Рассказ онлайн об измене

Рассказ онлайн об измене "Цепочка": автор Вероника Кирилюк

Рассказ Вероники Кирилюк об измене. Случайная ситуация раскрывает обман, противоречия, накопившиеся обиды. Что делать: простить или отпустить любимого человека и перечеркнуть годы, прожитые вместе?..

– Вот это да! Неслабо, ребятки!
Вика, застыв возле двери, с удивлением смотрела на семейное ложе. В постели впопыхах заворачивались в шелковые простыни ее драгоценнейший супруг и какая-то девушка.
– Викусик, ты все не так поняла! – кинулся к жене мужчина, но, запутавшись в белье, грохнулся на пол.
– Ладно, «молодые», вы тут пока одевайтесь, а я пойду сварю себе кофе.
Пока Вика кипятила воду, в спальне раздавались негромкие голоса. Затем, словно вихрь, из квартиры вылетела девушка, и через несколько минут на кухне появился муж.
– Что ж ты не предложил ей душ принять? Неудобно как-то, – усмехнулась Вика.
Она пила кофе, не отрывая взгляда от примагниченных к холодильнику фотографий из отпуска. Игорь, постояв в дверях, прошел на кухню и облокотился перед Викой на стул. Теперь перед ее глазами была золотая цепочка и крестик на волосатой груди мужа.
– Вик, понимаешь… – начал было Игорь.
– Ты хоть белье с кровати убрал? – перебила его женщина.
– Да.
– Сколько ей лет?
– Кому? – не понял мужчина.
– Любовнице, не мне же.
– Зачем тебе это? – спросил Игорь. – Лет двадцать пять, двадцать шесть.
Вика усмехнулась.
– Нормальный возраст, самый расцвет.
– Солнце, ну дай хоть объяснить, – в который раз попробовал оправдаться муж.
Вика молча встала и вышла в коридор. Надевая плащ, она мельком взглянула на мужа. Он продолжал стоять к ней спиной.

– И ты даже не закатила истерику?! Просто дала уйти этой барышне?
Вика потушила сигарету и открыла окно. Она и две ее подруги находились в просторном кабинете уже опустевшего офиса.
Женька, эффектная молодая женщина, сама не раз попадавшая в подобные передряги, но только с любовниками, не спускала огромных красивых глаз с Вики, которая только что рассказала подругам о случившемся.
– Да, просто дала возможность уйти, – ответила Вика.
– И чего мужикам неймется? – вздохнула Женька.
– Уж кто бы говорил, – покачала головой вторая подруга, Ира.
– Ладно, девчонки, хватит об этом. Тем более тебе, Женек, домой давно пора.
– Никуда я не пойду. Я что, дура – тебя в таком состоянии оставлять? – удивилась женщина.
– Со мной все нормально, – проведя тыльной стороной ладони по лбу, ответила Вика. – Курить только хочется и автомат в руки.
– Это шок, а вот когда начнет попускать… – вздохнула Ира. – Кстати, девчонки, у меня коньячок припасен – армянский. Я после совещания приняла немного на грудь: иногда попадаются не деловые партнеры, а звери, вот и приходится использовать его как лекарство, – Ира вытащила из бара бутылку коньяка и бокалы. – Мне, конечно, той «успокоительной» дозы с головой хватило, а вы вдвоем «вздрогните». Женек, ты же поддержишь Вику?

Спустя несколько часов они все еще сидели за огромным офисным столом.
– Никогда бы не подумала, что так выйдет: пшик – и нет семьи, – усмехнулась Вика. – Я даже толком не рассмотрела эту девицу. Интересно, долго они встречаются? – женщина потянулась за пачкой сигарет. – Хотя это, наверное, уже не важно.
Перед глазами у Вики все еще была цепочка на шее мужа. Почему-то, зайдя в спальню, она заметила именно ее.
Вика подарила Игорю эту цепочку много лет назад, когда они впервые поехали в Сочи. Год выдался для обоих тяжелым. Им только исполнилось по двадцать лет. Молодые, зеленые. Оба еще учились в институте. Сыну Максимке было всего десять месяцев. Они тянули все сами, пыхтели, недоедали, но не сдавались.
Как-то после очередного дежурства Игорь, вернувшись домой, положил перед Викой конверт. Она с недоумением заглянула внутрь и не поверила своим глазам: две путевки на море. Игорь, счастливый, что удалось произвести должный эффект, стоял довольный перед своей молодой женой. Конечно, ради сюрприза пришлось здорово попахать – Игорь соглашался на любую подработку. Но результат того стоил: через неделю Сокольские подъезжали к воротам небольшого старенького санатория. Счастливые и довольные, молодые супруги не верили, что наконец-то выбрались к морю.

Однажды, выйдя рано утром в город, чтобы купить фруктов на завтрак, Вика заметила в  витрине небольшого ювелирного магазина красивую золотую цепочку. Женщина вернулась домой, взяла оставшиеся деньги и, не задумываясь о том, на что им придется жить до следующей стипендии, купила мужу подарок.
Игорь еще спал, но Вике не терпелось подарить цепочку. От прикосновений рук жены мужчина проснулся и увидел подарок.
–  Ты с ума сошла, она же золотая! – прошептал Игорь.
–  Т-с-с! Не мешай, – ответила Вика и наконец застегнула цепочку на его шее.
В то утро они долго лежали в постели друг напротив друга. Откуда-то снизу доносилась красивая легкая музыка, и им обоим очень хотелось, чтобы мелодия не заканчивалась.

– Вика, у нас хоть на обратную дорогу деньги остались? – усмехнулся муж.
– Не-а, – прищурилась Вика, – останемся жить здесь. Будем купаться в море, заниматься любовью и рожать красивых детей. Как тебе мой план?
– Я только за, – улыбнулся Игорь, – надеюсь, мы не разбудим Максимку, – подмигнул он жене и привлек ее к себе.
Наверное, именно в то утро был зачат их второй сын – Андрюшка.
Потом, через много лет, Сокольские часто отдыхали за границей, но самым ярким воспоминанием на всю жизнь остался именно тот, затерянный в зелени старенький двухэтажный особняк, где Вика и Игорь провели две недели незабываемого отдыха.

– Почему ты едешь в село? Мы же собирались в Италию.
Игорь стоял возле раскрытой сумки, в которую Вика бросала вещи. Женщина подняла на мужа глаза. Он все понял по ее взгляду.
– Солнышко, давай не будем делать поспешных выводов.
– Интересно, и сколько у вас это продолжалось? – перебила его жена.
– Вика, ну хватит уже об этом!
– А вот в селе все и обо всем сразу узнают. Где, с кем и когда. Люди открыто живут. Хотя ты у меня тоже без стеснения – сразу в дом привел.
– Вика, я люблю тебя, и ты это прекрасно знаешь.
­– Тогда в чем дело?
– Будто ты не понимаешь? Мы уже который год живем как партнеры, а не как муж с женой. Причем я все чаще убеждаюсь в том, что давно играю в одни ворота. Мало того, сложилось такое впечатление, что только мне это и надо. А тебе все равно, как я живу, чем дышу, о чем думаю. Есть в доме муж – и ладно.
– А она, значит, тобой восхищается, – усмехнулась Вика. – Боготворит.
Мужчина внимательно посмотрел на нее.
– Ну зачем ты так?
– А как? Может, мне еще расспросить, хорошо ли вам вместе? Ничего не беспокоит?
– Вика, ты все перевираешь.
– Конечно! Мне больше делать нечего, как фантазировать на тему семьи, – закрывая сумку, ответила женщина. – Мне все равно, что ты сейчас пытаешься объяснить. Я хочу побыть одна.

Она не знала, что будет дальше. Единственное желание – уехать от Игоря – поначалу показалось абсурдным. Тем более в эту глухомань, за тысячу километров от дома. Но уже утром следующего дня Вика вспомнила, что такое село. За день она так вымоталась, что думала лишь об одном: только бы доползти до постели и лечь спать. Ни на что другое сил уже не было.
Каждый новый день приносил новые заботы. Под конец недели крестьянские гены сделали свое дело: Вика окрепла, повеселела и стала чувствовать себя намного лучше.
– Это называется «трудотерапия», – щелкая семечки и наблюдая за Викой, прокомментировала соседка Любава. – Одному она впрок идет, а другой от нее дохнет.
– А тебе она как, Любава? – спросила ее Вика.
– Да я не пробовала, потому как не знаю, впрок ли она мне будет, эта трудотерапия. Умирать еще не собираюсь, а для дальнейшей жизни мне силовые нагрузки противопоказаны. Я же женщина.
– А я по-твоему кто?
– Ты на данный момент трудовая единица, так что работай, красавица, пока вся дурь из головы не выйдет, – улыбнулась Любава и сладко потянулась. Очертания ее фигуристого тела в обтягивающем платье мгновенно привлекли внимание проходивших мимо мужчин. 
– Любава, уже с утра мужиков своей красотой с ума сводишь? – подначил ее один из них.
– Ой, был бы ум-то, – лениво ответила она.

Вика только улыбалась, наблюдая за соседкой.
– Ты, если забыла, как к мужчине надо относиться, на племянницу свою посмотри, сразу все вспомнишь, – сказала она.
Вика перевела взгляд на соседский двор, где миловались племянница Олеся и ее муж Ромка.
– Конечно, только второй год вместе живут. Романтики и страсти с головой хватает, – ответила женщина.
– У тебя, Викуля, как я погляжу, ни романтики, ни головы. Поэтому и едешь «лечиться» в село. Проблемы надо решать на месте, а не бежать с поля боя, – зевнула Любава и пошла к своему дому.
После незатейливых разговоров с соседкой Вика подолгу размышляла о собственной жизни. Она понимала, что во многом Любава права. Дом был полной чашей, а тому, откуда что бралось, она никогда не придавала значения. Давно привыкла к заботе и вниманию мужа, принимала все как должное. А что в ответ? Ничего. Самым широким ее жестом был давний подарок – та самая цепочка. Остальное ­– слишком простое и незапоминающееся.

Наблюдая за племянницей Олесей и ее мужем, Вика все чаще вспоминала своего Игоря. Когда-то мелкие и незначительные эпизоды из жизни, привычки и манера поведения мужа теперь все чаще приходили на ум. Например, как он снимает свитер, стягивая его со спины. Как смешно хмурится, если не понимает, что происходит. Как сердится, если она опять взяла его любимую кофейную чашку. Какие сильные у него руки… Сердцем она чувствовала, что скучает по Игорю. Ждет его и скучает.

Утром Вику разбудил какой-то шум в прихожей. Женщина быстро встала и выбежала из комнаты, на ходу натягивая халат. В коридоре стоял Рома, муж племянницы Олеси, и что-то объяснял матери Вики.
– … Да не доктор она!
– Тетя Надя, а как же мне быть?
– Что случилось? – встревожилась Вика.
Мать повернулась к дочери.
– Олеся рожает.
– Так в больницу надо.
– Понятно, что надо. Машины нет. Вчера на свадьбе гуляли. Сегодня полсела «просыхает». Никто за руль не хочет садиться, – ответила мать.
– Что же делать? – повторил снова Ромка.
– Что делать, что делать, заладил одно, как попугай, – махнула на него мать. – Давай к соседу: Иван вчера на дежурстве был, значит трезвый. А ты, – она обратилась к Вике, – одевайся, тоже поедешь. Нельзя ей одной в таком положении ехать. И шевелись. Время дорого.

Вика боялась обернуться назад. Как только колесо старенького жигуленка попадало в небольшую яму, с заднего сиденья раздавался стон Олеси. Рома белый, как стена, сидел рядом с женой.
– Не нервничай, – успокаивала его Вика. – Все будет хорошо, это сначала больно, а потом легче становится.
– Вика, тебя послушаешь, самому рожать захочется, – ответил Иван. – Все наоборот: сначала легко, а потом – ужас.
– Спасибо, нашел нужные слова, – ответила Вика. – Вези быстрее, не видишь, она и так еле живая.
– Ты не командуй! Эта машина спешки не любит. Еще и встать может без причины. Поэтому я специально стараюсь все кочки объехать. Ох, Леська, и приспичило тебе именно сегодня рожать. Ведь всю дорогу после вчерашнего ливня размыло.
– Слушай, Ваня, помолчи, а? – попросила Вика.
– Вот когда моя рожала, так я сразу и не сообразил, что происходит. Так орала, будто нас обокрали. Я по хате бегаю, не могу дверь с перепугу найти, а Марья горланит. Зато какого парня родила! Хороший бугай вырос, еле женили. Как пойдет с девкой гулять, так обязательно с кем-нибудь подерется. Я ему говорю: ты или девку обхаживай, или с мужиками разберись. Что тебе важнее: любовь или драка?
– Да замолчи ты, Иван! – не выдержал Рома. – Что ж ты баки забиваешь всю дорогу?
– Так тебе же, дуралей, легче – ты о жене не думаешь.
– Как же не думать, если она все время стонет?!
– А ну стойте! – крикнула Вика. Она повернулась к племяннице. – Что такое, Олесенька, что, моя хорошая?
– Ой, не могу больше, тетя Вика! Не поеду! – Олеся схватилась дверцу и что есть силы закричала…
– Господи, что же делать? – обхватил руками голову Ромка. – Ведь умрет же! Что делать?!
– Не каркай! – заорала на него Вика. – Вон какая-то машина едет. Останавливай!

Иномарка, поравнявшись с жигуленком Ивана, резко затормозила. Вика не сразу сообразила, что это была машина ее мужа.
– Что случилось? – подбежал к ним встревоженный Игорь.
– Олеське плохо. Не довезем мы ее, рожает она.
Игорь подбежал к Олесе, лежавшей в полуобморочном состоянии. Осмотрев женщину, махнул Ивану рукой.
– Заворачивай в поле, подальше от трассы.
– Ты что, Игорь?! – кинулась к мужу Вика.
– Роды будем принимать. До райцентра еще добрых минут двадцать на машине ехать. А впереди дорогу развезло, – он передал ключи жене. – Лучше возьми аптечку в машине и вызови по мобильному скорую помощь.
Вика стояла у дороги, не в силах пошевелиться. Ее муж, которого она, естественно, никогда не видела во время работы в больнице, стал словно другим человеком. Под руководством Игоря все быстро и слаженно принялись выполнять его команды. Исчезли паника и растерянность. Даже Олеся притихла.
– Есть чистое белье? Пеленки, говоришь? Это хорошо, давай их сюда. Ваня, спирт есть? Не жмись, у тебя всегда на черный день припрятано. Тащи сюда, потом разберемся. Мне руки вымыть надо. Роман, клади Олеську аккуратно на покрывало, а сам – в сторону. Подальше, я сказал, – снимая на ходу свитер и закатывая рукава рубашки, произнес Игорь. – Олесенька, солнышко мое, не бойся, я с тобой. Ты мне помогать должна. Так что забудь про слезы. Слушай и делай то, что я буду говорить. Это не так страшно, как все вокруг думают. Бережем силы для ребенка. Молодчина. Вика! Иди сюда. Иван, уйди из поля зрения, тебе тут делать нечего. Перекурите пока с Ромкой.

Вика, стараясь не мешать мужу, подошла ближе. Игорь повернулся к ней.
– Что стоишь? Ты мне нужна.
Все, что происходило дальше, Вика помнила с трудом. Машинально выполняя указания Игоря, она каждую минуту чувствовала, что может оставить его и убежать, пока все не закончится. Она ужасно трусила и ненавидела себя за это состояние. Руки предательски дрожали, а в горле пересохло так, что она не могла пошевелить языком.

Олеся, как испуганный олененок, искала огромными глазами добрый и ласковый взгляд Игоря. Мужчина, принимая роды, не переставал с ней разговаривать, успокаивая и подбадривая. Как он нервничал и старался помочь молодой женщине, было видно по крупным каплям пота, которые выступили на висках. Но его голос, похоже, приводил в чувство не только Олесю. Вика взяла себя в руки и старательно выполняла все команды мужа.
Ей казалось, что все происходит в замедленном темпе. Каждое движение выполнялось словно в течение тысячи часов. Даже трава в поле колыхалась из стороны в сторону так медленно, словно весила несколько тонн. Почему-то не хватало воздуха, и в этот холодный августовский день было невыносимо жарко…

Когда появилась головка ребенка, тембр голоса Игоря понизился, а Вика присела возле Олеси, гладя ее руки, которые судорожно сжимали траву. Женщина закрыла глаза, и слезы медленно скатились по пылающим щекам. Олеся закусила губу и натянулась, как струна…

Мужчины соскочили с бревна и повернули головы в их сторону, когда над полем раздался детский плач.
– Пацан! – хлопая по детской попке, усмехнулся Игорь. – Ну вот мы и родились на свет Божий, – тихо произнес он.

Когда закрывалась дверца прибывшей скорой помощи, Игорь снял с шеи цепочку с крестиком и положил на ладонь Олесе.
– Держи, для сына, –  и, погрозив пальцем, шутя добавил: – Попробуй только не позвать меня на крестины!
Олеся, глотая слезы, улыбалась в ответ. Счастливая и изнеможенная, она сжала цепочку в кулаке и поцеловала крестик. Игорь прижал ее голову к своей груди и нежно погладил по волосам.
– Все, моя родная, все уже хорошо!
Когда машина отъехала, Игорь устало опустился на пригорок возле дороги. Вытащил из кармана пачку сигарет и закурил. Вика присела рядом. Прижалась к его плечу.
– Слушай, Вик, может, и нам с тобой родить ребенка, а? – вдруг спросил он у жены.
Вика взглянула на мужа. Он задумчиво смотрел куда-то вдаль. Женщина закрыла глаза и снова опустила голову на его плечо.
– Если только девочку, по мальчикам мы план уже выполнили, – ответила она.
Игорь нашел ее руку и ласково прикоснулся губами к ладони.
– Спасибо, родная.
И оба понимали, что благодарил он ее совсем за другое…

Вероника Кирилюк

фото shutterstock

рассказ онлайн