Синий ворон счастья

Синий ворон счастья

Как-то не тянет на притон колдовских сил», – была первая мысль, которая посетила Ларису, когда она зашла в светлую, украшенную цветочными композициями гостиную. На журнальном столике – яркие обложки глянцевых журналов, веселенькие занавески на окнах.

Хозяйка квартиры, потомственная гадалка Вера (как было написано в объявлении) – миниатюрная женщина в джинсах и зеленой футболке –гостеприимно сказала своей оробевшей посетительнице: «Проходите, присаживайтесь». И ловким жестом фокусника извлекла откуда-то из-под кипы журналов карты Таро. Красивые разноцветные картонки легли веером на стол. «Вижу, что не нравится вам ваша жизнь, ой как не нравится, – поцокала языком Вера, – на работе неладно, наверное, думаете: уйти или не уйти. Так, посмотрим личную жизнь… Тут и смотреть нечего – пусто. Ни мужа, ни любимого. Вижу трудности, нет, не денежные, а те, что от головы идут». Лариса напряглась: неужто и впрямь все видит? Хотя, скорее всего, это – обычные приемчики для доверчивых посетительниц…
«Знаете что, – вдруг произнесла гадалка, – вам надо как-то гармонизировать свою жизнь, впустить в нее что-то новое, необычное. И поможет вам только одно. Вам надо… ворон кормить! Самых обычных ворон, которые по городу летают». Лара округлила глаза и сразу не нашла, что ответить на этот бред. Потом все-таки опомнилась: «При чем тут вороны? Есть же нормальные магические обряды, ну, там, на перекресток в полночь выйти или особый амулет на шею повесить. Короче, вы сами знаете, о чем я!» Вера хмыкнула: «Вы же не верите во всю эту чушь, ведь я правильно угадала? Зачем же ко мне пришли? Молчите, не отвечайте, сама знаю: не способны самостоятельно принять решение. А я вам выход предлагаю – хороший, проверенный. Вот покормите ворона – и придет вам удача в делах. А может, и в любви, но это уже без гарантии». Лара быстро вскочила со стула и понеслась к выходу. По дороге ругала себя на все корки: «Знала же, дубина стоеросовая, что наверняка обманут, и все равно потащилась через весь город! Опять от начальства нагоняй получу…»

Рекламная контора, в которой Лариса трудилась дизайнером, располагалась на десятом, то бишь последнем, этаже офисного центра. По мере приближения к зданию шаги Ларисы становились все медленнее, а у самых дверей ноги волочились, будто к ним были привязаны пудовые гири. «Может, булочку себе на обед купить?» – тоскливо подумала Лариса, пытаясь оттянуть неотвратимый момент прихода на службу. В киоске напротив офиса продавались чудесные плюшки – всегда свежие, с пылу с жару. Девушка отщипнула от румяного бока булочки и вдруг почувствовала, что на нее кто-то смотрит. Круто развернулась – никого. Кроме иссиня-черного ворона, сидящего в двух шагах от киоска на лавочке. Птица внимательно смотрела на кусочек булочки в Ларисиной руке. Пальцы разжались, кусок вкуснятины упал на траву. Ворон неторопливо полуслетел-полуспрыгнул на землю. Он перевел взгляд на лицо обладательницы булочки, потыкал клювом в угощение, потом опять вперился в Ларису своими черными круглыми глазками. Странный у этого ворона был взгляд, не птичий. Скажем, обычные голуби нагло прут вперед, расталкивают собратьев, заглатывают пищу, а потом уж разбираются – съедобно или нет. Воробьи устраивают настоящие бандитские разборки с криками и визгом, отгоняют конкурентов и оскорбляют их действием. Ворон же явно не спешил. Он обошел кругом съедобный кусочек, беззвучно разинул клюв и отставил в сторону лапку. Всем своим видом он показывал: «Я не с голодного края прибыл, ем с разбором. И не у всякого угощение приму». Лара заискивающе улыбнулась и прошептала: «Бери-бери, у меня руки чистые! И высшее образование». Черный прохиндей опять разинул клюв, каркнул что-то в ироническом ключе и Ларисе стало стыдно: институт-то она так и не окончила. «Ну извини, чуть соврала. Однако плюшка от этого не стала менее вкусной!» Вдруг затренькал мобильный, она глянула на экран и сбросила вызов. Засовывая телефон в карман, произнесла: «На службу вызывают, потом договорим!» Уже открывая стеклянную дверь офисного центра, оглянулась: ворон так и сидел над угощением и задумчиво смотрел ей вслед.  
Вкабинете босса было неуютно и слишком солнечно. Вадим Мартинович никогда не закрывал жалюзи, видимо, хотел этим самым показать подчиненным, что он не из рода Дракулы. Но ему все равно не верили: кровушку босс пил профессионально, причмокивая и жмурясь от удовольствия. Вот и сейчас он сидел с чуть прикрытыми глазами и облизывал губы. Лара внимала, а он вещал: «Я вам тысячу раз говорил: поменьше креатива и побольше точности в исполнении желаний заказчика. А вы что тут наваяли?» И Вадим Мартинович затряс распечаткой рекламного макета. Лариса принялась оправдываться: «Какая же дама придет в фитнес-клуб, на эмблеме которого изображена тощая корова? Я подумала, что грациозная лань…» «Тебе не думать надо, – заорал взбешенный шеф, – тебе работать надо!» «Опять нагоняй получила? – спросила Оля, коллега и приятельница, – я же тебе говорила: не выдумывай, относись к работе проще, и к тебе потянутся тугрики».
Лара вздохнула: «Не могу я проще, я могу – как лучше. Такая классная эмблема фитнес-клуба получилась, я даже сама от себя такого не ожидала! А он…»
«Да забей, ей-богу, так легче живется, поверь мне. Между прочим, – Оля приблизилась вплотную и зашептала прямо в ухо, – наш Вадим желает в контору пристроить свою очередную обожэ, на должность дизайнера. Он только и ждет, чтобы ты облажалась – сразу же выгонит. За несоответствие занимаемой должности. У тебя ведь и диплома нет».

Вот видишь, дорогой, теперь меня с работы погонят, – жаловалась Лариса ворону, кроша перед ним плюшку. – Не то чтобы она мне очень нравилась, работа эта, но все-таки – кусок хлеба как-никак. В наше время устроиться на такой оклад практически нереально».
Ворон изображал участие: он интеллигентно пощипывал крошки, время от времени поднимая голову и кивая своей черной башкой в такт ее словам. Он оказался совсем не снобом, как ей показалось в начале знакомства. Просто природная гордость не позволяла вот так, сходу, принимать угощение у первого встречного. А вот когда раззнакомились, понравились друг другу, тогда – пожалуйста. Лариса даже имя ему придумала – Карл. Неоригинально, конечно, но зато наглядно отражает его суть и идею. Как хороший рекламный слоган. Карл теперь каждый вечер поджидал ее у киоска в расчете на сладкие крошки. И она ждала встреч с ним – чтобы поговорить по душам.
«Наверное, я, Карлуша, просто неудачница. Бывают такие люди: за что ни возьмутся – все у них наперекосяк. Только-только я почувствовала, что мне нравится моя работа, только начали в голову всякие интересные идеи приходить, а тут – бац! Главное – не представляю уже, чем бы хотела еще заниматься по жизни. Взять сейчас и просто уйти? В неизвестность? Нет, это будет неправильно! Чего молчишь?» Ворон крякнул и полез клювом под крыло. Было видно, что ему на Ларины проблемы глубоко начхать. «Ну и сиди тут сам, бревно бесчувственное!» Лариса уже было демонстративно зашагала прочь, как вдруг позади нее раздалось громкое: «Кар-кар-каррр!!». Она обернулась: Карл яростно отмахивался обоими крыльями от маленького вертлявого мопса. Лара бросилась в атаку: «Кыш, собака!» И только тут заметила, что к мопсу прилагается хозяин, стоящий столбом с открытым ртом. «Уберите свою дворнягу, она моего ворона покалечит!» – закричала девушка и вдруг поняла, что мопс, в общем-то, и не думает нападать. Наоборот – это Карлуша прыгает на него, суча лапками и возбужденно двигая шеей. А пес испуганно прижимается к земле и тихонько скулит от ужаса. Она принялась уговаривать своего приятеля: «Карл, перестань, он смирный!» И – о чудо! – подействовало. Ворон в последний раз хлопнул крылом, презрительно глянул на мопса и затих. «Почему это дворняга? – запоздало обиделся владелец пса, – у меня породистая собака!» Лара примирительно улыбнулась: «Извините, это я с перепугу. Мой Карлуша вообще-то смирный, мухи не обидит. Какая у вас миленькая собачка!»
А про себя отметила, что и хозяин, в общем-то, ничего. И обручального кольца на пальце нет… «Меня Ларисой зовут, а вас как? Вы тут часто гуляете? Понимаете, у нас с Карлом тут место рандеву. Любим под сладкие крошки о жизни поболтать, пофилософствовать о том, о сем». Парень подхватил шутливый тон: «Я – Юрий, приятно познакомиться, а это – Дуняша. Она хоть и не высоколобая интеллектуалка, как ваш ворон, но смекалистая и добродушная. И, по-моему, они с Карлом уже поладили». Действительно: ворон спокойно сидел на травке, милостиво давая Дуне обнюхать себя со всех сторон. Вид при этом у обоих был очень довольный.  

Катастрофа случилась внезапно и полностью по вине Ларисы. Вадим Мартинович на планерке опять в пух и прах разгромил ее идею рекламного плаката для мебельной компании. Сладко причмокивая, он доступно объяснил, что у них тут не изостудия имени Ван Гога – им тут Кристоферы Гилберты не нужны. А нужны ответственные служащие. «А если кто-то не в курсе, что зарплату надо зарабатывать тяжким трудом, – сказал он напоследок и кровожадно улыбнулся, – то он может быть свободен. Ты поняла, Лара?» Девушка привычно вжала голову в плечи и опустила глаза. Но вдруг раздался громкий стук в окно. Все оглянулись: на высоте десятого этажа в стекло остервенело бился ворон, взмахивая иссиня-черными крыльями! После того как прошло первое оцепенение, кто-то додумался подбежать к окну. Но прежде, чем человек распахнул его, ворон нанес последний удар. Стекло покрылось мелкой сеткой трещин, а птица, видимо, удовлетворенная таким результатом, каркнула в последний раз и улетела восвояси. Поднялся шум, все живо принялись обсуждать произошедшее и галдеть, что, мол, много бешеных животных нынче развелось. Молчала только Лара. Она молча взяла со стола начальника лист бумаги и ручку. Так же молча написала заявление об уходе и спокойно вышла из кабинета. Только руки тряслись от ярости. Ее догнала Оля: «Не дури, возвращайся! Подумаешь – разнос устроил, тебе ведь не впервой». Но Лариса уже выкладывала из рабочего стола личные вещи и паковала их в картонную коробку.

Карл как ни в чем не бывало мирно сидел на травке и поглядывал на приближающуюся Ларису. Она поставила на землю коробку и вынула из сумки половинку батона. «Ой, только не надо делать вид, что ты тут ни при чем, – произнесла она, угощая своего приятеля крошками, – я же тебя сразу узнала – по клюву». Ворон поскреб лапкой землю, якобы смущаясь. Но никакого раскаяния на его черной носатой морде не наблюдалось. Наоборот – Карл был явно доволен собой. И ждал от нее благодарности. «Ну ладно, – сдалась Лара и засмеялась, – я действительно рада, что ты помог мне решиться».
Почему-то мысль о полной неизвестности, которая ждала ее в будущем, ничуть не пугала. Наоборот – в голове приятно шумело, как от рюмки хорошего коньяка, губы сами собой расплывались в улыбке. «Как хорошо быть свободной!» – сказала она и громко рассмеялась. «Вы опять с вороном философствуете о смысле жизни?» – раздалось над ухом. Давешний знакомый Юра стоял рядом и смотрел на нее смеющимися глазами. Дуняша, не теряя времени, потрусила к Карлуше, и они принялись шептаться о чем-то своем. «Это не философия, это реалии жизни, – сказала Лариса, – я только что уволилась и вот теперь сожалею, что не сделала этого раньше. Свобода – это здорово!» Юра переспросил: «Уволились? Это интересно, расскажите поподробнее». И они уселись на травке. Все вчетвером.

Окна в комнате были раскрыты настежь. Порывы ветра пузырили веселенькие занавески, с очередной порцией горячего летнего воздуха в помещение впорхнула большая иссиня-черная птица. Опустилась на плечо хозяйки, раскладывающей на столике веером разноцветные карты Таро. «Вернулся, гулена? – не оборачиваясь, произнесла гадалка, – пожалуй, ты свое поручение выполнил на «отлично», можешь отдыхать. Хотя нет, постой». Женщина вынула из кипы журналов какой-то проспект, на котором значилось: «Рекламное агентство «Креативщик» приглашает на работу дизайнеров». Она подала ворону бумажку, тот аккуратно взял ее клювом. Через минуту его и след простыл. Гадалка Вера посмотрела ему вслед и проворчала: «Капризный нынче клиент пошел. Магические обряды ей подавай, как же!»  

Лариса Еленская