Рассказ онлайн -

Рассказ онлайн - "Может, это судьба": автор Майя Ирисова

Рассказ о любви от Майи Ирисовой. Тебя ожидают неожиданные повороты сюжета, интересные герои и история любви...

«Сейчас узнаем, что он за птица».
Аня открыла его страничку в «Фейс-буке» и принялась изучать.
150 друзей! Общительный. Серия фотографий из велопохода. Спортивный. На Красной площади, под Эйфелевой башней, на Карловом мосту. Склонность к самолюбованию. Технический вуз, хотя работает не по специальности. 74-я столичная школа. Городской. И наконец статус: «В поиске».

Славное открытое лицо. Смешливые глаза с задорными искорками. Стильная челка. Не метросексуал, но следит за собой. Красная рубашка – смело, однако ему идет. Не красавец, но есть что-то притягивающее. Обаяшка. Милый. Милый мальчик.
«Если бы не возраст, – подумала она. – Если бы не возраст… Я надела бы рыжее платье из органзы, оно так эффектно! Даже уложила бы волосы в парикмахерской. Золотистый клатч можно взять у Танюшки. Аромат от Кензо… Нет, «Живанши». Он бы влюбился. Но возраст… Это убийственно. Нет».
Она закрыла страницу, но тут же затренькал мобильный.

Его голос вибрировал:
– Я буду ждать тебя в восемь.
– Я не пойду, – неуверенно сказала Аня.
Он поймал нотки сомнения в ее голосе.
– Почему?
– Ну… Много работы. 
Голос в трубке стал ершистым:
– Аня, кому какое дело, сколько нам лет? Мы потрясающе выглядим вместе. Будет весело. Я жду тебя в восемь.

Рыжее платье из органзы сияло и переливалось. Тяжелые каштановые волосы ей уложили в высокую прическу. Больше всего времени она потратила на макияж – рисовала молодое лицо. На нее оборачивались. Лева ликовал: «Ты же тут самая красивая!» Ему досталась настоящая королева. Бриллиант! Смотрите все, какую барышню он привел!
Аня посмеивалась в кулак: шалит мальчишка. Для нее это ничего не значит. Просто еще один выход в свет. Он так не думал и все время норовил к ней прикоснуться. Ее это забавляло и возбуждало одновременно. «Я для тебя взрослая тетя», – шептала она. «Ты самая клевая взрослая тетя», – парировал он. В какой-то момент, видя его бесшабашность и искренность, она подумала: «А почему нет?» Короче, влюбились оба.

Вы никогда не встречались с мужчиной, который на семь лет младше? Аня начала покупать ультрамодные молодежные вещи. Она интересовалась, какую музыку он слушает, и пыталась ее полюбить. Пришлось записаться на пилатес и нарастить ногти. Еще она подумывала проколоть пупок.
Теперь Аня знала все модные кафе города. Она не выходила из дому без мейк-апа. И отрастила длинную челку, которая падала на глаза. Ане казалось, что это скрывает лишние годы.
Лева не комплексовал ни минуты. Ему импонировала Анина опытность. Ему нравилось, что она – серьезная деловая дама. Ее тяжелые волосы было приятно наматывать на руку. Она так изумительно стеснялась. Ее золотистая кожа пахла «Живанши».

Они будто вошли в горную реку. Вокруг бурлило и брызгалось, их несло течение. Аня стала опаздывать на работу и получила замечание от босса. Лева, который практически переселился к ней, отреагировал философски: «А не пошел бы он подальше?» Сам он был вольный стрелок, делал технические переводы на дому.
Ее замужняя подруга Леночка, нажившая в браке квартиру и гиперактивного сына, крутила пальцем у виска: «Что он тебе может дать? Ни денег, ни жилья, а «этим» долго сыт не будешь!» Она не верила, что сексом можно заниматься ежедневно. Еще и получать удовольствие.
Ее замужняя подруга Танечка, написавшая в браке две диссертации – за себя и за благоверного, – подбадривала: «Он так харизматичен! Не расстраивайся, что ты старше на целых семь лет. Это мелочи! Даже если не выйдет ничего серьезного, будет что вспомнить!»

Аня перестала изливать душу подругам.
Когда она возвращалась с работы, харизматичный Лева в позе Аполлона возлежал на диване. Всем своим видом он давал понять, как сильно ее ждал. Аня бросала сумку, шла в душ, и Лева греческим богом являлся к ней. У него было рельефное тело спортсмена, и Аня не переставала им любоваться под звонкими струями воды.
Потом они заказывали суши, если не было сил готовить, или колдовали над ужином, если заканчивались деньги. Платили они по очереди и никогда не считались.
30-летнюю Аню тревожил единственный вопрос: «Что дальше?»

Она отправилась с Левой в велопоход по Карпатам. До этого Аня отдыхала в отелях. Никакого шика – просто душ с теплой водой, удобная кровать, горячий кофе к завтраку. Смешно сказать, но она никогда не спала в палатке.
В походе не было времени делать макияж – целыми днями крутили педали. Аню нещадно искусали комары, наверное, у нее была горячая кровь. Ее лицо отекло и от этого сделалось старше. По утрам она умывалась родниковой водой и с отвращением смотрела на свое отражение. При Леве она не скулила и не плакала, хотя непривычная к велосиденью попа горела огнем. Ели в основном быстрорастворимую вермишель, от которой Аню уже тошнило.

С его друзьями ей было скучно. Она не понимала их шуток. Аня пробовала почитать им стихи Евтушенко, но те сказали, что не знают такого певца.
Девушки друзей – это отдельная тема. Юные тонконогие особи с пирсингом, которые даже в пути умудрялись скользить пальчиками по айфонам. Иная Вселенная. Они еще жили с мамами и ходили на пары. Одну из них, светловолосую Риточку, похожую на канарейку, Ане иногда хотелось погладить по голове.
Если бы не Левина нежность, смешанная с напористостью, она бы села на велосипед и домчалась до самого Киева.
– Ты что, уже не любишь меня? – горячечно шептал он в палатке душными ночами.
– Люблю, люблю, – устало отвечала Аня, которой упиралась в бок толстая ветка. – Только в следующий раз по-едем в Турцию.
– Как скажешь, моя ласточка, – мурчал он.
Потом Аня вспоминала, как грустно светловолосая Риточка поглядывает на Леву. Это придавало ей силы. Аня думала: «И все-таки мне несказанно повезло, разве не об этом я мечтала? И какая разница, сколько нам лет…»

Однако разница все-таки была. Не хватало взрослости. Ей надоело шалить. Захотелось простого женского счастья. Муж, ребенок, ужин у камина. Но какой из Левы муж?
Дома она решила затеять серьезный разговор. Появилась такая внутренняя потребность. Был теплый летний вечер. Звезды рассыпались по небу, как кристаллы Сваровски по бархату. Аня уже в третий раз принимала ванну. Она отмылась в душистой пене, выпила литр горького кофе со сладкими сливками. В воспоминаниях велопоход стал насыщаться романтическим светом. Тем более требовалось расставить все точки над «i».

Она долго перекатывала во рту резкий вопрос, глядя на строгий Левин профиль, склонившийся над планшетом. За тонким стеклом сенсорного экрана художественно падали монстры, пронзенные лазерным лучом. Левин указательный палец умело направлял лучи влево, вперед и направо.
А вдруг он сейчас развернется, соберет вещи и уйдет? Или обзовет ее ханжой? Или, еще хуже, сделает вид, что не заметил вопроса? Мужчины терпеть не могут всяких серьезных разговоров.
Она вспомнила две нежные ямочки над его крепкими ягодицами. Может, еще потянуть время? Потом пришло на ум, что через месяц ей 31. В ее карточке так и напишут: «старая первородящая».
Наконец она выдохнула это свое «что дальше?».
Он только усмехнулся и на секунду оторвался от планшета: «Тебя что, познакомить с отцом? Да не проблема!»

Левина мать умерла, когда ему было десять. Банальное ДТП. И травма для ребенка на всю жизнь. Но у мальчика был замечательный папа. Сильный, любящий, ответственный. Между прочим, учитель. Он воспитал сына настоящим бойцом. Он дал ему высшее образование. И заставил поверить в себя. Но материнской ласки все равно не хватало. Может, поэтому Леву потянуло к взрослой Ане? Она никогда не рассматривала вопрос под таким углом. Сейчас ей стало страшно. Как она покажется на глаза его отцу? Что скажет в свое оправдание?
«Не бойся, малыш, – улыбался Лева. – У меня мировой папа. Он даже не заметит, что ты старше».
Аню это замечание укололо. Она не стала запудривать морщинки у глаз. Будь как будет.
Она никогда не была у Левы дома. Все встречи происходили на ее территории. «Давай купим торт», – предложила Аня по дороге. Они выбрали с вишнями, потому что такой любил его папа.

Почему-то сын был уверен, что отец одобрит его выбор. И он не ошибся. Аня понравилась Сергею Ивановичу с первого взгляда. Эту женщину он видел на какой-то картине. Она словно соткана из света. У нее застенчивый взгляд. Ей не идут эти строгие брюки – ее бы одеть в платье. Воздушное платье рыжего цвета, в тон к волосам. Ее бы кружить под звуки вальса. Что-то такое снилось ему когда-то. Как вас зовут? Аня? Пусть будет Аня.

Сергей Иванович очень похож на Леву. Харизматичного Леву, но лет через двадцать. Волосы с проседью, а в глазах – знакомые искорки. Он не такой порывистый, как его сын. Все больше молчит, теребит рукой угол скатерти. И голос его ниже и будто надломлен. Сколько же вам? Всего 43? Совсем еще молодой.
Аня краснеет. Вишневый торт кажется горьким. Чай – слишком горячим.
– Как мы познакомились с Левой? Вы не поверите, я просто его подвезла. Он голосовал на дороге, а я вдруг остановилась. Хотя никогда не беру пассажиров. Может, это судьба? Потом мы выпили кофе. Затем он пригласил меня на вечеринку в один популярный клуб… Дальше? Лева, что дальше?
– Пап, ну чего ты пристал? По профессии Аня финансовый аналитик. Представляешь, как все серьезно! Но ей эта сфера не нравится. Она любит стихи и даже сама пишет. Но никому не показывает.
– Лева, это плохие стихи!
– Как я могу судить, если я их не читал?
– Но ты не любишь стихов, зачем тебе их читать? Ты любишь велосипеды.
Сергей Иванович вдруг спросил:
– Аня, сколько вам лет?
– Это нетактичный вопрос.
– Но вы же интересовались у меня, – улыбнулся Сергей Иванович. – И тоже не из любопытства. Хотите, я вам сыграю?
– Папа, не надо,  слабо запротестовал Лева.
– Нет уж, я хочу послушать. Пожалуйста, – попросила Аня.
Он снял со стены гитару и сыграл что-то из Высоцкого. У Ани заныло сердце. Песня заполнила до краев ее душу. 
«Ну, это надолго!» – Лева достал планшет и ушел в свою комнату.
Сергей Иванович все играл и играл. Высоцкого, Визбора, Окуджаву, Никитиных. В каждой песне – целая жизнь. Это не набор рифмованных звуков.
Аня, никогда не ходившая в походы, любила бардов. Она напела «Домбайский вальс», он подхватил.
«Поздно, нужно идти», – думала Аня. Но не могла. Ей казалось, что она наконец дома. И уже давно знает этого человека.

Они попали домой далеко за полночь. Лева был недоволен. Он пропустил футбольный матч. Аня поскорее легла спать – чтобы рассеять наваждение.
Но утром ничего не изменилось. Казалось, кто-то перетасовал карты в колоде: она обнимала Леву, а перед глазами стоял его отец.
В ее ушах все еще звучал его надломленный голос: «Когда я тебя на руках унесу…»
Аня больше не спрашивала у Левы: «Что дальше?»
Еще дважды они были в гостях у Сергея Ивановича.

Догорал август. Сгорала Аня. Лева ничего не замечал: монстры художественно падали под мощным лучом лазера.
Аню душила тоска. У нее началась бессонница. Лева стал ее раздражать. С ним было просто, легко и невыносимо скучно. Они оказались людьми из разных эпох. А ведь всего семь лет разницы!
Накануне 1 сентября она вдруг вспомнила, что Сергей Иванович – учитель. Математики? Химии? Географии? Да нет же, английского. Впрочем, это абсолютно не важно.
Аня купила милый букет гвоздик. Она заготовила емкую фразу про прилежную ученицу. И даже хотела сказать ее по-английски. Но успела произнести только «Сережа!», когда он открыл ей дверь.
Он ее ждал, эту женщину, сотканную из света. Они уже давно все поняли друг о друге. Но первый шаг могла сделать только она. Ведь на кону стояло счастье его сына. И если она сделала выбор, может, это судьба?

Лева долго не мог поверить: «Ты и мой папа?»
Аня рыдала: «Неужели ты так и не понял, что мы с тобой не пара?»
Лева сердился: «Обманщики, быстро спелись!»
Аня клялась, что сказала ему все сразу.
Лева утешился быстро. Он уже несколько недель встречался со светловолосой Риточкой-канарейкой.

Майя Ирисова

фото shutterstock

рассказ онлайн