Светлана Тома: цыганское счастье

Светлана Тома: цыганское счастье

Светочка Фомичева (в будущем – Тома) стояла на остановке. Ее жизнь была четко распланирована. Теперь она будет жить в столице, учиться на юриста. «Эй, девушка, не хотите сниматься в кино?» – какой-то дядька нахально заглядывал ей в лицо…

И едва она набрала в легкие воздуха, чтобы выпалить: «Нет, знаете ли, я буду учиться на адвоката!», как незнакомый мужчина произнес: «Эмиль, сюда! Наконец мы нашли ее!» Перед ней вырос еще один мужчина. Высокий, красивый, в элегантном белом костюме. Это был режиссер Эмиль Лотяну. В эту самую минуту план Светочки Фомичевой, который она так скрупулезно выстраивала, дал трещину. Ей вдруг показалось, что не будет ни престижного юрфака, ни жизни в Кишиневе. На секунду померещилось, что этот мужчина в белом костюме заслонил весь свет.
 
Предчувствия оправдались. Эмиль Лотяну стал для нее всем – наставником, другом, любовником. Сначала он изменил имя девушки – отныне она станет Светланой Тома (возьмет фамилию прабабушки-француженки). Потом – и ее судьбу, сделав Свету знаменитой на весь Союз и мир.
 
Любовь. Встречи и расставания
 
Через несколько дней Света в сопровождении тетушки отправилась на киностудию. Девушке снова хотелось увидеть того элегантного красавца. Но вторая встреча ее разочаровала. За столом сидел взрослый – хотя Лотяну было всего 29 лет – уставший человек. «Стихи какие-нибудь знаешь?» – небрежно спросил он. Света кивнула. «Так прочти!» – велел он. «Наша Таня громко плачет!» – речитативом затянула Фомичева. «Довольно! Подходишь!»
 
Съемки фильма «Красные поляны» уже начались. А уладить формальности не удавалось. Заартачился отец Светы: «Какое еще кино? Ты же мечтала о серьезной профессии!» Его уговаривала целая делегация от киностудии – и режиссер, и директор картины. В итоге Эмиль дал папе Светы расписку о том, что не будет мешать девушке поступать в университет и вернет ее в целости. Хм, что означило последнее словосочетание, знал лишь отец…
 
«Бездарь! Неумеха!» – орал режиссер на нее. Света терялась, глотала слезы. Ему ничего не нравилось – ни ее походка, ни осанка, ни поворот головы. Он успокоился лишь тогда, когда к спине девушки привязали палку, чтобы выровнять, а к ногам – гири, чтобы облегчить походку. И добился своего: вообще, Лотяну умел выколачивать из людей именно то, что намечтал.
 
На нервной почве у Светы поднялась высокая температура. Она даже боялась думать о том, что скажет Лотяну, узнав, что она не может встать с постели…
Но вышло наоборот. Эмиль Владимирович сам ухаживал за юной актрисой. Грел разбавленное водой вино, добавляя в него травы. Растирал спину пахучей мазью. Варил бульон. Вот тогда-то Света и влюбилась. И все на съемочной площадке увидели, что Эмиль Владимирович нашел свою новую музу.
 
Съемки затянулись. Свете было ясно, что ни в какой юридический она поступать не будет. И на следующий год ее документы приняли в Ленинградский институт культуры.
 
Роман с Эмилем набирал обороты. Она уже не спорила с ним и не пыталась играть в строптивую девушку. Это было бесполезно – Эмиль оказался властным и тяжелым человеком. Но какое это было счастье – подчиняться его воле! За ней ухаживал взрослый мужчина. И делал это красиво, с размахом. Мог приготовить какое-то румынское блюдо – пряное и острое, дарил охапки роз, потчевал ее разными историями. И околдовал.
 
…Они встречали свой первый Новый год у друзей Эмиля. И вдруг Света обнаружила, что его нет. Обошла все комнаты: Эмиль исчез. Она вышла из квартиры и побрела по Кишиневу, рыдая. На следующий день любимый объявился. «Ты куда исчезла? Что ты себе позволяешь?» – кричал он, оставляя ее виноватой. Они разругались вдрызг! Девушка оскорбилась и решила выбросить взрослого режиссера из головы и сердца.
 
Пророчество «Лаутаров»
 
Ее дебют в кино не прошел незамеченным. Ей предложили роль в «Живом трупе», причем ее партнерами были Иннокентий Смоктуновский, Алексей Баталов, Олег Басилашвили. И вдруг появился он. Вообще, у Лотяну была роковая способность возникать в самый неожиданный момент, ломая все ее планы. Эмиль хотел снова снимать свою женщину. И у нее не было сил признаться, что она собирается работать в другом фильме. Думала, что успеет с одних съемок попасть на другие.
 
Но Эмиль все не объявлялся. И Светлана, отработав в «Живом трупе», отправилась в Кишинев. «Предательница! После всего ты приходишь сюда?! Убирайся!» – кричал разгневанный мужчина. Потом уже выяснилось, что Лотяну вызывал ее телеграммой, звонил, но ему ответили, что Тома занята в другом кино. Рассерженный, он стал снимать другую актрису, а со Светой порвал.
 
На тот момент она окончила театральный и получила распределение в театр Тирасполя. Красивая, легкая, знаменитая, у нее уже появились поклонники. «Светочка, а что ты делаешь после репетиции?» – спросил партнер по спектаклю Олег Лачин. С ним она училась на одном курсе, знала, что он мил и обходителен… Но оказалось, что Олег уже давно влюблен. «Давай поженимся», – предложил он на первом же свидании.
 
Неизвестно, что бы ответила Света, если бы не та ссора с Эмилем. Она очень любила своего режиссера, но замуж он ее не звал. Конечно, ей хотелось взять реванш, доказать, что и без него она не пропадет! И даже наказать, став супругой другого. 
 
Закрыв глаза, Тома вышла замуж. И наказала... себя. Родители считали, что их дочь может найти себе более приличную партию. Да и жизнь у молодых вышла странной – больше расставаний, чем встреч. Олега почти сразу призвали в армию, хотя и отпускали на спектакли. Через год Света поняла, что ждет ребенка, и на последних месяцах беременности уехала к родителям в деревню.
 
И вдруг снова появился Эмиль! «Светочка, есть хорошая роль, и она – твоя, – начал он. – Только выслушай». А Тома и не думала отказываться, несмотря на то что лишь два месяца назад родила дочку.
 
На съемки «Лаутаров» выехали в полном составе: Света, дочка Ирочка, мама. Потом присоединился и муж Олег – Лотяну и ему нашел небольшую роль. В «Лаутарах» Тома сыграла женщину, которая теряет своего любимого. Она не знала тогда, что некоторые роли бывают пророческими.
 
А через пару месяцев в ее семье случилась трагедия. Погиб муж. Нелепо, по-глупому. Какие-то люди попросили его помочь завести лодку. Олег не справился с управлением, и лодка налетела на катер. Лачина не спасли.
 
«Света, Света», – она постоянно слышала голос покойного мужа. И от этого едва не сошла с ума. Ее вытащил Лотяну. Искали актрису на главную роль в фильме «Дом для Серафима». «Возьмите Свету Тома! – рекомендовал Эмиль. – Что значит, она в трауре? Она – актриса! А работа – лучшее лекарство от всех напастей!»
 
Он оказался прав. Окунувшись в свою атмосферу, Светлана ожила. В течение нескольких лет она снималась без остановки. Молодая женщина разрывалась между дочкой и домом родителей, съемками в других городах и Эмилем Лотяну. Их роман разгорелся снова…
 
Рада. Унесенная в небо
 
Пот катился градом, застилая глаза. А ей надо было играть страсть! «Эй, кто-нибудь, приведите ее лицо в порядок!» – услышала она знакомый окрик Эмиля Владимировича.
 
Съемки «Табора» оказались настоящим адом! Подъем в пять утра. Карпатская дневная жара, пыль, постоянная жажда. Плюс – режиссер, которого не устраивало буквально все! Были моменты, когда Светлана жалела, что согласилась, и… ненавидела режиссера за бессердечность.
 
«Что, что ты делаешь? Вот дуреха! Ты действительно не понимаешь, как надо, или издеваешься надо мной?» – он устраивал разнос, унижая ее. И уже известная актриса Светлана Тома чувствовала себя дебютанткой, которая ничего не умеет. Лотяну выжимал из актеров невозможное. Зато напряжение, царившее на площадке, передавалось и зрителям – во всяком случае, он в это верил. В какой-то из дней нервы у Светланы не выдержали: бросив все, она вылетела в Софию, где демонстрировался ее очередной фильм. Там, в Болгарии, она успокоилась. Снова поверила в себя и вернулась – хотя уже знала, что Эмиль не допустит ее на площадку.
 
К своему удивлению, она продолжила съемки в ленте «Табор уходит в небо». Через много лет она скажет, что тогда была виновата и вела себя непрофессионально.
 
«Будьте добры, доведите до сведения актрисы, что в этом кадре ей следует проявить больше страсти. Напомните ей, что она – цыганка, дитя свободы, и никто ей не указ!» – Лотяну напрямую не разговаривал с Тома, передавая свои замечания через третьих лиц.
 
Но игра стоила пота, слез, нервных срывов. Потому что такого успеха у нее не было никогда! Залы ломились от желающих попасть на сеанс, журнал «Советский экран» назвал Светлану Тома лучшей актрисой 1976 г. С фильмом они объездили всю Европу: «Табор» получил Гран-при на фестивале в Сан-Себастьяне.
 
Но случилось и необратимое. Они окончательно поняли, что вместе уже не будут. Хотя всю оставшуюся жизнь Эмиль Владимирович считал ее «своей женщиной». В то время изменилась ее личная жизнь. «У меня появился другой мужчина, с  которым меня связывали длительные и глубокие отношения, – скажет потом актриса. – Он тоже Скорпион. И ему тоже необходима свобода. Эмиль догадывался, но мы никогда не говорили об этом».
 
А через пару лет Лотяну потеряет голову от юной красавицы Гали Беляевой – он снимал ее в фильме «Мой ласковый и нежный зверь». На ней он женится сразу, как только закончатся съемки. Может, Света и ревновала, но только поначалу. Потом она сдружится с Галей. И через несколько лет, когда Беляева будет разводиться с Эмилем, Тома примет сторону женщины. Но все это будет потом, после «Табора…».
А пока длился успех фильма, Светлане казалось, что так будет всегда…
 
В тени Рады
 
Ее снимали. Но калибр ролей, увы, был значительно меньше, чем в «Таборе». Светлана играла без остановки, но у большинства зрителей сложилось впечатление, что она практически исчезла с экранов. В цыганской саге ей было около 30 лет. Она вполне могла бы еще лет пятнадцать сниматься в большом кино. Но не сложилось, хотя работы были хорошими.
 
Эмиль позовет ее на эпизодическую роль в байопике «Анна Павлова». Этот фильм окажется практически последним успехом Лотяну. Поговаривали, что Эмиль Владимирович повздорил с киноначальством, после чего ему очень трудно было пробить свои заявки на съемки. Якобы этот минисериал руководство забраковало, хотя зрителям кино нравилось.
 
У Светланы тем временем подрастала дочь Ирина. И не было ничего удивительного в том, что девушка пошла по стопам своих родителей. Она похожа на мать, вот только более резкая, практичная, холодная. Романтичности и нежности Тома в ней нет. Ну что ж, другое время – другие лица! Лачина снялась во многих сериалах и фильмах, но маминой известности не имела никогда. Ира очень рано вышла замуж, родила дочку Машу. Между прочим, именно с внучкой Тома стала появляться на светских вечеринках: их прозвали «девочка и девушка». Удивительно, но и в 40, и в 50 лет, и сейчас Тома выглядит прекрасно, гораздо моложе своих лет!
 
...С Эмилем Владимировичем Светлана продолжала тесно общаться. На тот момент он был одинок, мотался между Кишиневом и Москвой. Известный старик писал стихи и сценарии, пытался снять свои новые замыслы. Он обожал внучку Светланы, называя Машу «златокудрым ангелом». Нашел новый сюжет, даже откопал где-то юную актрису для своего фильма «Яр» – о любви цыганки и композитора. Но даже не успел приступить к работе. Внезапно Эмилю Владимировичу стало плохо, и его забрали в больницу. У режиссера обнаружили неоперабельный рак, через месяц Лотяну не стало. 
 
«Мы испытывали целый спектр разных эмоций: любили, ненавидели, обижали, – скажет потом Светлана Андреевна. – И оба проросли друг в друге. Когда не стало моих родителей, именно Эмиль оказался для меня поддержкой и опорой. С его уходом я окончательно ощутила себя сиротой».
 
Тем не менее одинокой она не была! На Московском кинофестивале Светлана Андреевна познакомилась с молодым драматургом Андреем Вишневским. Начался роман. Лишь через пять лет они расписались.
 
И столько же были вместе. Потом разошлись, хотя остались в добрых отношениях. О причинах развода никто из них не говорит. «Может, дело в моем одиночестве? И я даже не знаю теперь, было ли одиночество заложено во мне изначально или его взрастил Эмиль?» – однажды разоткровенничалась актриса.
 
Сейчас Тома снимается в сериалах и кино, играет в театре. И не нарадуется успехам своей внучки Маши Будриной. Девочкой та дебютировала в сериале «Маросейка, 12», сыграв дочь Дмитрия Харатьяна. Маше уже 21 год, она учится на режиссера.
 
Ее счастье было ярким и знойным, как пряные ароматы карпатских лесов. Любовь к Эмилю Лотяну оказалась настолько мучительной, что буквально разрушала ее. Они не были женаты, единственную дочь она родила от другого. Но всю жизнь они были рядом, то приближаясь, то отдаляясь. Что осталось от того времени? Всполохи воспоминаний, их фильмы и фотографии. А еще – старинная шелковая шаль Рады и золотое украшение из монет, которые Светлана хранит и сейчас.