Тина Кароль:

Тина Кароль: "Финальные решения уступаю мужу"

Она верит в любовь с первого взгляда. Своего единственного сына растит по особой системе. Не любит готовить, ходить по магазинам – и не скрывает этого. 
В приметы не верит – но побаивается домовых. 
Чего еще мы не знаем о популярной певице 
Тине Кароль?

 

Сейчас она сменила имидж. Остриг-ла свои длинные локоны и, кажется, еще больше похудела. Говорят, что внешние изменения отражаются и на характере. Похоже, что с Тиной Кароль так и произошло. Я почему-то ожидала увидеть чуть резковатую девушку, с удовольствием рассказывающую о своих профессиональных достижениях. Но она показалась мне мягкой и умиротворенной. Тина с радостью говорила о своем сыне – трехлетнем Вениамине. А ее фраза: «Финальные решения я оставляю за… мужем» меня даже заинтриговала…
 
Тина, это правда, что к своим песням вы относитесь критично?
Я исполняю то, что мне сейчас близко. Взрослею, меняюсь – и композиции становятся более серьезными. А перфекционизм… Мне кажется, это качество вредит как в работе, так и в жизни. Конечно, нужно добиваться хорошего результата. Но наступает миг, когда надо остановиться, – ведь не факт, что новые изменения сделают работу лучше. Мое близкое окружение меня останавливает: все, достаточно, уже хорошо. И если бы я не прислушивалась к мнению людей – не знаю даже, что было бы. (Смеется.) 
 
Недавно узнала, что вы довольно строгий руководитель для своих музыкантов… Так ли это?
Кто-то же должен быть стержнем! Мне приходится иногда быть жесткой, потому что музыканты черпают мою энергию, именно я заряжаю и вдохновляю их. Кто, как не я, и объяснит, и ободрит, и отругает – если нужно. Нельзя злиться на человека, если он чего-то не понимает. 
 
С кем остается ваш сынок, когда начинаются гастроли?
С бабушками, нянями: у него круг общения очень большой, скучно ему не бывает. Иногда мы берем его с собой на гастроли. И он настолько к этому привык, что, видя меня в концертном платье и с макияжем, говорит: «И я! И я тоже пойду!» Он дома часто поет, хотя мне это не очень нравится...
 
Почему же?
Зачем ему это надо? Конечно, яблоко от яблони недалеко падает, но я бы не желала сыну судьбы артиста. Это всегда душевные терзания, неудовлетворенность сделанным, зависимость. Тем более что парень-артист – существо более нежное, нежели мужчина-руководитель.
 
С этим можно спорить!
Да, кому-то удается и по-другому. Он сейчас еще маленький, выберет то, что ему будет ближе. Пока он поет, и его любимая песня «Голубой вагон бежит, качается».
 
Не мамина песня…
Тем не менее мой голос он узнает и все мои песни знает! Забавно, когда где-нибудь в развлекательном центре звучит моя запись, а Веня кричит: «Мама! Это мама!» Няни стараются его отвлечь, увести, хотя моего сына уже стали узнавать. (Смеется.)
 
Вы сами искали нянь или прислушивались к мнению знакомых?
Честно – не помню. Когда в твоем окружении появляются именно твои люди – уже не важно, как вы познакомились. Две наши няни стали настолько родными, что у меня ощущение, будто они с нами всю жизнь.
 
Правда, что ваш сын ходит в самый обычный детский сад?
А почему бы и нет? Няни, бабушки и дедушки – это хорошо. Но все дети должны посещать сад, иначе они вырастают эгоистами.
 
Но сад от эгоизма не спасает…
Да, не спасает, но там он общается с другими детьми. И я, и мой муж тоже посещали такие заведения. Сын очень любит туда ходить, не хочет ехать вечером домой, резвится там – всех лупит… Он у нас гиперактивный ребенок, свою негативную энергию так сбрасывает. Молотит руками всех подряд. Надеемся, перерастет. (Смеется.)
 
Есть родители, которые все запрещают. Есть те, которые разрешают почти все... Какие вы?
Вторые! Мои мама и папа все время мне говорят, что нельзя мальчику все позволять. Но по попе он у нас еще ни разу не получал. Хотя Веня четко знает, что такое быть наказанным и стоять в углу… Он знает, что такое «нельзя», понимает, что провинился, если ему в чем-то отказывают. Но мы его не бьем – и это наш метод.
 
Что, неужели не хочется иногда шлепнуть по мягкому месту?
Нет, не хочется! Я считаю, что у родителей достаточно интеллекта, чтобы маленькому человечку объяснить, что хорошо, а чего не надо делать.
Вот вы говорите: «Иди в угол!», а сын отвечает: «Не пойду!»
Нет, такого не бывает. Конечно, я мягче мужа – наверное, это природой заложено. Считаю, что мы с Женей молодцы, что выбрали такой метод воспитания. Это наш ребенок, мы вправе решать, как и что ему давать.
 
Кто в вашей семье принимает серьезные решения?
Мы советуемся. Ничего не происходит по решению кого-либо одного. И даже если мы с мужем имеем свое мнение, то все равно обсуждаем проблему с окружающими. Это шоу-бизнес, и мысли близких не бывают бесполезными, от одного поступка многое зависит. Однако финальное решение я оставляю за… мужем. Он – глава.
 
Почему-то кажется, что вы, Тина, склонны к спонтанным решениям, действиям?
Да! Ведь я по гороскопу Водолей. Сегодня хочу одно, завтра –другое. Мой муж – Лев, ему бывает сложно уловить мой поток, но, тем не менее, мы уживаемся. Муж умеет сдерживать меня – и мне это нравится. Его расчетливость чаще бывает более правильной и результативной, нежели моя эмоциональность. Спонтанность хороша на сцене, а вот в бизнесе – не всегда…
 
Верите в любовь с первого взгляда?
Да, это про нас! Когда я увидела Женю – сразу ощутила нечто необычное, будто бабочки в животе ожили. Я и сейчас хорошо помню ту сцену: я была в костюмчике, с косичкой… У Жени, наверное, тоже так было – во всяком случае, он меня в этом уверил.
 
Как родители отнеслись к вашей росписи? Тогда вы были довольно молоды…
Для моих мамы и папы наша роспись оказалась неожиданностью, как и для публики. Мы собирались в романтическое путешествие на Мальдивы и по дороге заехали к родителям. Сообщили, что поженились, а теперь сыграем свадьбу для них. Вообще-то перед росписью Женя позвонил моему папе и попросил о встрече. Отец жутко перепугался, сразу примчался. Женя говорит, мол, хочу попросить руки вашей дочери. Папа выдохнул и ответил: «Ой, а я уже подумал, что-то случилось!» У нас все произошло довольно быстро – и мне это нравится. Мне по душе динамика – чего бы это ни касалось!

С Еленой Скачко на вручении премии "Женщина года"
 
А со свекровью не страшно было знакомиться?
Мне – нет! Я была влюблена – как под наркозом! Вот Женина мама не знала, как со мной общаться, куда посадить. Но сейчас привыкла уже. Мы созваниваемся, общаемся. Но так, чтобы обмениваться рецептами или обсуждать каждый шаг, – такого у нас нет. Я просто такой человек, мало кого к себе подпускаю, мне требуется личное время и пространство. На вечеринках я самая молчаливая и тихая.
 
Вы всегда такой были?
Нет, это работа меня изменила. Я истончаюсь на сцене. И если собирается компания – что бывает редко, – я обычно молчу, подпитываюсь, варюсь в дружеской атмосфере.
 
Правда ли, что у вас с Женей случаются бурные ссоры?
Знаете, мой муж когда-то очень верно сказал: люди, которые любят друг друга, отношений не выясняют. Не скрою, тогда мне было непонятно – неужели так бывает? Сейчас я с ним солидарна. Возможно, какие-то вспышки поначалу и были… Сейчас нет – и как можно ссориться при ребенке? Наш Веня никогда не слышал, чтобы мы общались на повышенных тонах. Да, иногда Жене приходится меня в чем-то убеждать, иногда мне – его. Бывает, мы серьезно критикуем друг друга, но ведь это нормально. Муж – главный критик для меня. Если бы не это, наверное, я не росла бы как артистка. 

В апреле Тина повилась на съемках шоу «Майдан’s» с коротенькой стрижкой «под мальчика». Проспорила мужу – объяснила расставание с собственными кудрями артистка. 

То есть ваш супруг говорит: «Я подумал, а не пора ли тебе измениться?» – и вы киваете головой?
У нас все обычно наоборот. (Смеется.) Это я с похожей фразой прибегаю к нему. А муж как раз гасит мое пламя, говоря: «Опять что-то придумала! Нет уж, пусть будет, как есть…» Хотя я не всегда согласна с тем, что Женя говорит, не сразу принимаю его слова – наверное, гордыня не позволяет. Мне надо обдумать, взвесить, и в основном он оказывается прав.
 
Как вы отделяете семейную жизнь от рабочих отношений?
Я – такая, какая есть. Нет такого: вот прихожу домой, снимаю накладные ресницы и превращаюсь в домохозяйку. Да, семьей я занимаюсь, но бытом никто меня не загружает. Я не пеку, не готовлю ежедневно завтраки-обеды-ужины. Женя относится к этому нормально. Он не подавляет меня, не пытается сделать из меня образцовую домохозяйку. Да я и не позволила бы!
 
Шопинг или поход за продуктами в этом же ряду?
Это бывает редко, когда хочу развлечь себя. В обычной жизни одеваюсь просто – блеска мне хватает и на сцене, могу зайти перекусить в обычный ресторанчик. Никто меня не узнает.

 
Да не может такого быть!
Понимаете, если бы я широко открывала двери и начинала требовать скидку – да, тогда бы узнавали. Но я этого не делаю, это не мой стиль.
Говорят, что вы строите дом…
Это правда. Осталось еще немного доделать, и мы переберемся за город. Надеюсь, в этом году. Хотя мой муж говорит, что в високосный год не стоит въезжать в новые помещения... 
 
А вы и Женя верите в приметы?
Я стараюсь не зацикливаться, не хватит ни нервов, ни здоровья, чтобы всему следовать. Но Женя, если встречает человека с пустым ведром, откладывает все дела. Был период, когда его встречала уборщица с полным ведром: она знала, когда он идет, и по его просьбе выходила. 
 

 
Возвращаясь к теме вашего нового дома…
У нас там есть тренажерный зал, изразцовый камин – это то, что я навязала нашей семье. Камин сделан по старинным макетам – абсолютно белый. У моей бабушки на Западной Украине была печь. Внутренним дизайном дома занимаюсь я, хотя мы и советуемся с профессионалами. Но все оттенки, кухня, мебель – это все моя работа.
 
Охарактеризуйте себя...
Ой, мне сложно – я разная, непредсказуемая! В общем, страшная женщина!
 
Хорошо, а чего же боится «страшная женщина»?
Домовых – причем с детства. Даже сейчас сплю при неярком свете. В детстве наслушалась страшных историй… Наверное, в душе я все еще ребенок.
 
Вы мечтаете?
Да. О сцене, музыке. Я не умею абстрактно мечтать: загадываю – и это сбывается. Ставлю цели: когда поймешь, чего хочешь, этого проще добиваться. И так было всегда, я не из тех, кто плывет по течению…
Татьяна Постольникова