Как принять своего ребенка

Как принять своего ребенка

Ты желаешь ему только добра. Хочешь, чтобы он был умным, сильным, образованным. Лучше всех учился. Мог себя защитить. Побеждал на олимпиадах и соревнованиях. Поступил в престижный вуз… А ты уверена, что ему это нужно? И не слишком ли сильно твои ожидания давят на его плечи?

Об этом не принято говорить. В этом неловко признаться. Но факт остается фактом: часто наши дети совсем не такие, какими мы их себе представляли. Первые разочарования возможны, когда малыш еще формируется в твоем животе. Хотела мальчика, а УЗИ показало девочку, или наоборот. Дальше – больше. Ожидала появления на свет хрупкого ангелочка с белокурыми локонами, но дочка темноволоса и растет толстушкой – как муж в детстве. А сын вовсе не так мил и любознателен, как рисовался в мечтах…
 
Хорошо, что на то время, пока ребенок маленький, природа создала мощный механизм защиты от противоречивых родительских чувств: крошечный пупс настолько мил, что мы запросто прощаем этим пухлым щечкам то, что они не совпадают с нашим идеалом. Угловатым и агрессивным подросткам приходится тяжелее. «Я мечтал, что сын будет ходить со мной на рыбалку и ремонтировать машину, а ему это неинтересно – только бы рисовать и лепить.

Он совсем не похож на меня!», «Как научить ребенка быть активным? Дочь отсиживается в школе на задней парте, у нее почти нет друзей. В кого она пошла?», «Не пойму, как в нашей образованной семье растет такой неуч!» – психологи ежедневно слышат подобные фразы.
 
Мы давим на них своим авторитетом. Упрекаем в том, что они не оправдывают наших надежд. Сравниваем с другими детьми. Пытаемся заставить их стать такими, как нам нужно. Или… отстраняемся.
 
Что стоит за нашим нежеланием принять собственных детей? Чем чреваты попытки их изменить? И как уберечься от соблазна «отформатировать» ребенка под свою мечту?
 
Я знаю лучше!
 
«Мне нужен ребенок!» В этой формулировке заложен эгоистический мотив. А нужны ли ребенку вы?» – дерзко спрашивает психоаналитический терапевт, преподаватель института глубинной психологии Эдуард Ливинский. В разговоре со мной он поднимает сложную и откровенную тему: для кого мы рожаем своих детей? «Многие мои незамужние клиентки на вопрос о том, какой они видят свою счастливую жизнь, отвечают: «Выйти замуж и родить ребенка». Тогда я резонно спрашиваю: «А почему не воспитать?» Сначала женщина идет на поводу у базового инстинкта. Потом получает удовольствие от кормления и ухода за маленьким существом. Затем ребенок должен радовать ее своими успехами в школе… И очень желательно, чтобы отпрыск стал по меньшей мере министром – тогда все обратят взоры и на его маму», – утрирует психоаналитик.
 
За его ироничными словами стоит серьезная проблема. Назовем ее так: «Я лучше знаю, что тебе нужно!» Многие ли из нас дают своим чадам возможность удовлетворять собственные, а не родительские потребности? Двенадцатилетняя Аня, дочь знакомых, занимается в музыкальной школе. «У нее чудесный слух, – хвастается Валерия. – Мечтаю, чтобы она поступила в консерваторию». Аня же ходит в музыкалку, чтобы не расстраивать маму. А интересует ее совсем другое: платья для Барби. Она рисует эскизы нарядов и сама их шьет. Всегда, когда я прихожу к Валерии в гости, девочка хвастается новыми оригинальными платьями. Но никогда не говорит о музыке…
 
Восьмилетний Максим занимается сразу в четырех кружках: английский клуб, тейквондо, бальные танцы и шахматы. Его мама жалуется, что в последнее время успеваемость мальчика в школе упала. «А ты в третьем классе на сколько кружков ходила?» – спрашиваю ее. «Так ведь тогда другое время было! Сейчас везде конкуренция. Я хочу, чтобы Макс был на уровне!» – отвечает Лена.
 
А вот мой сын ходить на восточные единоборства категорически отказался. Да и танцы пришлись ему не по вкусу – бросил через полгода. Я долго искала тот кружок, который стал бы ему интересен. Наконец нашла: робототехника! Вот только когда слышу о спортивных достижениях его одноклассников, не перестаю спрашивать себя: не слишком ли я была мягкой? Возможно, следовало настоять на своем? Может, я все-таки лучше знаю?..
 
Свой опыт – самый важный
 
«Все проблемы начинаются тогда, когда родитель отказывается признать, что его сын или дочь – уникальная и неповторимая личность, а видит в ребенке продолжение себя или воплощение своей мечты. И возлагает на него то, что не удалось самому, – рассказывает Эдуард Анатольевич. – Раз это мой ребенок, то и делать он должен то, что я сказал, и быть таким, как я хочу. Такой постановкой вопроса мы превращаем детей в домашних рабов. Они обязаны повиноваться нашим приказам и удовлетворять наши желания».
 
«Ужас какой-то, это уж точно не обо мне», – возмущенно скажешь ты.

Погоди. Вовсе не обязательно кричать и заставлять, хотя и этим все мы грешим, согласись. Добиться своего можно по-другому. Играть на чувствах: «Мамочка расстроится, если не сделаешь так, как она просит». Подкупать: «Прочти эту книжку – и получишь новенький конструктор», «Пойдешь в медицинский – папа подарит тебе машину». Наказывать: «Ты снова играешь в эту глупую стрелялку? Неделю без сладкого!», «Хамишь? Остался без карманных денег». Оценивать, сравнивая с другими: «Марина – отличница, а ты чем хуже?», «Петр уже сам зарабатывает, а ты все лоботрясничаешь». Контролировать каждый шаг, постоянно делая замечания. Вмешиваться без спроса в его личное пространство… Поступая таким образом, мы заставляем ребенка обслуживать наши потребности.

Удовлетворять наше желание быть родителем Хорошего мальчика (девочки), который учится на отлично, не доставляет хлопот, помогает по дому, делает успехи в спорте, служит примером для знакомых, ублажает наши амбиции. И мы даже не задумываемся, чего же хочет он сам!
 
«А как же тогда воспитывать, без контроля и наказаний?» – спросит удивленный читатель. Ведь нельзя же потакать всем прихотям дитяти! По мнению православного психолога Дмитрия Благого, строгость – важный элемент воспитания, ведь «плохие ростки имеют свойство расцветать и без нашей помощи, в то время как за хорошими нужно постоянно ухаживать. Слово родителя должно быть авторитетно. Другой вопрос, как заработать этот авторитет: криком и наказанием или доверием и уважением к Учителю». Без строгости мы из милого малыша вырастим домашнего тирана. К тому же во многих ситуациях родители действительно лучше знают, как поступить…
 
«Задача взрослого – не выдрессировать послушное чадо в соответствии со своими представлениями. Отец и мать должны дать ребенку возможность приобрести свой собственный опыт и развить свои лучшие способности. Однако в рамках безопасности – для него и для общества», – объясняет Эдуард Ливинский. Получается, лучшее, что мы можем сделать для своих детей, – научить их осознавать последствия своих поступков и нести за них ответственность, определять, что опасно и что безопасно. А дальше пусть действуют на свой страх и риск. По правде говоря, это намного сложнее, чем указывать и проверять!
 
Я уникален!
 
Вместе с психологами мы составили своеобразную декларацию прав ребенка. Написана она от имени самого малыша. Обращаясь к своим родителям, он хочет быть услышанным.
 
«Мама и папа! Я – неповторимый человек со своим особенным характером, своими желаниями и стремлениями. Они могут не совпадать с вашими. Не нужно видеть во мне только плохое и вешать на меня ярлыки: лентяй, балаболка, медлительный. Во мне есть много хорошего! Заметьте наконец это!
 
Уважайте мое мнение. Если вы считаете, что я говорю глупости, то вы меня не слышите! А свое категорическое «нет» произносите, пожалуйста, только тогда, когда ситуация опасна для моей жизни.
 
Позвольте мне не разделять ваших увлечений и интересоваться тем, к чему вы можете быть равнодушны. Не надо говорить, что мне ничего не интересно, – вы просто плохо ищете! Поощряйте мои увлечения, а лучше разделите их со мной. Дайте мне денег на них и перестаньте негативно о них отзываться. Поверьте, даже из рэпперов и эму могут вырасти великие люди.
 
Если вы хотите, чтобы я делал зарядку, застилал постель, чистил уши, убирал в комнате, читал книги и помогал по дому, покажите мне пример, ведь я учусь, подражая. А когда я не слушаюсь, начните делать эти скучные дела со мной: так мне будет веселее. И раза с пятидесятого, возможно, я смогу все делать сам.
 
А если вы желаете, чтобы я занимался какими-то нудными вещами, вроде зубрежки английского или мытья полов, найдите мне стимул! Я буду учить язык, если смогу общаться по скайпу с теми, кто на нем говорит, и читать интересные англоязычные журналы. Кроме обязанностей у меня должны быть и права. Дайте мне время, которое я могу использовать, как хочу!
 
Не ругайте меня за то, что вместо зимних сапог я купил лыжи. Не создавайте мне противоречивых альтернатив, решить которые я еще не в состоянии: и сапоги, и лыжи мне одинаково нужны! Научите, как удовлетворить обе потребности, а не противопоставлять их.
 
Когда я чего-то не могу понять, дайте мне возможность прочувствовать последствия моих действий. Пусть я посижу перед компом до 12, а потом опоздаю в школу – в следующий раз я лягу вовремя. Пусть забуду постирать носки – мама, не стирай мне, иначе я никогда не научусь следить за своими вещами! И желательно приучать меня к этому сызмальства, а не с понедельника. Ведь я повзрослею, только опираясь на свой собственный опыт.
 
Научите меня понимать прежде всего себя – и тогда я пойму других.
И еще. Учите меня с верой в то, что мне все под силу. Любите меня не за то, что я делаю или не делаю, а безусловно – просто потому, что я есть!
 
Ваш любящий ребенок».
 
…Конечно, ты не перестанешь тревожиться за него. Особенно когда речь идет о таких серьезных вещах, как самостоятельная поездка в другой город, решение о подработках летом, выбор профессии, в конце концов женитьба. Очень хочется уберечь чадо от ошибок. «Если примеры других людей не впечатляют ребенка, если вы рассказали ему обо всех возможных последствиях его действий, но он настаивает на своем – сделайте все, что от вас зависит, и положитесь на Бога и интуицию ребенка», – советует Дмитрий Благой.
 
Да и точно ли мы знаем, что для него лучше? Может, ты принуждаешь его к тому, что лучше для тебя? Спроси себя об этом в следующий раз, когда будешь указывать своему сорванцу, как поступать. Будь ему другом и союзником, а не взрослым, которому нужно угождать.

А что чувствует он?

Стремясь «выковать» из ребенка идеал, мы не видим его сущность, не понимаем, что ему важно и ценно. Последствия могут оказаться плачевными.
 
Что делаем мы
Что ощущает ребенок
Хотим реализовать в ребенке то, чего не удалось достичь нам самим.
Неудовлетворенность, подавленность, отсутствие интереса к навязанным занятиям. Может выражать протест непослушанием и агрессией.
Пытаемся сделать ребенка «самым-самым», всячески развивая и пичкая всевозможными знаниями.
Чувствует постоянное напряжение и усталость. Не любит школу и дополнительные занятия. Сомневается в своих силах, так как невозможно везде быть на высоте.
Тревожимся за него. Ограничиваем и защищаем, стремясь уберечь от ошибок.
Воспринимает мир, как угрозу. Боится любых сложностей. Не в силах принять решение, если ситуация хоть немного отличается от стандартной.
Излишне контролируем.
Не хочет ничего делать сам, боясь, что не получится, «как надо». Не хочет прилагать усилий. Привыкает быть слабым и маленьким.
Оцениваем, сравниваем с другими.
Становится зависимым от оценок и чужих мнений. Им легко будет манипулировать: брать «на слабо» либо с помощью лести добиваться своего.
Постоянно выражаем недовольство его поведением и поступками.
Либо изо всех сил старается заслужить похвалу, но быстро истощается, даже может заболеть. Либо протестует: зачем что-то делать, если им все равно недовольны?