Не спеши  становиться дауншифтером

Не спеши становиться дауншифтером

История одной из наших читательниц - яркий пример того, что торопиться с увольнением не стоит! Почему? Марина на собственном опыте убедилась - можно потерять очень многое. Психолог Наталья Царенко объяснила истинные мотивы поведения героини истории и помогла разобраться, когда не надо делать слишком поспешных выводов.

Прошло около семи лет с того времени, как меня посетила «гениальная» мысль: «А не свалить ли куда-нибудь подальше от этой суеты? Начать заниматься восточными практиками, углубиться в психологию, познать себя…» В 2006 году у меня было все, о чем мечтают современные девушки.

Карьера так стремительно пошла в гору, что надо было только успевать «снимать сливки». Я не терялась: купила квартиру, оформила машину, бралась за проекты и не вылезала из заграничных командировок. Пахала, конечно, будь здоров! Не каждый мужик потянул бы тот объем работы, что я выполняла.

О дауншифтерах я узнала в Москве, когда партнер по бизнесу собрал вещи, вышел из офиса и больше не вернулся. Через пару месяцев он появился на связи: «Маруся, приезжай, не пожалеешь». Но я экстрима не терплю, поэтому две недели в доме Леши, который он снимал в одной из жарких стран, не перевернули моего сознания. Я не кинулась писать заявление об увольнении и переезжать куда-нибудь в Таиланд или на Гоа.

Но после этой поездки я впервые подумала: «Стоп, а ради чего я выслуживаюсь? Чтобы купить квартиру побольше и получить очередную должность? А оно мне надо – такое счастье?» Поэтому я поддалась общей тенденции – задалась вопросом, в чем смысл моего существования. Почему я не могу плюнуть на все и заниматься тем, что мне нравилось? А именно – писать программы.

Еще с полгода я помаялась, а потом оставила работу и ушла в свободное плавание. Расписала цели на год, взяла компьютер, кое-какие вещи и полетела к Леше. Первые три месяца я еще держалась. Что-то писала, кому-то отправляла свои проекты. Но дауншифтеры из нас с Лешей все равно не вышли. Он первым улетел обратно в Москву. Вовремя понял, что перегнул палку, решив пофилософствовать, не имея финансового тыла. А вот я зависла. Хорошенько так, со всеми вытекающими последствиями. Меня накрыла депрессия.

Размеренный образ жизни после гонки оказался слишком внезапным. Это как на большой скорости войти в поворот. Что получится? Вылетаешь! Хорошо, если без последствий. А у меня все – по полной программе: депресняк, обжорство, жалость к себе несчастной, интернет-зависимость. Удивительно, как я еще не спилась.

Два года в полной заднице! За это время стерлись контакты, потерялись связи, разругались акционеры, закрылась компания. Друзья поднялись в гору и перестали со мной, лузером, общаться. А что с меня возьмешь? О счастье, как говорил Ремарк, можно говорить в течение пяти минут, о несчастье – часами. Кто захочет тратить время на нытье?

И нет чтобы взять себя в руки, начать все сначала. Куда там… Лень стала моей второй натурой. Лежать и философствовать-то легче. Давно поняла, что не дауншифтерство это было, а дань моде: а вдруг не успею стать гением?

Выбрав другой путь (ради себя и своих интересов – как это гордо звучало вначале), я в результате оказалась ни с чем. И если бы не знакомые, которые еще помнили мои заслуги и предложили хорошую должность, несмотря на простой в работе, то сидеть бы мне в глуши и лечиться алкоголем от депрессии еще долгие годы.

Сейчас мне о дауншифтерстве лучше не напоминать. Я за те годы ничего, кроме проблем, лишних двадцати килограммов и потери социального статуса не приобрела. А посидеть на побережье Тихого океана и почитать книги по эзотерике я могу и в отпуске.

В нашей стране дауншифтерство – не философия, а блажь. И среднему классу соваться в эти дебри вообще не рекомендую. Иначе потеряете свои честно заработанные три копейки.

Комментарий психолога Натальи Царенко:

Ошибка Марины в том, что она попыталась примерить чужую шкуру, а та оказалась тесной и неудобной, причем не только ей самой, но и автору идеи. Сама идея изменить формат жизни принадлежала не ей, а когда мысль не твоя, постарайся понаблюдать за ее автором: его судьба – лучшая проверка идеи на жизнеспособность. Марина поспешила, не дала ситуации развиться. Финал истории можно считать более чем удачным – обычно герои не находят в себе сил подняться заново.

Но на будущее это должно послужить ей уроком: не следует слепо кого-то копировать, всегда должна быть своя голова на плечах. Ей было комфортно в той жизни, из которой она ушла, это было «ее», а сомнения – ну так они у всех бывают. И чтобы их развеять, нужно не увольняться, а уходить в отпуск – тут Марина права.