Мария Аронова: «Я решилась рожать без мужа, потому что очень хотела этого ребенка»

Мария Аронова: «Я решилась рожать без мужа, потому что очень хотела этого ребенка»

Мария Аронова из тех женщин, не заметить которых невозможно! Яркая, эффектная, с потрясающей энергетикой! Не боясь пересудов, она рассказывает о своих увлечениях.

С большой любовью и уважением говорит о муже Евгении. И уверена: свое счастье человек создает сам…

Она производит впечатление сильной женщины. Такой, которая «коня на скаку остановит, в горящую избу войдет». «Нет, что вы, это не про меня», – смеется Мария Валерьевна. И то ли в шутку, то ли всерьез называет себя «обычной бытовой бабой».
У нее потрясающая энергетика и очень яркая харизма. И хотя Мария не принадлежит к типу классических красавиц, она очаровывает сразу…
 
Мария Валерьевна, вы достаточно откровенны во многих интервью. Вам не тяжело рассказывать о себе, вновь переживая события прошлого?
 
Нет. Можно быть открытой по-разному. С моей точки зрения, не этично рассказывать о других людях, а что касается моей собственной жизни – тут уж я сама решаю: стоит мне откровенничать или нет. Если мои переживания, моя история кому-то интересны, почему не поговорить об этом?
 
О чем вам вспоминать сложнее всего?
 
О смерти мамы. Ее нет уже много лет, я осталась без нее в 23 года. Мамочка была очень образованным человеком, легче перечислить книги, которые она не читала, чем те, которые прочла. При этом она была женой и матерью, занималась уборкой, готовкой, таскала сумки, штопала дырки на носках брата и отца и на моих колготках. После смерти мамы мне сразу же пришлось повзрослеть. Призываю всех, у кого живы родители, беречь их бесконечно. Это такое переживание, о котором мне до сих пор больно вспоминать.
 
Чем занимались ваши родители?
 
Мама работала библиотекарем, а отец инженером. Мы жили в подмосковном Долгопрудном. Семья была небогатой, мы перебивались на копейках. Но меня и брата родители невероятно уважали. Я помню картину из детства: мама стоит у раскрытой стиральной машины, в одной руке держит брюки моего брата, в другой – мое платье. И говорит: «Маша, Саша, посмотрите, что у вас в карманах». Понимаете, родители не могли залезть в наши карманы, в портфель или письменный стол, настолько они уважали нашу территорию.
 
Мама – это самый главный человек в жизни женщины, чему она вас научила?
 
Исключительно благодаря маме и ее воспитанию я понимаю, что моя работа не является моим образом жизни. Я обычная бытовая женщина, отвечающая за продукты, готовку, уборку дома. Когда я, будучи студенткой театрального училища, попала в театр имени Вахтангова, меня так «раздуло» от важности, я чувствовала себя звездой! У меня уже был годовалый сын Владик.
 
Как-то вечером я вернулась после репетиции домой, где моя мама, тогда уже больная раком, ухаживала за моим сыном. Тогда, в 1991 году, не было памперсов, их заменяла марля, которую мы гладили с двух сторон. В ванной стоял таз, где были замочены эти грязные марлевки. Мама мне говорит: «Маша, надо бы выстирать». А я отвечаю: «Подожди, пожалуйста, мне надо подумать над рисунком роли». Моя мама никогда не повышала голоса, она просто принесла таз – и вылила мне под ноги. Ни слова не говоря. Больше мы к этому вопросу не возвращались. Позже она сказала: «Понимаешь, будут роли, будут мужчины, но ничего важнее детей в твоей жизни не будет. Если ты это поймешь – проживешь правильно».
 
Как ваши родители отнеслись к тому, что вы, не будучи официально замужем, решили родить ребенка?
 
Смирились – ничего другого не оставалось. К большому сожалению, я человек очень влюбчивый. Про такую любовь, которую я могу испытать к мужчине, пишут в романах. Когда я влюбляюсь, теряю голову полностью, мира вокруг не существует. Я очень хотела родить от любимого мужчины, этот ребенок был мне в радость. Когда я узнала, что беременна, сразу поняла, что будет мальчик. Мама часто повторяла: «От сына можно ожидать чего угодно, а от дочки – что она в подоле принесет. Вот Манька и принесла в подоле» (смеется). Родился прекрасный мальчик Владик. Сейчас это моя радость и опора.
 
Любовь к его отцу до сих пор в вас живет или прошла за эти годы?
 
Отец моего сына умер, царствие ему небесное. Но ничто не проходит зря. У меня осталось в памяти только хорошее о наших отношениях. Не понимаю женщин, которые избегают общения с бывшими мужьями. Все мужчины, с которыми у меня были романы, в дальнейшем становились моими друзьями.
 
Неужели никаких обид не осталось?
 
А на что обижаться? Если любишь человека – сделай, как нужно ему. Если этот человек хочет уйти – отпусти, ведь он не твоя собственность. Понятно, что это я сейчас говорю с остывшей головой, а когда в душе кипит страсть – это больно, трудно, даже невозможно! Я убеждена: все наши страсти – чистая химия организма. Когда этот процесс заканчивается, способность думать возвращается. И я задавала себе вопрос: я себя люблю или человека? Если любишь его, поступи, как он хочет. А коль любишь себя – так чего ты плачешь? Ты его и не любила!
 
Складывается впечатление, что вы легко переносили расставания с мужчинами…
 
Конечно же, нет! Когда у меня заканчивались отношения с мужчиной, мне непременно надо было ему звонить… Видеть, что он меня разлюбил… Слушать, как он говорит грубости… Переживать от того, что он не берет телефонную трубку… Однажды я задала себе вопрос: зачем я все это делаю? Потом уже поняла, что любовные разочарования должны меня переполнить, – только тогда я могу излечиться полностью. Открыть глаза, произнести имя бывшего любимого – и ничего не почувствовать… Вата… Тогда я выдыхаю и понимаю, что могу идти дальше. Вот так я переживала расставания. Эгоистично? Может быть. Но все эти действия направлены на мое успокоение и выздоровление. Я, как Мюнхгаузен, вытягивала себя за волосы из своих влюбленностей.
 
Вы очень эмоциональны. Вам хватает страсти в браке?
 
Знаете, если я скажу, что мне всего хватает в браке, то солгу. Существуют вещи, которые хотелось бы поменять. Но я спрашиваю себя, что для меня важнее: случайная интимная встреча или ощущение мощнейшего тыла за спиной? Мне важен тыл – наверное, как и большинству женщин. И я его ощущаю, сколько бы времени ни проводила на съемках. Для меня роднее Жени сейчас никого нет. Мама умерла, папа вторично женился на прекрасной женщине, у него своя жизнь. Муж заменил мне всех родственников и даже друзей. Поэтому страсть страстью, но для чего мужчина и женщина вообще встречаются? Чтобы создать крепкую семью, продолжить род – и это главное есть в моей жизни.


 
Счастье пришло к вам не сразу, есть же такая поговорка «прежде чем встретить принца, надо перецеловать много лягушек»…
 
Думаю, счастье мы создаем сами. Скажу вам честно: у меня к Жене не было сумасшедшей страсти, когда мы начали общаться. Не было безумного романа, потери памяти и головы, как это со мной обычно случалось при влюбленности… Женя ухаживал, добивался меня. И если бы мне тогда сказали, что с этим мужчиной я проживу уйму лет и рожу от него дочь, я просто расхохоталась бы! Не могла представить Евгения рядом с собой – мы принципиально разные! К тому же он на 15 лет старше меня.
 
То есть вы мужа разглядели постепенно?
 
Именно так. Понимаете, я – сорока: всю жизнь бросалась на ярких мужчин. Именно поэтому, как сейчас понимаю, и семью так долго не могла создать. Мне интересен был первый человек в компании, которого все слушают, которым все восхищаются… Да, у меня были безумные и страстные романы, но к чему они приводили? К полному опустошению. Все это длилось, пока я не поняла: чем выше взлетаешь в своих чувствах, тем больнее падаешь. Это закон природы. Мне кажется, что классические влюбленные Ромео и Джульетта не случайно погибли: они не смогли бы справиться с такими сумасшедшими эмоциями. Сгорели бы в ревности, подозрениях, обидах. Когда люди по такой страсти женятся – вряд ли союз окажется счастливым. Такое бывает, наверное, один раз на миллион.
 
 
Что вам дает семья?
 
Чувство защищенности. Мне очень спокойно с Женей. Я его полюбила сначала как человека, а потом и как мужчину. Женщины часто придумывают мужчин, а после разочаровываются. Основой брака, с моей точки зрения, является уважение.
 
За что вы уважаете своего мужа?
 
Простой пример. Евгений очень мало зарабатывал, когда мы с ним познакомились. Он добровольно взял на себя работу по дому и – главное – заботу о детях. Сам предложил: «Зачем мы будем тратить деньги на няню? Ты будешь приходить уставшая и выполнять женскую работу, а я буду получать копейки, но изображать из себя мужика?» Я тогда ответила: «Ты прав, я просто не посмела предложить тебе такой вариант». Ведь мы воспитывались в обычных советских семьях, где оба родителя работали. Для мужчины с нашим менталитетом такое предложение – абсолютная самоотверженность и доверие. Кто ее знает, эту Аронову? А вдруг она скажет через два года: «Я тебя пою и кормлю, а ты на моей шее сидишь». Вот за это я очень уважаю своего мужа… И хотелось бы посмотреть на мужчину, который бы делал все то, что мой муж делает добровольно и с удовольствием! Он растил моего сына, сейчас воспитывает нашу дочку Симу. Это смысл его жизни.
 
Как сын принял вашего мужа?
 
Хорошо. Влад оказался очень мудрым, несмотря на свои малые года. Конечно, когда у сына был подростковый возраст, конфликты между ними возникали, но это прошло. Владик сложный человек. Он одинокий по своей природе, как волк. Он необыкновенно добрый, очень интеллигентный. Но сын для меня – абсолютно другая планета. Я его воспитывала и продолжаю воспитывать, угадывая.
 
Когда вы собрались выходить замуж, для вас важно было мнение сына?
 
Конечно. Я никогда не была одна. Не допускала мысли, что я могу не нравиться. Проблема была в другом – я понимала, что возможностей искать мужа у меня очень мало, потому что я неслась из театра к сыну, а от него в театр. Мама мне сказала как-то: если хочешь потерять ребенка, приводи ему каждый год нового папу. Я не могла приглашать мужчин в дом: считаю, что такое поведение – преступление перед сыном или дочерью. В этом отношении мне с Женей повезло: он стал хорошим отцом. Сейчас Евгений уже дедушка: его внук Виталик старше нашей дочки Симы на год.
 
Знаю, что Влад поступил в Щукинское училище. У вас нет страха, что у него не получится достичь больших высот в профессии?
 
Такой страх у родителей есть всегда. Но разве мой сын не имеет права на провалы? Дай Бог ему взлетов, но без падений их не может быть. Парень только на третьем курсе понял, куда попал (смеется). Мне стали звонить педагоги и поздравлять с успехами сына. Говорят, он блистательно читает, очень старается. Он понимает, что в этой профессии быть троечником или середнячком нельзя.
 
Владислав сам захотел стать актером?
 
Это было наше обоюдное решение. Но я его, конечно, направляла, потому что вся ответственность за сына лежит на мне. Ранние дети – это наши ранние ошибки. Мне было 19 лет, когда родился Влад. И когда происходило его становление, одновременно этот же процесс был и у меня. По большому счету, я им не занималась, как я сейчас могу заниматься Симой. Времени тогда совсем не было.
 
 
Я начала работать в театре и продолжала учиться в институте. Мама моя умерла, когда Владьке было четыре годика. Порой он был предоставлен сам себе. Сын обладал дичайшей энергией, это был маленький человечек, который просто лопался по швам. Он окончил школу экстерном, затем год проучился в кулинарном колледже. Потом я узнала, что в Щукинском училище набирает курс один из самых мощных педагогов, Вадим Петрович Поглазов. Влад стал готовиться к поступлению в театральный институт – и поступил. Вообще-то, я никогда не скрывала, что мой ребенок учится на платном отделении института.
 
Вам не было тебе обидно, что родное Щукинское училище предложило учить вашего сына за деньги?
 
Нет. Представьте: приезжает поступать в театральный мальчик из какого-нибудь небольшого провинциального города. Он всю жизнь мечтал быть актером, готовился. А потом вдруг выясняется, что артистка Аронова решила на курс устроить сына, и это бюджетное место уже занято. Разве это справедливо? Я в состоянии сейчас оплатить учебу сына – так что мы никому, упаси Господи, дорогу не перебежали.
 
Как вы развиваете младшую дочь Симу?
 
Я не знаю, чем она будет заниматься. Но мне бы хотелось, чтобы Сима владела музыкальным инструментом, потому что это выделит ее в любой компании. Хотелось бы, чтобы она умела хорошо двигаться, танцевать – это очень важно для девочки. И, конечно, чтобы она знала иностранный язык. Вот это три вещи, на которые мы сейчас с мужем делаем упор. Убеждаем: Симочка, это необходимо! Еще я мечтаю, чтобы она научилась хорошо шить, вышивать и вязать – у нее есть к этому склонность. Еще дочь любит животных до обморока. Уже сейчас она нам заявляет: мол, когда вырасту, у меня будет своя ветеринарная клиника. Будет или нет – неизвестно, но ради любви нашего чада к животным мы завели двух собак и попугаев, за которыми Сима ухаживает. Это ее животные, она следит за чистотой мисок и гуляет с собаками.
 
Без напоминаний?
 
Да, она сама решила, что это ее долг. Единственный способ заставить ребенка что-то делать – хвалить! Я прошу даже своих друзей, которые приходят в наш дом, обращать внимание на чистые миски. Сима радуется, когда ей говорят, что в доме чисто. У нас живут английский бульдог Марфа и немецкий шпиц, которого мы назвали Изей. Когда дочь просила собаку, мы провели много бесед, обговаривая и повторяя, что именно будет входить в ее обязанности. Когда я привезла Серафиме немецкого шпица, ее первую собаку, – дочь даже заплакала от счастья.
 
У вас хватает времени на хобби?
 
У меня страсть к вышивке, люблю вышивать подушки! Я покупаю наволочки одной фирмы, там на канву уже нанесен рисунок, и вышиваю крестиком – это очень просто, это может сделать любая женщина, даже начинающая. Сима тоже любит вышивать. Бывает, мы проводим вечер вместе, сидя на диване: муж нам приносит фруктов, и мы с ней, как две барыни, рукодельничаем. Я очень люблю эти тихие семейные вечера, которые случаются в моей жизни очень редко.
 
Наталия Белогур

Фото взяты с сайтов trud.ru, film.ru, 7dn.ru