Рассказ онлайн Армянская шелковица: автор Вероника Кирилюк

Рассказ онлайн Армянская шелковица: автор Вероника Кирилюк

Украсть невесту, привезти в дом у озера, забыть о суете и остаться вдвоем... Рассказ Вероники Кирилюк о любви, нежности и... неожиданной поездке.

Я сегодня во сне снова видела горы. Открыла глаза и долго лежала в постели. За окном утро: застывшим желтоватым пятном виднелось из-за крыши соседнего дома огромное солнце. Пятый этаж. Как называют эти панельные дома? «Скворечники». Смотришь вдаль, и до самого горизонта – степь.
Как можно жить без гор?
– Амалия, опоздаешь на работу! – крикнула жена брата, проходя мимо спальни.
Знаю, поэтому, поеживаясь от утреннего холода, надеваю халат и иду в душ. Струи воды бьют в лицо, а я, запрокинув голову, закрываю глаза: как же я соскучилась по родным местам!

На работе черный кофе с молоком словно добавил резкости. Я открыла ежедневник и включилась в настоящую жизнь, когда брат отдавал последние распоряжения по работе. У него своя строительная фирма. Маленькая, на восемь человек. Ваграм дал работу приехавшему из Дилижана племяннику, дочери бывшего сокурсника, которая осталась одна с двумя маленькими детьми, близким друзьям и мне. Собрал вокруг себя небольшую Армению... И на праздниках, когда приезжали родные, он доставал коньяк, и мы пели наши песни под музыку гор. Опять горы…
– Я надеюсь, что мы когда-нибудь вернемся на родину, – ответил мне водитель, когда я рассказала про сон, – но не сейчас. Может, нашим детям повезет больше?
– Замуж нашей Амалии пора, – перебив его, улыбнулась секретарь Лиана, – надо спросить у Тиграна, когда готовиться к свадьбе? – подмигнула она мне.
Я вспыхнула и отвернулась. Весной прошлого года в нашем офисе появился молодой человек. Вошел с улицы после дождя, мокрый, белозубый, глаза желудевого цвета, волосы – черные, как смоль. Посмотрел на меня и улыбнулся. А я, вместо того чтобы предложить чаю, смутилась, схватила папку с бумагами и исчезла в бухгалтерии. Стояла там с его накладными, слушала, что говорила бухгалтер, но ничего не понимала. Прочитала лишь имя незнакомца, когда Наира расписалась в документах и отдала мне их обратно. За это время Лиана успела напоить гостя своим фирменным кофе, расспросить, откуда он и где раньше в Армении жил, между делом уточнила, есть ли у него девушка. И когда я вернулась обратно, они уже общались как старые знакомые.

– Мне сегодня снова приснились горы, – вздохнула я, когда губы Тиграна прикоснулись к моему виску. Мы сидели на качелях в городском парке. Кроны огромных старых лип потрескивали от каждого дуновения ветра, словно в костер подбрасывали сухие ветки. – Когда я последний раз видела Арарат? Перед самым отъездом из Еревана. Больше пятнадцати лет назад.
Тигран молчал. Я знала, что он прекрасно меня понимает: мы жили в разных местах, но в одной маленькой стране. Далеко-далеко отсюда.
– А помнишь, как было красиво, когда зацветала шелковица? – я подняла глаза и посмотрела на Тиграна.
Он улыбнулся и прижал мою голову к своей груди.
– Надо научиться жить здесь.
– Не могу, – выдохнула я, словно сто раз проговаривала эту фразу про себя.

Лиана загадочно улыбалась, когда я вошла в офис. Брат уехал в командировку, бухгалтер в момент сдачи отчетов никого не хотела видеть, поэтому я прошла к своему столу и застыла на месте. Продолговатый бело-синий билет Украинских авиалиний лежал поверх клавиатуры.
– Это мне? – как в старом добром мультфильме, спросила я.
– Тебе, тебе, – ответила Лиана, с удовольствием наблюдая за моей реакцией.
Я открыла конверт и прочитала название города. Закрыла и опустилась в кресло.
– Только никому не говори, что ты улетаешь, – шепнула мне Лиана.
– Пока брата не будет, можно притвориться, что ты заболела.
– Даже Наире? – вспомнила я о жене брата.
– Что мы, женщины, не разберемся? – развела руками Лиана.
Дело в том, что мой брат Ваграм с самого начала был против наших отношений с Тиграном.
– Она еще совсем ребенок! – возмущался он, когда жена в который раз заводила разговор о свадьбе.
– Ты ее до старости решил держать в доме? – сердилась Наира. – Вспомни себя, любимый! Даже не спросил родителей! Украл после второй лекции в институте!
Они оба при этом замолкали, Наира смущенно краснела, тут же принималась закручивать черные густые волосы в толстый узел, дабы занять руки, а Ваграм, подойдя к ней, ловил их и крепко прижимал к груди ее тонкие красивые пальцы.
– Боюсь я отдавать нашу Амалию замуж. Когда она перед глазами, мне намного спокойнее.
Наира тут же вырывала руки, и все начиналось сначала.
Жена брата постоянно меня выручала, поэтому не рассказать ей было невозможно.
Я положила перед собой билет и долго не отрывала от него взгляда.
– Тигран? – догадалась Наира об авторе подарка.
– Кто же еще? – смущенно улыбнулась я.

Колесики чемодана гулко постукивали по плитке пола в аэропорту. Я уже с десяток раз вытаскивала билет, чтобы еще раз посмотреть на время: не опоздала ли, не пропустила?
Тигран стоял в огромном просторном зале аэропорта, с кем-то весело разговаривал и не сразу заметил меня. А когда повернул голову и наши взгляды встретились, я почувствовала, что запомню это мгновение на всю жизнь. Как одно из многих, которыми щедро одаривал меня любимый, когда я видела по его глазам, как много для него значу.
– Спасибо, – шепнула я и прижалась к его груди.
Он провел рукой по волосам, и в этот момент послышался хорошо поставленный голос диспетчера: «Начинается регистрация на рейс № 7D274, следующий по маршруту...»
– Пошли, – Тигран перехватил мой чемодан, и мы направились в конец зала, где уже стояли наши земляки.
Как только самолет взмыл в небо, я тут же провалилась в сон. Вероятно, сказалась бессонная ночь в ожидании чуда.

Горы… Мне, наверное, могли бы присниться только горы. Но я знала, что не пройдет и двух часов, как увижу ослепительные снежные вершины, выплывающие из белой пены облаков. Казалось, протяни руку – и сможешь дотронуться, прикоснуться к родной земле.
– Тигран, – чувствуя, как перехватывает дыхание от восторга, обернулась я к любимому. – Горы…
Он приблизился к иллюминатору, и я впервые увидела, как в его черных густых ресницах запутались капельки слез.

Мы оба, стоило лишь спуститься с последней ступеньки трапа, присели на корточки и прикоснулись ладонями к земле. «Здравствуй, родная. Наша… единственная…»
Те, кто проходил мимо, понимали нас. Многие опускались рядом. Мы были дома.
– Амалия!!! – верещала моя подруга Наринэ. – Ашот, иди сюда! Амалия!
Тигран в растерянности смотрел на мою подругу детства, которая быстро сбегала по ступенькам со второго этажа огромного дома. Я еще не успела войти во двор, как она подняла на уши всю улицу.
Встретились. Через столько лет снова увидели друг друга! Мы крепко обнялись и заревели в один голос. Перебивая друг друга, вытирая слезы, шмыгая, мы стояли, оглушенные встречей, и пугали своим видом маленьких детей Наринэ. Один из карапузов не выдержал и заревел громче нас.
– Вазген, прекрати! – цыкнула на него подруга и снова крепко обняла меня. – Амалия, неужели это ты?! – в который раз повторила она.
Теплый весенний вечер догорал последними отблесками в окнах домов на главной улице, которая тянулась далеко вниз, в сторону парка. Мы с Наринэ сидели в плетеной беседке возле кустов чайной розы. Гости – многочисленная родня и соседи – уже разошлись, стол был давно убран, дети уложены спать, Ашот с Тиграном курили на балконе и о чем-то разговаривали.
– Завтра едете в Дилижан? – спросила меня подруга.
– Да, очень хочу увидеть свой двор, свою улицу, – я посмотрела на нее. – Ты же меня понимаешь.
– Конечно, – ответила Наринэ. – Сколько лет прошло. Ты соскучилась по родной земле.
– По горам, по набережной, по старой алыче, которая росла на пригорке, – я посмотрела на подругу, – Наринэ, веришь – по каждому камешку…

 

Солнце зацепилось за горный хребет и не думало выползать. Потянуло прохладой. Я открыла глаза и посмотрела на дорогу.
– Куда мы едем? – оглядываясь по сторонам, удивленно спросила Тиграна. Водитель нанятого такси посмотрел на меня в зеркало заднего вида и улыбнулся.
– Скоро узнаешь, – неопределенно ответил Тигран, обернулся и подмигнул.
Мы провели в Дилижане почти неделю и теперь добирались по дороге-серпантину до Севана. Вокруг – знакомые места. Красота неимоверная. Такое сочетание цветов можно встретить, наверное, только в Армении. Огромный просторный дом, в котором мы остановились, был пуст. Сосед, поздоровавшись со мной, обнял Тиграна, похлопал его по плечу и отдал ключи. Такси взвизгнуло колесами на месте и скрылось за поворотом. Мы остались одни. Стал накрапывать дождь. Тигран закрыл ворота, медленно провел рукой по стене дома и остановился возле огромного тутовника.


– Мы в детстве часто залезали на него, – произнес он. – Усаживались на самой верхушке, тянули к себе ветки и ели ягоды горстями. После и руки, и лицо – словно кто-то измазал чернилами. Бабушка всегда нас ругала за грязные майки и штаны, – улыбнулся Тигран. – Грозилась спилить тутовник, но мы-то знали, как он был ей дорог: дед еще подростком посадил это дерево. Вся детвора давно облюбовала его. Ягоды большие, сочные – ешь и снова тянешься к ветке, – улыбнулся он и похлопал ладонью по шершавой коре дерева. – Послушай, а давай возьмем с собой ростки? – неожиданно предложил Тигран. – Посадим возле окна, пусть напоминают о доме.
Я подошла и встала напротив. Приложилась щекой к его руке.
– Мы дома?
Он улыбнулся и молча кивнул.
Я повернулась в сторону Севана и увидела верхушки горного хребта в плотной пелене низких облаков.
– Ты воспользовался отъездом брата, чтобы сделать мне подарок – привезти на родину? – спросила я.
Тигран внимательно посмотрел на меня.
– Нет. Я тебя украл. По старой армянской традиции. Как воровали любимую перед свадьбой наши предки.
Несколько секунд я молча смотрела на Тиграна.
– Украл? – растерянно улыбнулась я.
– И поэтому ты привез меня сюда?
– Но ты же хотела увидеть горы?
Я ничего не ответила. Мои глаза, наверное, в этот момент говорили больше, чем можно было уместить в словах. Тигран обнял меня и прижал к себе.

... Весна наступала: пенилась в садах, громыхала потоками вод в реке. Хмурая, плаксивая, солнечная – она, как всегда, была непредсказуемой. Слабенькие цветы шелковицы, которую мы захватили с собой два года назад, едва пробивались сквозь сухую обертку почек. Два небольших росточка. Маленькое продолжение нашей родины.
– Тигран, посмотри! – радостно воскликнула я, увидев ранним весенним утром, как за одну ночь веточки покрылись бело-розовыми пуговками-бутонами.
Муж подошел к тоненьким деревцам, слегка дрожащим от ветра. Привычно погладил их стволы и улыбнулся.
– Ну, вот и принялись, – произнес он и посмотрел на меня. – Пустили корни.
И было понятно нам обоим, что речь шла не только о деревьях…
В этом городе не было гор, и степь, перемахнув через линию горизонта, бежала неведомо куда. Но под окном нашего нового дома зацветали тутовники, чтобы через время на их ветках, как воробьи, уселась ребятня со всей улицы, и вкус черно-красных ягод армянской шелковицы помнили наши дети.

 

Вероника Кирилюк

опубликован в журнале "Единственная", 3, 2013

рассказ онлайн

День Святого Валентина 2015 что подарить как провести смс поздравления подарки сюрпризы