Доктор Комаровский бросил курить и ловит рыбу

Доктор Комаровский бросил курить и ловит рыбу

Быть мамой и папой – не тяжкий труд, а удовольствие, считает известный педиатр. При условии, что родители обладают нужными знаниями.

Большинство украинцев впервые услышали о докторе Комаровском во время прошлогодней эпидемии свиного гриппа, когда он раскритиковал руководство страны, да и общество в целом, за панику вокруг этой проблемы. Между тем многочисленная «мамская тусовка» уже давно нарекла Евгения Олеговича «гуру ребенковедения».
Сегодня заслуженный педиатр ведет свою программу «Школа доктора Комаровского» на телеканале «Интер», где обучает всему, что необходимо знать родителям для воспитания здорового ребенка. Сейчас свою главную задачу он видит не столько в лечении детей, сколько в просвещении взрослых.

Евгений Олегович, ваши родители по профессии тоже врачи?
Мои родители инженеры и большую часть жизни проработали на турбинном заводе. Никто из моих предков не имел ничего общего с медициной. И я не перестаю этому удивляться, ибо мне часто кажется, что стремление лечить заложено во мне генетически.

Моя мама, прежде чем стать инженером, окончила Институт культуры
и несколько лет проработала библиотекарем. Последствия библиотечного образования мамы – огромная домашняя библиотека, культ книг и моя страсть к чтению. На выбор моей будущей профессии повлияла прежде всего моя младшая сестра. Она родилась, когда мне было 10 лет, и чувство необъятной любви к ней, страха за нее до настоящего времени воспринимается мной как самое сильное эмоциональное потрясение детства. К моменту окончания школы вопрос о выборе ВУЗа уже не стоял: Харьковский медицинский институт, педиатрический факультет.

Там же вы познакомились со своей будущей супругой…
Мы учились на одном потоке, поженились после четвертого курса. До сих пор поражаюсь, как это мне с первого раза так повезло! Моя жена тоже детский врач (окулист). Екатерина Александровна в течение многих лет работала в государственной поликлинике. Год назад эта ситуация начала действовать на нервы и ей, и мне. Работа не приносила никакого заработка. Мы как-то подсчитали, что за прием одного больного она получала от государства около 20 копеек. При этом ремонт кабинета приходилось делать за собственный счет. По моему мнению, зарплата в 120 долларов в месяц унижает человеческое достоинство. А поскольку стаж у супруги достаточный, мы приняли решение о необходимости выхода на пенсию. Очень жаль, что государство не может создать высококлассному специалисту достойные условия для работы.

А чем занимаются ваши дети?
У меня двое взрослых сыновей. Старшему 28, он женат и работает в IT-сфере, младшему 22, он еще учится. Мы часто собираемся в кругу семьи: старший приезжает с невесткой, младший приводит подружку. Внуков пока нет и мы этот вопрос не форсируем. Хотелось бы иметь наследников, с другой, есть определенный страх. Я женился молодым и стал отцом в 21 год. После этого мне довелось общаться с по меньшей мере с 150-200 тысячами детей. Но откровенно говоря, я не могу спрогнозировать, какие чувства у меня возникнут, когда я возьму на руки собственного внука или внучку.

Интересно, где живет доктор Комаровский и как проводит свободное время?
Я живу в собственном доме в Харькове. Во дворе нет огорода, зато есть большой сад, елки, березки, два огромных столетних дуба. Наш двор – излюбленное место встреч с друзьями. Кроме того, у меня с детства страсть к рыбалке. Это больше, чем просто хобби – это патология какая-то! И зимой, и летом на рассвете в воскресенье вместе с друзьями и детьми я уезжаю на целый день рыбачить. Для меня это самый простой и эффективный способ привести в порядок мысли, отвлечься от «страстей» печальной отечественной педиатрии. Еще я очень люблю путешествовать. Правда, поездки по Украине в последнее время стали несколько проблематичными. Если в Киеве я собираюсь перекусить в ресторане, то пока не сфотографируюсь со всеми официантками, еды мне не дадут.

Но все-таки на 99% моя жизнь занята работой. Раньше большую часть времени занимал прием маленьких пациентов. Сейчас ситуация изменилась, потому что я сосредоточил свои силы не столько на лечении детей, сколько на обучении родителей искусству правильного воспитания. Фактически мы являемся учебно-консультационным центром для мам и пап. Кроме того, я занимаюсь своим сайтом, написанием книг и их переводом на разные языки. Мы (мне помогает целая команда) ведем огромную переписку, отвечаем на вопросы. Много времени занимают телевизионные программы.

В этом году вы поддержали «Манифест против курения». Насколько остро стоит эта проблема в Украине?
По статистике, 25 миллионов украинцев страдают сердечно-сосудистыми заболеваниями. Все ранние инфаркты, инсульты, сосудистая патология, онкология однозначно связаны с курением. Для того чтобы хорошо работало сердце, нужна адекватная двигательная активность. А курящий человек не способен заниматься физическими упражнениями: при малейшей нагрузке у него начинается одышка. Курящие люди в возрасте 50-60 лет имеют реальный шанс «заработать» инсульт, слечь лет на 15 и стать обузой для своих близких. И все это только потому, что они курят! К сожалению, в нашей стране нет условий ни для лечения лежачих больных, ни даже для того, чтобы уйти без боли.

Некоторые родители курят даже в присутствии детей…
В моей практике были случаи, когда приходилось лечить ребенка с астмой. Невооруженным, как говорится, взглядом было заметно, что родители курят. В этом случае есть два варианта лечения: принимать очень сильные гормональные препараты или постараться избегать контакта с табачным дымом. Поэтому в таких ситуациях я всегда говорю родителям: «Либо вы бросаете курить, по крайней мере, при ребенке, либо обращаетесь к другому врачу». Если у вас не хватает силы воли «завязать», то нужно хотя бы минимизировать вред от вашего курения для детей.

Признайтесь, вы тоже долгое время курили…
Я начал курить в 19 лет, когда пошел работать в отделение реанимации харьковского Института неотложной хирургии. Работа казалась настоящим адом: стоны, крики, каждый день кто-то умирал. Нужно было найти повод выбраться из всего этого хотя бы на несколько минут. Поначалу мне все говорили: «Женя, ты ведь не куришь, постой, посмотри!» И все медсестры убегали на десятиминутный перекур. Я посмотрел на них и тоже закурил. Благодаря этому у меня появилась возможность раз десять за дежурство передохнуть.
Я курил двадцать лет, по две пачки в день. А пять лет назад окончательно распрощался с этой пагубной привычкой.

Что заставило вас бросить?
Прежде всего состояние здоровья. Я почувствовал ишемические боли. Они возникают, когда нарушается кровоток сердечной мышцы. Это характерная боль в области сердца, которая отдает под лопатку или в левую руку. Я неоднократно говорил на телевидении: «Если вы курите и почувствовали вышеуказанные симптомы, то это колокольчик, который может превратиться в колокол на ваших похоронах. Тут либо вы, либо вас. Стоит задуматься над тем, что будет с вашими близкими, когда вас не станет. Если вы их любите, то обязаны бросить курить». Кстати, через два месяца после того, как я бросил курить, боли в сердце у меня прошли.

Хотя я и не легко поддающийся внушению человек, мне помогла известная книга Алана Карра «Легкий способ бросить курить». Сначала я хихикал над бредовостью и наивностью этой книги, но потом изменил свое мнение. На самом деле ее гениальность состоит в главном посыле: когда вы бросаете курить, вы не становитесь несчастным – наоборот, вы становитесь счастливее.

Пример: я ловлю рыбу, долго не могу вытянуть из воды щуку, борюсь с ней и наконец побеждаю. Раньше я что делал? Отмечал победу сигаретой! Именно так появляется цепочка действий, к которой ты привыкаешь. Потом ты бросаешь курить, говоришь себе «точка», на следующий день видишь человека с сигаретой и завидуешь ему. А на самом деле ты не завидовать ему должен, а пожалеть его. У тебя-то этой зависимости уже нет, а у него осталась.

Осенью традиционно начинается сезон простуд. Что бы бы вы посоветовали родителям?
Я бы сказал, что здоровье вашего ребенка прежде всего зависит от вас. Не надейтесь ни на бабушку, ни на педагогов, ни на педиатров – рассчитывайте только на свои силы. Читайте, думайте, анализируйте. Если неприятность все же произошла, в помещении с больным ребенком должно быть проветрено, а температура воздуха низкой… Почему-то в нашей стране температуру в 19 градусов считают низкой, а если я произнесу цифры «16-17 градусов», то меня вообще будут считать экстремистом. А вот, скажем, в Германии это считается нормальной температурой воздуха в спальне. Унас же все с ног на голову, поэтому главные проблемы связаны
с перегревом детей в быту. Например, у ребенка насморк.

Ночью он поспал в теплой сухой комнате и подышал ртом. Наутро его легкие пересыхают. В таких случаях родители часто сетуют, что вирус опустился ниже. Это абсолютно неправильный подход. Когда у ребенка сопли, его нужно тепло одеть, но дышать он должен прохладным влажным воздухом. Вот еще важный «просветительский» момент: 80 % вирусных заболеваний в нашей стране «лечат» антибиотиками, в то время как на вирусы никакие антибиотики не действуют. При любой вирусной инфекции в легких вырабатывается большое количество слизи, которую нужно откашливать. Если вы не откашляли слизь, то, накопившись в организме, она впоследствии может вызвать осложнения.

Вы занимаетесь просвещением людей: выпускаете книги, ведете программу на телевидении. Вы видите результаты своей работы?
Я вижу, что мамы перестают воспринимать бабушек как носителей единственно верной информации. Участковым педиатрам становится все труднее «морочить голову» людям. Все больше родителей анализируют действия врачей: для чего то или это делается, как поступать правильно и чего нельзя. Люди начинают задумываться над тем, что высококвалифицированный специалист в возрасте 30-40 лет, на котором лежит ответственность за жизнь и здоровье подрастающего поколения, не должен получать зарплату в 1200 грн.

И какой вы видите выход?
У меня в голове вызревает большая программа реформирования в этой отрасли. Но она практически нереализуема в этой стране. Я озвучу эту программу тогда, когда у меня будет институт телохранителей, потому что для ее реализации нужно разогнать половину номенклатурных работников. Даже в рамках тех денег, которые выделяются на медицину, можно самым принципиальным образом изменить качество оказания медпомощи. Необходимо прекратить подпитывать корыстные интересы огромного количества структур, которые зарабатывают на системе здравоохранения.

Было бы неплохо, если бы в Украине ввели закон, который бы обязывал всех госчиновников лечить своих детей и лечиться самим в Украине, а не за границей, и только в обычных поликлиниках по месту прописки. Может быть, тогда ситуация кардинальным образом изменилась бы.