Записки путешественницы: как найти любовь в Нью-Йорке

Записки путешественницы: как найти любовь в Нью-Йорке

Специально к сезону путешествий мы презентуем новую рубрику – Записки путешественницы. Путешественница и писательница Ирина Симон будет делиться с читателями портала edinstvennaya.ua своими впечатления и эмоциями. Мы узнаем много нового не только о странах, но и о людях, живущих там, из первых уст. Первый рассказ Ирины – о любви мечтательной и нереальной.

Час дороги. Осень. Нью-Йорк

Как же томительно ехать целый час в Манхеттен. Поначалу я развлекала себя музыкой, позже книгами, но теперь насытилась и тем и другим – и просто пытаюсь пережить этот мучительный отрезок времени. Но сегодня был необычный час. Я радовалась за радость другого.

Рядом со мной присел мужчина с альбомом для рисования в руках. Напротив нас сидела русская женщина пенсионного возраста. Тут я увидела руку художника, начавшего рисовать эту русскую эмигрантку. Она же искренне не замечала этого. Остановка метро.

Заходит черная раскованная американка. Портрет почти завершен. Американка садиться с другой стороны художника и начинает восхищаться его рисунком. Женщина-муза осознает, что происходит, и загорается счастьем c заметной долей неподдельного смущения.

Ее глаза, еще 10 минут назад олицетворявшие грусть и усталость, вдруг воспылали счастьем, которое невозможно было утаить. Похоже, это стало самой большой радостью за последние годы ее жизни. Радость быть женщиной, вдохновлять мужчину.

ЧИТАЙ ТАКЖЕ: Рассказ о любви, измене и женской дружбе: Настоящая

Сияя восторгом, но робея от неловкости, она не могла все же взглянуть на свой портрет. Русские эмигранты не столь раскрепощены, как американцы. Это одно из основных внешних отличий между американцами и русскими американцами. Я тоже ощущаю закомплексованность в некотором смысле, проживая тут.

Но вернемся к художнику. Он закончил свой портрет и показал ей, она в прямом смысле ахнула от восхищения. Автор вышел, унес произведение с собой. Поезд проехал три станции, а муза все еще сидела с замершей улыбкой. На четвертой станции она судорожно достала зеркало и взглянула на себя, подкорректировав немного осыпавшуюся тушь под глазами.

Час дороги. Осень. Нью-Йорк

Сегодня в вагоне все того же направления Бруклин-Манхэттен, я услышала голос популярного машиниста. Он популярен тем, что объявляет все станции вживую и делает это таким образом, как будто объявляет новый бой на боксерском ринге. Хотя интересен этот момент только первые 10 минут.

Потом напрягает. Сегодня я размышляла над тем, что моим любимым городом является Нью-Йорк, а любимой страной все-таки Италия. В Италии меня восхищает все: доброжелательность и чувство вкуса ее жителей, архитектура, природа, кухня, музыка. К тому же я всегда хотела носить итальянскую фамилию, и быть, например, Иреной Медичи…

На первых курсах университета я активно изучала итальянский язык, в глубине души я всегда хотела встретить харизматичного брюнета-итальянца и жить с ним на улочках любимой Флоренции, где мы вместе будем пить вкусный итальянский кофе по утрам и ароматный кьянти по вечерам.

Но муж с итальянской фамилией достался моей сестре, хотя его фамилию она себе не взяла, не являясь фанаткой Италии. Таким образом, сестра лишила меня повода для белой зависти.

ЧИТАЙ ТАКЖЕ: Рассказ нашего редактора: Вишневый пирог

Стимул для всех моих воспоминай про Италию дал мне сидящий напротив итальянец, к тому же брюнет, читающий новости итальянской газеты. Он почувствовал мой взгляд и улыбнулся. Я больше не смотрела в его сторону. Флирт в метро дозволен лишь до и после определенного возраста.

Но когда тебе 25, то лучше распрощаться с идеей поисков приличного парня в вагонах метро. Поэтому я поменяла ход своих мыслей, и этот ход набрал очень стремительный ритм, в силу ритма я крутила на пальце кольцо.

И тут внезапно это кольцо отскакивает и приземляется прямо на кроссовок этого итальянца. Я подхожу к нему, а он уже держит мое кольцо в своих ладонях. Я ужасно смутилась. Но он, ни капли не колеблясь, берет мою руку и надевает кольцо. Это привело меня в полное недоумение и окрасило мои щеки в цвет, скажем, соуса для пасты. Я вернулась на свое место, но он уже не сводил с меня глаз.

ЧИТАЙ ТАКЖЕ: Рассказ нашего редактора: Кафе Lа Palette

Периодически я посматривала на него, чтобы поддержать интригу. Через несколько станций зашел очевидный мексиканец, держа в руках огромное количество сладкой ваты. Это было настоящее сладкое дерево, которое полностью закрыло мне мою зону флирта с итальянцем.

Я дышала сладким воздухом, под слова мексиканца «пердоне». Станция 14 стрит. Юнион сквер. Мой поклонник встает, подходит ко мне и говорит Чао. И выходит. Я выхожу на 34 стрит. Херальд-Сквер. Немного в мечтах. Но кто-то из миллионной толпы спрашивает меня, как пройти на Таймс-сквер. Я в ритме большого города. Нью-Йорк, это не Флоренция...

2010

Автор Irina Simon

ФОТО: wikimedia.org