Игорь Крутой:

Игорь Крутой: "Думаю, недолгие расставания 
идут семье на пользу"

Он невероятно обаятелен, самодостаточен и очень сдержан. Себя он считает человеком приземленным, потому что мечтает о простых и понятных вещах.

О законах шоу-бизнеса он, кажется, знает все. Уверен, что недолгие расставания идут семье на пользу. Но в течение всей беседы Игорь Крутой ни на миг не выпускал руку своей дочери Саши…

Пожалуй, этот факт раскрыл его характер больше, нежели слова и аргументы. Хотя беседовать и слушать Игоря Крутого очень интересно! При этом его нельзя назвать многословным – он сам выбирает и тему для беседы, и вопросы, на которые отвечает.
 
Это сегодня Игорь Яковлевич Крутой – самый крутой продюсер, уж простите за каламбур. Это сегодня он – основатель одного из самых престижных музыкальных конкурсов «Новая волна» в Юрмале. Это сегодня исполнить его музыку почтут за честь самые известные певцы. А когда-то он работал клавишником в ресторане провинциального городка и уверяет, что о славе не мечтал. А его жизнь – это цепь случайностей, которые сплелись в судьбу…
 
Традиционно вы встречаете свой день рождения на «Новой волне». Как праздновали его в этом году?
 
Как обычно: пили и пели.
 
Кто вас поздравил первым? 
 
Моя дочка Саша. Но что подарила – не могу сказать. Это наш секрет.
 
Летом вы в основном заняты проведением фестивалей. Удалось отдохнуть?
 
Да, перед «Новой волной» мы всей семьей отдыхали в Монако.
 
И устроили дочке день рождения в стиле Гарри Поттера! Не  боитесь избаловать ее?
 
Нет. Она у меня стеснительная.
 
Однажды вы сказали, что ваша дочь не будет участвовать в музыкальных конкурсах. Вы не изменили своего решения?
 
Не изменил. Моя дочь не поет, она играет на фортепиано. Но, как оказалось, на большую сцену Саша все-таки хотела бы выйти.
 
Вы критикуете ее, можете отругать за плохую игру?
 
Перед занятиями она сама себе говорит: «Сашенька, настройся и хорошо сыграй». Она крестится и просит Бога помочь ей в учении. Так что у меня нет надобности ругать ее. 
 
Я так поняла, что вы уже почти согласны, чтобы Саша пошла по вашим стопам?
 
Все очень непросто! Если ты прорываешься, значит, появляется возможность кем-то стать. А если вспыхиваешь в нежном возрасте, а потом все уходит – остается травма на всю жизнь… Нет, я не хочу, чтобы у дочки были такие драмы. Пусть она будет адвокатом, педагогом, врачом. Действительно, лучше врачом – у нас уже возраст такой, что доктор рядом очень нужен! Вы знаете, у меня ведь очень приземленные мечты. Какие? Чтобы близкие и друзья были здоровы.
 
Какая атмосфера царила в семье ваших родителей?
 
У нас была очень дружная семья, мы всегда понимали друг друга и поддерживали, как и сейчас.
 
А вас в детстве баловали?
 
Нас с сестрой воспитывали в строгости. Мама всегда повторяла: «Люблю, как душу, трясу, как грушу». Мне кажется, мама была более лояльна по отношению ко мне, а папа – к сестре Алле. Да она и похожа на отца. 
 
Вы дружны с сестрой?
 
Да. Еще в детстве мама настаивала, чтобы я повсюду брал Аллу с собой. Мне не всегда хотелось этого, но мама была непреклонна. Мы появлялись вместе даже на первых свиданиях! 
 
А маме она на вас не жаловалась?
 
Вот чего не было никогда, так это ябедничества и предательства по отношению друг к другу. Мы до сих пор храним наши секреты. Мама даже иногда сетует: мол, неужели даже сейчас нельзя рассказать?! Однако существуют такие вещи, которые должны остаться исключительно между братом и сестрой. К тому же кое-что мы не рассказываем маме, чтобы она не нервничала. Так что эта душевная близость между нами – родом из детства.
 
Конфликты между вами были?
 
Иногда, из-за того, кому мыть посуду. Даже в карты и шашки играли – кто проиграл, тот и моет. А еще мы всегда делились друг с другом самым лучшим.
 
Вы давали советы сестре в делах любовных?
 
Конечно. Помню, в 15 лет в Аллу влюбился мой товарищ, намного старше ее. Она пришла ко мне, чтобы разработать схему первого поцелуя. Я рассуждал примерно так: «Вот если он спросит, можно ли тебя поцеловать, а ты ответишь, что можно, то это как-то неприлично будет…» Долго думали-гадали и остановились на варианте: «Да, можно, но только как сестру друга».
 
Какие качества больше всего цените в людях?
 
Порядочность и внутреннюю силу.
 
Игорь Яковлевич, вы с супругой живете на разных континентах. Видитесь часто?
 
Стараемся как можно чаще. Но я не могу сказать, что наши встречи похожи на свидание героев в фильме «Семнадцать мгновений весны». Думаю, что периодические расставания идут только на пользу любой семье.
 
Трудно представить, что в вашей семье руководит жена…
 
И не надо представлять! Но в какие-то моменты это даже приятно. Понимаете, я на работе так много командую, что радуюсь, когда дома мной руководят.
 
То есть вам симпатичны сильные волевые дамы?
 
Ну, это как посмотреть! Я не буду оригинальным: мне нравятся женщины красивые и умные. А вот по поводу сильных – не уверен: женщина сильна именно своей слабостью.
 
В шоу-бизнесе сейчас модно жениться на молодых. Как вы относитесь к этой тенденции?
 
Я бы сказал, что в шоу-бизнесе сейчас популярны однополые браки. Теперь почему-то считается, что с женщинами спят только лохи. Ну и слава Богу, буду относить себя к лохам! 
 
Вы не только молодой папа, вы еще и дедушка. Правда, что внуков любят больше детей?
 
Мне сложно судить об этом. Я люблю и внучку, и дочку. Саша родилась, когда я был уже довольно зрелым человеком. Стараюсь проводить больше времени и с Сашей, и с Кристиной. На мой взгляд, детей в семье должно быть много. Ведь счастье совсем не в том, чтобы тебя ежедневно показывали по телевизору, а твои песни звучали на всех радиостанциях. Настоящее счастье – это семья и дети.
 
Скажите, как вы проводите свободное время? 
 
Люблю, когда вся семья собирается вместе. Но и одному мне не скучно – есть книги, рояль. Меня часто спрашивают, откуда черпаю вдохновение. Его мне приносит дочь. Могу часами наблюдать, как она плавает, делает уроки, занимается музыкой.
 
Вы дружите с Абрамовичем, Ахметовым. Насколько сильно их общество отличается от компании артистов?
 
Олигархи отличаются от артистов количеством денег. И звездности у них нет. Как-то на «Новую волну» приезжал Роман Абрамович, и главная задача его окружения была в том, чтобы он не попадал в камеру. Абрамович стесняется своей публичности. Да и Ахметов не очень любит, когда его показывают по телевизору. 
 
С Ринатом Ахметовым вы родились в один день. Говорят, отмечаете вместе дни рождения…
 
Да, у нас есть такая традиция – один год он прилетает в Юрмалу, второй – мы празднуем дни рождения в Донецке. В этот раз была его очередь.
 
На «Детской новой волне» вы ищете таланты?
 
«Детская новая волна» для меня очень интересна. На конкурсе я вижу ребят, которые через 6-7 лет совершат революцию в музыкальном мире. Смотрите: и Леня Агутин, и Анжелика Варум, и Дима Билан – весьма талантливые люди, но пока у них не получается достичь высот, которые есть у Аллы Пугачевой или Валеры Меладзе.  
 
А что можете сказать о взрослой «Новой волне»?
 
Увы, серо и пресно. Но есть яркие индивидуумы. Где бы ни выступали Потап и Настя, они взрывают зал. Можно говорить, что они по приколу это все делают, но это не так! Просто парочка очень талантлива. И ребят, которые недооценены, много.
 
Последняя «Новая волна» открыла талантливых людей?
 
Не могу ответить однозначно. Уровень конкурсантов очень высок, однако лидера я не увидел. 
 
Как считаете, что портит молодых исполнителей?
 
Деньги! Но если есть мозги, память и порядочность – артист понимает, откуда и куда он идет, чтобы потом не было мучительно больно. А если случается «разовый выстрел», но человек не подготовлен к большой славе, то ему сносит «кукушку» – появляются деньги, наркотики и прочее. 
 
Какая основная проблема в музыкальном бизнесе?
 
Пиратство. Раньше в Америке туры артистов проходили в поддержку альбомов. И зарабатывали певцы не на концертах, а на продаже носителей. А у нас заработки исчислялись концертами, потому что рынок от продажи дисков был пиратским. И вот сейчас Запад пришел к нашей модели. Диски не продаются. Все пиратское. И если сейчас примут законопроект в отношении авторских прав, в интернете будет порядок со скачиванием, с продажей – тогда и цивилизованная модель вернется. Сейчас на Западе все работает так же, как и у нас.  
 
Так почему же у нас нет новых Пугачевой или Меладзе?
 
Другие времена, другие песни. Вспомните Сашу Серова. Его песню «Мадонна» показали в программе «До и после полуночи», затем мы увидели клип в «Утренней почте», потом он спел в зональной «Песне года» и повторил ее в финале. Ему понадобилось четыре эфира на телевидении, чтобы собирать стадионы. Вы можете представить, что нужно сделать сейчас артисту, чтобы столько людей услышало его? Нужно ротировать песню на всех существующих и несуществующих радиостанциях, причем крутить ее каждые 15 минут. Все музыкальные и центральные каналы должны показывать клипы, лучше – в вечерних выпусках. Наверное, только при этих условиях можно раскрутить артиста.
 
Игорь Яковлевич, правда, что с Александром Серовым вы начинали свою карьеру в ресторане?
 
Да, это было в ресторане города Николаева. Потом мы с ним разошлись, чтобы снова встретиться в Москве…
 
Многие уверены, что певец Серов вдруг исчез, потому что композитор Крутой перестал для него писать. Вы и правда рассорились, как об этом писали?
 
Мы с Сашей знакомы очень много лет – целую жизнь. Сейчас это близкий мне человек. Мы начинали вместе, и разговоры о том, что композитор Крутой его создал, неуместны, поверьте.
 
Игорь Яковлевич, какое-то время назад вы сказали, что свою лучшую музыку написали в прошлом веке. Вы и теперь так думаете или это было преувеличение?
 
Вот сказал однажды – и по сей день эту фразу вспоминают! В октябре вышел мой новый альбом – причем в четырех странах: Китае, Австралии, Японии и Корее. Наверное, это – лучшее, что я сделал в музыке. Это моя собственная вершина. И мне кажется, что это самое сильное из моего творчества. 
 
Оксана Данилюк