пытались остановить женщину, которая, несмотря на их усилия, все-таки влетела в кабинет дежурного врача.
– Помогите… – почти шепотом произнесла она и вытолкала медсестру вместе с Анфисой за дверь. – Присмотрите за ребенком!
Врач удивленно посмотрел на женщину, которая закрыла двери и тут же рухнула на пол.

Анфиса сидела на краешке стула, поджав коленки. Ей было страшно. Единственным человеком, которого она тут знала, была Марина. Когда в очередной раз отворилась дверь, цепкий взгляд ребенка выхватил бледное лицо женщины. Девочка тяжело вздохнула и притянула к себе куклу. «Неужели это все из-за меня? – подумала Анфиса. – Я же пошутила».

Дождь почти перестал. За стеклом опускался вечер. Медсестра усадила Анфису рядом с собой и предложила ей чаю с печеньем, но та отказалась. Снова вернулась на свое место и украдкой смотрела в дверную щелочку. Марина не двигалась.
– Тетя, – Анфиса подошла к медсестре.
Та взглянула на ребенка.
– А можно я туда зайду? – Анфиса показала пальчиком на дверь.
– Зайди, но только тихо, – разрешила женщина.

Анфиса открыла дверь и проскользнула внутрь. Она осторожно прошла к кушетке и взглянула на Марину. Та лежала с закрытыми глазами. Анфиса тихонько села на краешек кровати. Марина не шелохнулась. Тогда девочка вздохнула как можно громче. Маринины веки вздрогнули, и она открыла глаза. Увидев перепуганное лицо ребенка, женщина попыталась улыбнуться.

– Привет, злюка! Я немножко полежу, и потом мы поедем обратно домой, хорошо?
Анфиса кивнула головой. Марина нащупала ее ладошку и сжала. В ответ девочка крепче схватилась за руку женщины.
– Еще пять минуточек, и полный порядок, – сказала Марина и закрыла глаза. Анфиса пододвинулась к ней и умостилась рядом.

Через несколько минут женщина услышала сопение и улыбнулась: Анфиса уснула, прижав к себе руку Марины. Женщина чувствовала горячее дыхание и хрупкое маленькое тельце ребенка. Такое соседство успокаивало. Марина вздохнула и обняла Анфису второй рукой.

Домой возвращались поздно. Подъехав к даче, Марина вытащила спящего ребенка и занесла его в дом. Укрыла Анфису пледом. Не раздеваясь, упала рядом на кровать и тут же уснула.

Солнечные лучи как будто крались, медленно и осторожно заползая в дом. Анфиса, утонувшая в фартуке, стояла на стульчике возле плиты. Со двора послышался какой-то шум. Девочка выглянула в окно и увидела машину отца. Тимур зашел в дом и заглянул на кухню.

– Привет, красавица! Как жизнь молодая? – поцеловал он дочурку.
– Прекрасно, – ответила Анфиса, старательно вылавливая ложкой перец из кастрюли. – Ты где пропал?
– Погода нелетная. Рейс дяди Славы отложили на несколько часов. Пришлось подождать. Потом пока отвез его домой. Ночью опять зарядил дождь. А вы как? Подружились? – шепотом спросил он у девочки.
– Ага, – ответила она.
– И как тебе Марина?
– Хорошая, – ответила девочка. – Только ее беречь надо. Она у тебя какая-то слабенькая.
Тимур удивленно посмотрел на ребенка. А девочка вытерла руки и посмотрела на отца:
– Голубцы будешь? С перцем.

Вероника Кирилюк

журнал "Единственная", 4, 2011

рассказ онлайн