Дмитрий Шепелев: эксклюзивное интервью мужа Жанны Фриске

Дмитрий Шепелев: эксклюзивное интервью мужа Жанны Фриске

На экране Дмитрий Шепелев бесконечно улыбается, охотно шутит – просто человек-солнце! Но как только звучит команда: «Стоп! Снято!», – лицо ведущего становится серьезным. Эксклюзивное интервью мужа Жанны Фриске, опубликованное в журнале "Единственная" за несколько месяцев до трагедии в семье известного телеведущего.

Это интервью Дмитрий Шепелев дал, когда Жанна еще боролась с болезнью. 15 июня умерла Жанна Фриске: болезнь оказалась сильнее. Тут же на Диму посыпались упреки, в том, что он недостаточно много времени проводил с женой, где-то недостаралася, недоработал.  Давайте не будем судить человека, у которого случилась трагедия. 

СМОТРИ ТАКЖЕ: Памяти Жанны Фриске: видео "Останусь!"

Огромное количество телезрителей из Украины, России и Беларуси искренне переживали вместе с Дмитрием трагичную ситуацию, сложившуюся в его семье. А Дима продолжал активно сниматься, по-прежнему улыбаясь в кадре, потому что лечение Жанны, матери его сына Платона, ежедневно требовало огромных затрат. И даже сейчас, когда появилась надежда на выздоровление, пара Шепелев-Фриске живут одним днем, друг другом и своим сыном Платоном…

- Дима, вы стали ведущим нового караоке-шоу «Пой как звезда», премьера которого состоится в конце февраля на телеканале «Украина». Это не первый проект, ради которого вы приезжаете в Украину. Признайтесь, Киев для вас стал уже родным городом?

- Если Минск для меня – отец, то Киев – старший брат. Я прожил здесь много счастливых лет. Люблю смотреть, как утром в выходной день солнце освещает старые крыши домов на Подоле, и как от ударов колоколов церквей взлетают голуби. Приезжаю всегда с радостью! С трепетом жду свидания с украинской кухней. В Киеве мне легко и немного грустно. Люблю ваш город. И он отвечает мне взаимностью.

- Тем не менее покупать недвижимость здесь не торопитесь?

- А зачем? Я человек мира. По этой причине не обращаюсь к риелторам Киева и Минска. У меня достаточно насыщенный рабочий график, и я не так много времени провожу дома.

- В шоу «Пой как звезда» участники проекта сражаются в каждой игре за 100 тысяч гривен, а в финале – за 300 тысяч. Если бы вы выиграли такую сумму, на что бы потратили?

- Я вообще не сторонник тратить выигранное. Мне нравится обладать. Поэтому выигрыш я бы отнес в банк. И каждый месяц получал бы скромные дивиденды. Да! Ну а если рассуждать, что то, что легко пришло, должно так же легко уйти, значительную часть я отдал бы нуждающимся детям и приютам для бездомных животных.

- На съемочной площадке проекта вы отлично ладите c членами жюри. Вы раньше были с ними знакомы?

- Да, разумеется. Ведь я жил шесть лет в Киеве и, конечно же, всех этих людей более-менее хорошо знаю.

- Чем занимаетесь в свободное время в Киеве?

- У меня нет свободного времени. Я прилетаю, вхожу в гостиницу, выхожу из гостиницы, еду на площадку, выхожу с площадки, сажусь в машину, приезжаю в гостиницу и ложусь спать. Больше в моей жизни ничего не происходит, никакого волшебства.

- Друзья в Киеве остались?

- Последние шесть лет я живу в Москве, и большинство тех людей, с которыми я общался в Киеве и которые мне были близки, или разъехались, или у нас просто прекратились отношения. Поэтому, к сожалению,в Киев приезжаю как в город, который очень люблю, в котором прожил много лет и который мне очень много дал, но я уже не приезжаю сюда как к себе домой. Оно и объяснимо, ведь дом один, и мой дом – это Минск. А Киев – это город, в который я приезжаю работать с огромным удовольствием, потому что я очень люблю и киевлян, и Украину.

- Дмитрий, у себя на странице в «Фейсбуке» вы написали, что 2014 год был похож на американские горки. Почему такое сравнение?

- Потому что американские горки – это такой аттракцион, с которого хочешь, но никак не можешь сойти. И все же я поблагодарил уходящий год за сына, за жену, за добрых людей, за здоровых родителей. Не люблю этот год за мое одиночество и растерянность, но не хочу о плохом.

 

 

- Каждый год дает нам какой-то урок…

- Этот год не вернется, и поэтому просто быть счастливым не вчера и не завтра, а здесь и сейчас – наверное, мой главный урок уходящего года. За это спасибо.

- 2014 год – это самый тяжелый год в вашей жизни?

- Для меня тяжелее был 2013-й. Он был, пожалуй, худшим годом в моей жизни. А в 2014-м было много хорошего. Вообще, не хочется жаловаться. Я сейчас измеряю жизнь не годами, а неделями. Потому что вижу, как растет мой сын Платон, как он меняется, как учится говорить, приобретает новые навыки. Для меня сегодня это главное счастье. Вот на прошлой неделе он научился лепить из пластилина – класс! А на позапрошлой сказал «мама, «папа», «бабушка» и почему-то «де».

- Сейчас все говорят о возвращении вашей жены Жанны Фриске на сцену. Вы что по этому поводу думаете?

- Рано еще говорить об этом. То, что Жанне лучше, означает, что впервые за этот год наша семья может быть вместе. Это дает нам возможность наконец-то все свободное время посвящать друг другу. Я могу одно-временно обнять и Жанну, и сына. Это самое важное сейчас.

- Как себя чувствует Жанна?
- Определенно она чувствует себя лучше, чем полгода назад. И для нас это, конечно, огромная радость. Мы живем одним днем и не думаем о том, чем мы займемся через два года, куда поедем отдыхать следующим летом. Мы поняли, что важно радоваться тому, что есть здесь и сейчас. Потому что завтра может и не быть. Причем это любого человека касается.

- Чему вас научила эта ситуация?

- Все будет так, как должно быть. Есть вещи, которые я не могу изменить, и Жанна не может изменить. Да, нам остается какие-то вещи принять, но это не значит смириться. Знаете притчу про лягушку, которая взбивала молоко, пока не получилось масло? Весь этот год мы были такими лягушками. И, кажется, у нас что-то получается.

 

 

- В интервью журналу «ОК» вы признались, что начали устраивать семейные дни…

- Да. Теперь у нас каждое воскресенье – это семейный день. Я его провожу обязательно с сыном и женой. Сейчас я стараюсь все свободное время быть с Платоном. Не только потому что я должен о нем заботиться – для меня это огромное удовольствие. Мне хочется участвовать во всем, что его касается. Меня совершенно не утомляет менять ему подгузники, водить его на прогулку, кататься с ним с горки. Хотя не скрою, после такого дня с сыном я чувствую себя так, будто по мне проехал каток. Но я рад, что этот каток по мне проехал.

- Какие ваши основные принципы воспитания?

- Сейчас я его не воспитываю – просто за ним наблюдаю, заламываю руки и жую от восторга сопли. Ему еще нет двух лет. Когда он начнет говорить или познакомится во дворе с хулиганами, у меня появится больше поводов задуматься о том, как его воспитывать... Но я уже сейчас понимаю, что ребенка не надо ломать, заставлять. Направлять – да, надо, но верить, что миллиард книг поможет тебе воспитать идеальное дитя, не стоит.

- Несколько лет назад вы говорили, что не хотели бы, чтобы дети росли в России...

- Посмотреть бы на себя двухлетней давности. Я много чего говорил тогда, рассуждая умозрительно. Мы всегда представляем себе идеальный мир: вот он родится, вот так я его буду воспитывать, вот такую стиральную машину купим… Но это фантазии – жизнь сама все на места расставит. Не всегда есть деньги на ту стиральную машину, которую ты хочешь. Не всегда есть возможность перевезти ребенка за границу. Хочу ли я, чтобы Платон пошел учиться в зарубежную школу или западный институт? Да, крутая идея. Но я же не граф английский. Пусть не верят читатели фотосессиям в глянце. Это все не мое. И одежда не моя. И замка у меня в России нет никакого. Не могу я так просто перевезти семью за границу. Я работаю здесь, в России. Так что два года назад я говорил про идеальный мир. Мой сегодняшний мир меня тоже вполне устраивает. Жаловаться не на что. Мне бы хотелось, чтобы моему сыну было хорошо, чтобы он знал, что у него есть мама и папа, и что это не просто отец, но еще и друг. А уж папка постарается, чтобы ему было хорошо.

- Дима, вы продолжаете работать в Москве на «Первом канале»?

- Да. Несколько лет назад я получил предложение подписать эксклюзивный контракт с российским «Первым каналом». В Киеве на тот момент я год как был без работы, поэтому предложение из Москвы было как нельзя кстати. Собрал чемоданы и поехал в Москву, где меня ждало шоу «ДОстояние РЕспублики».

- Если вспомнить прошлое, вам пришлось начать новую жизнь в чужом городе...

- У меня уже был опыт переезда из Минска в Киев. Но на этот раз уже не нужно было спать на вокзале, метаться в поисках работы, околачиваться у подъездов влиятельных людей, подсовывая им записи своих программ. У меня имелось готовое предложение об участии в рейтинговом проекте, который вывел меня на новый профессиональный уровень.

 

 

- И что вам дала Москва?

- У меня было много работы, которая не давала заскучать. Кроме того, я много путешествовал: побывал в Швейцарии, Германии, Италии. Поступил в университет в Литве, участвовал в телевизионных съемках в Польше, впервые посетил Казахстан, вел юбилей Нурсултана Назарбаева, премию «Прорыв», познакомился с Энрике Иглесиасом и Эросом Рамазотти за кулисами их концертов, которые я, собственно, конферировал. А еще я обошел все московские театры и купил через интернет-магазин два ящика книг. Знакомился с Москвой – в течение месяца специально ездил в метро и наблюдал за людьми. Какое-то время даже писал дневник. Ну и, конечно, меня спасали щедрые и сытые ужины у Юрия Александровича Николаева дома.

- Какой была ваша первая встреча с Юрием Николаевым?

- Ко мне подошел энергичный, хорошо одетый человек и протянул руку. «Юра», – сказал он. «А я Дима», – ответил я, и мы сели читать сценарий будущей передачи. В первый же день после съемок Юрий Александрович пригласил меня в гости. Его жена Элеонора фантастически готовит!

- Как вам работается в паре с мэтром?
- Мне кажется, у нас хороший тандем. Я искренне горжусь, что мы работаем вместе! Приятно, что мы с Юрием Александровичем партнеры не только в эфире, но и на теннисном корте. И он, и я – поклонники большого тенниса. И я всегда с удовольствием проигрываю Мастеру.

- А правда, что много лет назад у вас уже был опыт семейной жизни?

- Еще будучи школьником, я познакомился с девушкой. Это было первое и очень сильное чувство. Мы встречались семь лет и даже умудрялись параллельно учиться: я – на факультете журналистики Белорусского государственного университета, она – в медицинском. В какой-то момент я и моя возлюбленная решили, что нужно логически продолжить наши отношения, и поженились. Счастливая семейная жизнь продлилась в общей сложности недели три…

 

 

- Какие еще сюрпризы преподнесла вам новая работа?

- За время работы на украинском телевидении мне не довелось познакомиться с Аллой Пугачевой. А тут вдруг предстоит провести вдвоем с Примадонной полуторачасовую программу. Я сижу, жду своего выхода и страшно нервничаю. Мимо проходит Юрий Викторович Аксюта и, увидев мое взволнованное лицо, говорит: «Дима, ты что, смущаешься?» Я робко киваю. Он берет меня под белы рученьки, подводит к Алле Борисовне и говорит: «Это Дмитрий – ведущий программы». Пугачева в ответ: «Ах, вот ты какой! Вот кто отбил у меня Максима Галкина. Хороший парень!» Оказывается, какая-то желтая газета написала, что мы с Галкиным – любовники.

- Законы российского телевидения сильно отличаются от украинских?

- Я никогда не думал, что кто-то может избивать девушку ногами. Оказывается, в Москве такое возможно… А если серьезно, на российском телевидении жестче и острее шутят в адрес друг друга, в Украине такое «веселье» сочтут за грубость. Работая здесь, нужно быть более тонким и деликатным, бережнее относиться к словам, которые произносишь. Иногда аккуратнее шутить, а иной раз куда смелее и язвительнее, чем мы привыкли.

Оксана Данилюк

 

ФОТО: facebook.com/dmitry.shepelev.7, instagram.com/jfriske_fanclub, instagram.com/dmitryshepelev