Муж зависим от алкоголя. Если ли шанс победить?

Муж зависим от алкоголя. Если ли шанс победить?

Врачи говорят, что алкоголизм неизлечим. Что бывших пьяниц не бывает. Что их бесполезно уговаривать, они – пропащие для жизни и общества люди. Но несмотря на мрачные прогнозы, шанс спастись есть! Как помочь близкому человеку? Что необходимо знать об этой болезни? Кто такие созависимые? И в каких случаях борьба бесполезна?

Ежедневно в телероликах мы видим молодых и раскрепощенных парней, ящиками пьющих пиво. В фильмах восхищаемся энергичными героями, которые в критические моменты наливают себе стаканчик-другой, чтобы расслабиться. Но есть и другая сторона, которую редко показывают по телевизору, но с которой мы сталкиваемся ежедневно. Молодая неухоженная женщина, собирающая бутылки на опохмел… Трое мужчин, «соображающих» возле магазина… Спившийся и потерявший квартиру сосед, которому ты даешь кусок хлеба, огурцы, сало… Специалисты уверяют, что пьянство – социальная болезнь, которой подвержены неблагополучные слои общества. При этом, согласно данным ВОЗ, каждый третий человек на планете погибает от причин, связанных с употреблением алкоголя! Многие опустившиеся еще пару лет назад имели престижную работу и семью. Какова вероятность, что регулярно выпивающий человек не станет алкоголиком через год?
 
Возможно, и среди твоих близких есть тот, кто отчаянно нуждается в помощи. Как распознать эту болезнь на начальных стадиях? Если супруг каждый вечер выпивает бутылку-другую пива перед телевизором – это сигнал? Или заходит после работы в бар пропустить рюмку и не может остановиться? Можно ли помочь спивающемуся человеку и что надо делать? Мы приводим истории трех героинь, которые несколько лет боролись с пьянством мужей. Оксана считает, что победить недуг реально. Мария уверена, что пьющих невозможно переделать. Ирина до сих пор не перестает бороться с пагубной привычкой супруга…
 
История 1
Да! Мы победили алкоголизм вместе
 
Оксана, 36 лет
 
Мой Саша уже четыре года не прикасается к спиртному. В прошлом остались его пьянки и скандалы, мои слезы и уговоры, страхи нашего сына. Казалось бы, все позади. Но даже сейчас, когда я вижу еле стоящего на ногах человека, сердце сжимается от тоски и боли… Несколько лет назад для моего мужа такое состояние было нормой. И забыть тот ад я не смогу.
 
Трудно сказать, когда началось его увлечение спиртным. Когда мы встречались, он мог выпить рюмку-другую в баре. Первое время после женитьбы Саша работал почти сутками: хотел открыть свою фирму. И за ужином часто наливал себе водки – чтобы расслабиться. Я не возражала. Его усилия не были напрасными. Через несколько лет он организовал свое дело, мы из небольшой хрущевки переехали в трехкомнатную квартиру, купили машину. Родился Никита. Можно сказать, мы были счастливы. Все было хорошо – вот только мой супруг все чаще стал приходить домой навеселе. Сначала я не придавала этому большого значения. Если бы знала, к чему это приведет – сразу забила бы тревогу!
 
Пьянки учащались. Вернувшись домой поддатым, он требовал моего внимания и… добавки спиртного! Я пыталась его урезонить: дескать, хватит уже, остановись. Но все напрасно. Он доставал водку или коньяк из бара и напивался в одиночку, сидя перед телевизором. Однажды я вылила все спиртное, что нашла в доме. Как же наивна я была! Разразился жуткий скандал: «Да я на вас пашу, как проклятый! – орал Саша. – А ты со мной, как с алкашом! Я что – валяюсь пьяный под забором?» Трехлетний Никита никогда папу в таком состоянии не видел и сильно испугался. Накричавшись, муж хлопнул дверью и ушел из дома. Я, глотая слезы, насилу успокоила сына. И без сна пролежала до утра. Слышала, как вернулся муж… Пьяный в стельку.
 
С того момента моя жизнь превратилась в ад. Я пыталась поговорить с Сашей: ревела, уговаривала. Он не употреблял пару дней – а потом вновь являлся пьяным. Свекровь и мама тоже пытались его увещевать. Он соглашался: наверное, самому надоели эти похмельные утра, тяга к выпивке. Но проходил день-другой, и муж вновь появлялся нетрезвым: «У меня были переговоры. Мне же надо было с партнерами обмыть сделку». Намереваясь пригубить бокал вина, он выпивал пару литров. Однажды подчиненные привели его под руки – сам он идти не мог. В другой раз опозорил меня перед сотрудниками, напившись в ресторане. Как-то среди ночи мне пришлось вызывать коммерческую бригаду вытрезвителя, чтобы мужа быстро привели в чувство – в тот день у него были важные переговоры. Если Саша не приходил домой к 9 вечера, я знала точно: он пьет. Часто отключал телефон, чтобы я не портила «веселье» своими упреками. Я не знала, что с ним, где он, в каком состоянии! Воображение рисовало жуткие картины. А через пару часов он заявлялся домой, пьяный. В такие моменты я его ненавидела. Наутро просил прощения и обещал завязать. Я предлагала пойти в клинику и закодироваться, но муж отмахивался: «Я же еще не конченый алкоголик».
 
От мольбы я перешла к угрозам. Сказала: если он не бросит пить – заберу Никиту и уйду. Ссоры, скандалы, постоянные переживания – все это разрушало наш союз. Пить Саша не бросил, но стал менее демонстративно себя вести… Домой являлся поддатым, но не шумел, не требовал добавки. Я взывала к его силе воли, но это бесполезно: алкоголизм – серьезная болезнь и от воли здесь мало что зависит.
Однажды, устроив генеральную уборку в доме, я нашла початые бутылки в самых неожиданных местах! В зимней куртке, висевшей в шкафу. На антресоли и лоджии. В ванной среди порошков. Даже в дальнем углу буфета среди круп… Тогда стало ясно, что угрозы тоже не сработали: муж постоянно прикладывался к бутылкам, спрятанным в квартире.
 
В тот день они с сыном уехали на дачу. Я выставила все «трофеи» на стол, ожидая очередного скандала. У меня просто руки опустились… А потом зазвонил телефон. Муж и сын попали в аварию и находятся в больнице. Тут во мне что-то перевернулось! Всю дорогу до больницы я в слезах умоляла Бога, чтобы мои мальчики выжили… Господь меня услышал. Травмы оказались неопасными: у сына ушибы, у мужа – перелом нескольких ребер и ссадины. В тот момент я поняла, как сильно его люблю и не хочу терять!
 
Потом уже выяснилось, что в аварии был виноват Саша. Из-за очередного стакана он чуть не погиб сам и не угробил сына… Тогда он сам очень испугался. «Помоги мне, я увяз, – сказал мой муж. – Только не оставляй меня, сам не выберусь. Давай сходим к врачу». Я не упрекала, не читала нотаций – я забыла обо всех обидах. Тогда в палате мы оба плакали…
 
А через несколько дней вместе отправились в клинику для алкозависимых. Саша признал свою болезнь и решился закодироваться. Первое время я переживала. Украдкой проверяла его карманы: а вдруг снова бутылка? Если он задерживался на работе – места себе найти не могла… Но волнения не выказывала – не хотела его обижать подозрениями. Постепенно мы оба привыкали к новой жизни. Стали чаще выбираться на дачу, гулять по лесу, жарить шашлыки, играть в волейбол. Недавно Саша вместе с Никитой нашли новое увлечение – машины и экстремальная езда. Как только подходят выходные – они отправляются кататься за город, в компании таких же автолюбителей.
 
Мой муж не пьет уже четыре года. И я не устаю повторять, как уважаю его за это решение. Теперь спиртного в нашем доме нет – и, поверьте, мы ничуть от этого не страдаем! А когда мне на улице вижу пьяного – как призраки, оживают воспоминания… Но я знаю точно: алкоголизм победить можно, хотя сделать это невероятно трудно. Наша история – тому подтверждение.
 
Комментарий психолога (Здесь и далее комментирует Юлия Яшина, психолог Центра алко-, нарко- и игрозависимых).
 
Проблема в том, что большинство женщин не знают, как поступать, если муж начинает пить. Что делала Оксана? Умоляла супруга не прикасаться к спиртному, угрожала, пыталась бороться. Но ее действия результата не принесли. Потому что алкоголиков бессмысленно уговаривать и взывать к чести, совести, нравственности. Алкоголизм – это серьезная болезнь, как верно поняла героиня, и от силы воли здесь мало что зависит. Человек должен признать недуг и сам захотеть излечиться. У Саши это получилось: он испугался, когда едва не погубил себя и сына. Увидел свое «дно». И понял: дальше или пить – или жить. Третьего не дано.
 
Но есть и другая проблема. Человеку, отказавшемуся от алкоголя, зачастую жизнь представляется пресной и скучной. Он не знает, куда направить свои силы и энергию. Нельзя такого человека оставлять одного. Большинство выздоровевших признаются, что открыли много интересных вещей и даже, наконец, узнали своих детей! Помогают спорт, новая деятельность, погруженность в работу, хобби. Саша нашел себе новые увлечения, и во многом благодаря этому его не тянет к бутылке.
 
История 2
Нет! Я устала бороться
 
Мария, 31 год
 
О том, что значит жить с пьющим человеком, я знала с самого детства. Мой отец выпивал. Нет, он не уходил в запой, не выносил из дому последнюю копейку. Подозреваю, что от этого его удерживала работа, поэтому пьянки были лишь по пятницам и субботам. А в понедельник он уходил на работу трезвый, как стеклышко. Он у меня простой человек, слегка грубоватый, но честный. Пахал, как вол, деньги приносил в семью. А в конце недели – расслаблялся. К нему приходили друзья, и начиналось: сначала водочки, потом пивка, потом еще водочки. «Татьяна, жрать неси! Давай, подсуетись, колбаски, сальца, огурчиков порежь», – кричал он моей маме в перерывах между стопками. Посиделки продолжались до утра, я не могла заснуть, слыша пьяные возгласы и смех.
 
В такие минуты отец был мне противен. Я его ненавидела. Он же именно в пьяном виде начинал проявлять ко мне свои чувства: «Доченька ты моя», – тянулся ко мне руками, дышал в лицо перегаром. Я злобно отворачивалась. Но когда папа был трезв, было еще хуже. Он был невыносим: легко раздражался, скандалил по пустякам. Матерные слова я впервые услышала от него. Он кричал на маму, а она подобострастно его слушала, хотя за глаза называла «козлом». «И зачем она терпит такое унижение?» – думала я. Лучше бы мы жили одни… Но мама боялась остаться одна, потому что папа зарабатывал деньги. За ужином все делали вид, что ничего не происходит. Счастливая семья… Мне было тягостно жить в этом доме, я хотела как можно скорее вырваться, уехать подальше, чтобы не видеть этих фальшивых отношений. И была уверена, что у меня все будет по-другому…
 
Я хорошо училась в школе и после 11 класса поступила в киевский институт. Наконец-то я вздохнула свободно! Жила в общежитии: комната одна на троих, сломанный бачок туалета, засаленная плита на общей кухне, пачка «Мивины» по утрам… Но я была счастлива. А вскоре в моей жизни появился Дима. Он учился в параллельной группе и жил этажом выше. Мы познакомились на одной из общажных гулянок. Я целомудренно потягивала лимонад, он же пил наравне со всеми. Дима смотрел на меня влюбленными глазами – и я старалась не замечать, что кавалера слегка пошатывало. Мы целовались на ветхом балкончике, в ночи пели сверчки, пахло черемухой. И у меня кружилась голова, то ли от запаха цветов, то ли от поцелуев…
 
Потом Дима стал частенько приходить на чай. Потом – на ужин. Не раз мы просыпались утром в одной кровати, и он торопливо, чтобы не разбудить моих соседок, уходил к себе. Иногда он с друзьями «бухал». После таких встреч возвращался с больной головой, и я поила его холодным рассолом. Жалела. И была уверена: он всегда сможет остановиться. На третьем курсе мы поженились и переехали в семейное общежитие. Первый год все было замечательно. Потом родилась дочь Настя. Я разрывалась между сдачей диплома и воспитанием крохи. Диме, естественно, уделяла меньше внимания. И он все чаще стал приходить домой навеселе. То пиво с одногруппниками выпьет, то на дне рождения у друга задержится, а то и просто расслабиться захотелось. Я старалась быть понимающей и терпеливой. Ему ведь тоже тяжело в роли отца. Он работал грузчиком в ночную смену, а днем учился в институте. Такой ритм жизни – стресс для организма. Нужно же мужу как-то его снимать. Бывало, что я злилась на него, кричала. «Не нужно меня контролировать!» – огрызался Дима, и мне становилось стыдно. После окончания института мы переехали к Диминым родителям, в Донецк.
 
В их доме к выпивке было другое отношение, чем у меня. Почти каждый вечер Дима со своим отцом пил пиво, уставившись в телевизор – это считалось нормой. Я пыталась протестовать, но меня никто не поддержал. «Чего ты? – сказала свекровь. – Он любит тебя и дочку, деньги в дом приносит. Не понимаю, почему ты злишься». А мне было страшно. Хотя я тогда не хотела в этом признаться даже себе. Страшно, что Дима станет таким же, как мой отец. Что рано или поздно выпивка займет центральное место в его жизни. Я мучалась этой мыслью каждый раз, когда мы шли в гости. Я стала ненавидеть праздники. И Диминых друзей, особенно друга детства Юру. Каждую пятницу Юра приглашал Диму в баню на мальчишник. Часто Диму после этих встреч домой приводили. Наутро я устраивала скандал. Он обижался, хлопал дверью, но потом отходил, приносил цветы… Не подумайте, что он был плохим отцом или мужем. В нашей жизни было много светлых моментов: вместе проводили выходные, он мог запросто починить кран или прибить полочку, души не чаял в Насте…
 
Но его тяга к спиртному стала для меня навязчивой идеей. Я боролась. Весь мир для меня сошелся клином на этой борьбе. К тому времени у меня родился сын, Кирилл. Маленькая копия мужа. А у Димы начались проблемы на работе. Денег не хватало. Все уходило на детей, я экономила, забыла, когда покупала себе новые вещи… А потом супруга уволили, и он ушел в первый запой. Дня четыре не просыхал, потом отошел, одумался, просил прощения, говорил, что такого больше не повторится. Я искренне его жалела, ведь он так переживает за меня и детей, обещает, что все у нас будет хорошо. Я готова была горы свернуть, чтобы помочь ему. Ничего, мы справимся! Я вручила детей бабушке и устроилась кассиром в круглосуточный магазин. Часто работала в ночные смены, чтобы днем побыть с детьми. Прошел месяц, второй, третий… Дима же и не пытался искать работу. И все чаще прикладывался к бутылке.
Вначале я злилась на него, на себя, на жизнь. Стала нервной и раздражительной. А потом махнула на все рукой и замкнулась в себе. Муж пил, а я делала вид, что ничего не происходит. Воспитывала детей. Нашла хорошую работу в банке и ушла в нее с головой.
 
Многие знакомые осуждали меня: мол, как ты так можешь? А я просто устала! От пьянок, слез, бесконечных уговоров. Потом в квартире стали появляться Димины собутыльники. Я пыталась их выставить, но мне напомнили, что в этом доме я никто.
Как раз в это время руководство предложило мне вакансию в Киеве. Вечером рассказала Диме об этом. И поставила условие: если он завязывает со спиртным – значит, мы едем вместе. На следующий день он напился и устроил дебош. «Знаю, какими делами ты хочешь заниматься в Киеве!» – кричал он. А потом избил.
 
Все было кончено. Через несколько дней я вместе с детьми уехала в столицу. Сейчас у меня спокойная жизнь. Работа хорошая, дети растут. В этом году Кирилл пойдет в первый класс… Временами старые знакомые звонят мне, рассказывают о бывшем. Он опустился окончательно. Нигде не работает. Кормит его свекровь, она же покупает ему и бутылку. О детях он не вспоминает – да и что может дать им отец-алкоголик!
 
Иногда случается чудо – пьющие завязывают. Но со мной этого не произошло. Я делала все возможное, чтобы Дима бросил, но – увы. Уже давно не виню себя в случившемся. Передо мной была дилемма: либо нормальная жизнь у меня и моих детей – либо вечные скандалы и страхи. Я выбрала жизнь.
 
Комментарий психолога
 
Мария пыталась изменить мужа. Однако единственный человек, которого можно изменить, – это ты сам. Как и в предыдущей истории, не дали результата ни уговоры, ни просьбы. Так что же делать? По отношению к алкоголикам надо проявлять твердость, существует даже специальный термин: «жесткая любовь». Надо оставить его в покое. Предоставить ему самому решать проблему. Сказать: «Мы тебя любим и хотим, чтобы ты был здоров и счастлив. Но ты пропиваешь деньги, дети видят тебя пьяным. У тебя два пути: либо уходишь и живешь так, как тебе нравится, либо отправляешься в реабилитационный центр. Если хочешь и дальше быть с нашей семьей – начинай лечение». Мария тоже дала мужу выбор: либо лечение и переезд в Киев, либо прежняя жизнь. Ее супруг выбрал второе. Это его жизнь. Поймите, можно помочь человеку, но не решить за него проблему. Можно и нужно поддержать близкого, когда ему трудно. Но совершенно бесполезно навязывать свою, пусть и верную, модель жизни. Если женщина выберет такой путь – плохо будет всем.
 
История 3
Да, но… Есть шанс победить, но придется полностью измениться!
 
Катерина, 34 года
 
Когда я поступила в институт, Игорь его уже заканчивал. Он был звездой факультета, душой компании, мечтой всех девчонок! Когда он стал уделять мне внимание, я задыхалась от восторга! Даже обиделась на подругу, которая намекнула мне, что «он, кажется, сидит на пробке…» Решила, что она завидует. Теперь-то я понимаю, что предпосылки к алкоголизму были уже тогда. Во-первых, Игорь невероятно оживлялся, когда речь заходила о выпивке. Во-вторых, он не мог остановиться, пока не упивался вусмерть. Но это обсуждалось с юмором: мол, почудили мальчишки. Ну и в-третьих, Игорь пил гораздо чаще других, хотя не признавался в этом. В кафешках он обязательно заказывал коньяк, в лучшем случае – пиво.
 
Я не видела проблемы, даже когда мы поженились. Часто вместе бывали в компаниях, пили вино, веселились. Молодые, детей нет, бытовые проблемы (спасибо родителям) решены, доверяем друг другу. Я спокойно относилась к тому, что муж часто остается ночевать у друзей. Будь я опытнее, может, и смогла бы остановить все еще тогда. Но в моей семье никто не пил, и страшное слово «алкоголизм» мне не было знакомо. Думала: хочу – пью, не хочу – не пью.
 
Впервые я испугалась, когда была на 4-м месяце беременности. Муж, как обычно в пятницу, хорошо посидев с друзьями, позвонил и сказал, что едет домой, и… пропал почти на неделю. Мы вместе со свекровью его искали! Вот тогда-то она и призналась, плача: «Я думала, обойдется, а он весь в отца…» Я узнала, что Игоря воспитывал отчим, а отец «сгорел от водки», когда мальчику было всего 2 года.
 
Вернулся он больным и испуганным. Сказал, что у него произошел провал в памяти. Все эти дни он провел в квартире случайного знакомого, просыпаясь лишь для того, чтобы выпить. При этом был уверен, что дело не в нем, а в «паленом» алкоголе.
После этого случая все вроде бы пошло на лад, муж задумался о последствиях. Он искренне хотел нашего ребенка и, конечно, переживал за меня. С двумя друзьями активно строил свой бизнес, и дела шли весьма неплохо. Поэтому Игоря никто не контролировал, иногда ребята выпивали вместе. В общем, пить совсем муж не бросил, но дозы все-таки уменьшились. Правда, мне он говорил, что не пьет совсем, но я видела, что это не так… Провалов не случалось. Я радовалась его успехам, ну а выпивают все успешные мужчины – была уверена я.
 
Так мы продержались года три. А потом начался какой-то армагеддон! Игорь стал пить каждый день, по неделе не появлялся в офисе, уходил за хлебом и приходил через два дня. Я плакала, просила остановиться ради нас, ради сына. Игорь каялся, просил прощения, клялся, и… все начиналось снова. Каждый раз он убедительно формулировал причину срыва – то меня приревновал, то друзья подвели, то клиенты кинули… В общем, виноват был всегда кто-то, но не он сам. Откровенно говоря, я ему верила. Даже обиделась на общих друзей – его деловых партнеров: Игорь так усердно муссировал мысль, что ребята выдавливают его из общего бизнеса. Все прояснилось, когда его компаньоны Андрей и Олег, обеспокоенные, сами пришли ко мне. Выяснилось, что муж давно уже бывает на работе через день, выпивает с утра, срывает переговоры, завалил несколько заказов. Ребята сказали, что терпят его по дружбе, из-за меня и ребенка…
 
А потом случилось страшное: Игорь, хорошо приняв на работе, выпал с офисного балкона… Вот тогда я и поняла, что это предел. Когда муж вышел из больницы, я, воспользовавшись его испугом и чувством вины, поставила жесткий ультиматум: либо лечение и абсолютный отказ от алкоголя – либо развод. Думаю, я сама не справилась бы, но на мою сторону встали свекры и друзья Игоря (те самые компаньоны). Я не буду подробно рассказывать, как мы боролись – этот путь хорошо известен близким людям пьющих. Игорь срывался еще пару раз, но в какой-то момент решил, что его тяготит такая жизнь и он готов на все, чтобы полностью отказаться от алкоголя.
 
Каким-то чудом он продержался год. Это было непростое, но все-таки хорошее время. Муж работал, стал лучше выглядеть и чувствовать себя, мы поехали в отпуск. Вот там и случилось то, через что проходят все, кто пытается покончить со спиртным. Он решил, что вполне контролирует себя и может позволить себе чуть-чуть. Как все. И выпил пива. Что началось! Нам пришлось прервать отпуск, потому что без врача он справиться уже не мог. Год после этого мы ходили к наркологам, психологам и даже психиатрам. Ездили в храмы. И вот результат – уже почти 5 лет муж не пьет вообще. Это, конечно, большая радость для нашей семьи. Но со временем я поняла: очень наивно верить, что отказ от алкоголя полностью вернет вас в былое счастье. Да, мы живем вполне стабильно, но мне приходится постоянно работать над этим. Самое ужасное, что у мужа изменился характер: он часто впадает в депрессии, раздражителен и капризен. В эти моменты мы с сыном вынуждены ходить на цыпочках, чтобы не спровоцировать папу. Нам полностью пришлось изменить образ жизни.
 
Мы почти не бываем в компаниях, ведь везде выпивают, и мужу неприятно каждый раз держать оборону, его это просто бесит. Мы практически остались без друзей. Для кого-то это не проблема, но общительному Игорю непросто. Я постоянно что-то придумываю для мужа: таскаю по театрам и выставкам, вместе ездим на картинг, начали строить дачу. Увы, я стала заложником его трезвости. Иногда мне кажется, что теперь вся моя жизнь подчинена тому, чтобы муж не пил. Мне тоже пришлось полностью отказаться от алкоголя – однажды после посиделок с подругами он мне устроил истерику. Даже алкоголичкой обозвал! Потом, правда, извинялся. И это не редкость: большинство отказавшихся от спиртного болезненно относятся к тому, что другим можно, а им – нельзя.
 
Но все это ерунда по сравнению с тем, что я чувствую, когда муж задерживается или его телефон оказывается вне связи. Я безумно боюсь того, что он сорвется и весь кошмар повторится! Это очень похоже на жизнь на пороховой бочке… Я не жалуюсь, это мой выбор. Но хочу, чтобы женщины, которые выберут этот путь, понимали: на все 100% выиграть дуэль с алкоголем невозможно. Но можно это принять и научиться с этим жить, отказавшись от многих привычек и традиций в пользу семьи. И много-много работать. По сути, стать персональным психологом для самой себя и мужа. Порой, когда он впадает в меланхолическое состояние и становится особенно раздражительным (и я понимаю, что в это время он отчаянно сопротивляется желанию выпить), мне хочется подать на развод… Ведь я даже не могу себе позволить отдохнуть в одиночестве! Иногда съедает крамольная мысль, что я полностью отказалась от своих интересов во имя его трезвости. В этом году мне исполняется 34, и я очень хотела бы родить второго ребенка. Но я боюсь! Ведь я до сих пор не уверена в завтрашнем дне! Но настроение меняется – и я опять готова на все ради мужа. Потому что понимаю, что он любит меня и ребенка, что он обеспечивает нас, что вместе мы многое сможем… Надеюсь, время сделает его более спокойным и терпимым.
 
Комментарий психолога
 
Путь, который выбрала Катерина, очень трудный. Большинство специалистов (и я в том числе) считают, что так поступать не стоит, что такие действия не приносят результата. Напротив, такой контроль – кратчайший маршрут к тому, чтобы и жена стала созависимой. Мне кажется, что героине не нужно ничего советовать. Она от многого отказалась (от второго ребенка, компании друзей), к тому же испытывает очень сильную психологическую нагрузку. Это ее выбор! Надо сказать, что случаев, когда женщина спасает мужа, много. Но очень редко они заканчиваются победой над болезнью. Я это говорю для девушек и женщин, ситуация которых похожа, но не столь критична. Чтобы они знали и понимали, что их ждет в будущем. Катерина готова бороться: судя по ее характеру, она не отступит. Но пусть над ее историей задумаются женщины, которые стоят перед выбором. Катерина посвятила себя борьбе за мужа (в ее жизни есть один ребенок – ее супруг). Спросите себя: вы к этому готовы? Вы сможете так жить, подчинив свои интересы и устремления только этому?

Игумен Лонгин, Киево-Печерская Лавра

Помочь можно только тому, кого любишь
 
Пьянство – следствие нерешенных проблем. Наверняка вы выходили замуж за мужчину, которому могли доверить свою жизнь, в котором чувствовали надежность. И вдруг он пристрастился к алкоголю… В первую очередь это повод для вас задуматься: почему он так поступает?
 
Нет ли в этом вашего упущения? Брак дает нам почувствовать полноту бытия. Часто человек начинает пить, когда перестает ощущать эту полноту. Подумайте: может, вы уделили мужу недостаточно внимания, или были чрезмерно требовательны, или безразличны к его проблемам, неуступчивы (либо, наоборот, слишком мягки), или взяли на себя главенствующую роль в семье? Нередко причина зависимости лежит в духовном состоянии мужчины. Когда он не обращает внимания на свою внутреннюю жизнь, стремясь лишь к праздному времяпровождению. Постепенно алкоголь подавляет его силу воли, и он становится не властным над ситуацией. Церковь говорит, что без Божьей помощи человек не сможет измениться. Нужно молиться за исцеление супруга, а также за то, чтобы Бог дал вам мудрость, терпение и самое главное – любовь. Потому что помочь можно только тому человеку, которого любишь.
 
На вопрос: «Стоит ли бороться за мужа?» церковь отвечает: «Да». Это борьба не за мужа, а за семью. И за саму себя. Ведь брак соединяет двух людей в одно целое, и если с одной половинкой проблема, то и со второй тоже. Сейчас вы – единый целостный организм, который нуждается в исцелении.
 
Юрий Бессмертный, психолог, Реабилитационный центр для алкозависимых при социальной службе для семьи детей и молодежи Днепровского района

Пьянство – болезнь души

Алкоголик не обязательно валяется пьяным под забором. Он может чуть ли не каждый день употреблять небольшие дозы спиртного и думать, что знает меру. Но это заблуждение. Если из жизни такого человека убрать алкоголь, то неизвестно, что с ним будет. Скорее всего, он станет злым, раздражительным, ведь его лишили чего-то значимого. Много лет его мышление, поведение, чувства формировались под действием алкоголя…
 
Началом возникновения зависимости можно считать тот момент, когда человек впервые попробовал спиртное и оно ему понравилось. Он находит любимый напиток. Употребляет от случая к случаю. Он еще не алкоголик. И не знает, что может им стать. На первые тревожные сигналы не обращает внимания: ну, начудил, не помнит, что с ним было, опохмелился. С кем не бывает? Он отрицает последствия болезни. Не хочет признать себя зависимым.
 
Самое страшное в том, что алкоголизм неизлечим. То есть потерявший контроль над употреблением спиртного никогда его не вернет. У него есть два пути. Или пить, разрушая себя. Или вообще не пить. Алкоголизм во всем мире считается био-психо-социально-духовным заболеванием. Потому что страдают все эти сферы. И все они нуждаются в лечении. Одного только кодирования недостаточно, нужны и консультация психолога, и реабилитация в группах взаимопомощи, и духовное возрождение.
 
Но лечение возможно только в том случае, если человек сам захочет выздороветь. Если заставить его силой, эффект будет временным. Поэтому жене в первую очередь нужно простить мужа и отпустить его с любовью. Не в смысле бросить. А в смысле позволить самому отвечать за свою жизнь. Тогда есть шанс, что он осознает проблему и сам захочет измениться. И в первую очередь начнет выздоравливать его душа.
 
Владимир Ярый, главный нарколог города Киева
 
Чуда не будет!
 
Употребление алкоголя отражается на всех внутренних органах. И в первую очередь – на головном мозге. Поэтому если человек хочет бросить пить, одного медикаментозного лечения недостаточно. Оно избавляет только от физической зависимости и используется для того, чтобы стабилизировать состояние больного. Далее ему нужна психологическая помощь. А после нее – социальная адаптация, без которой человек, скорее всего, вновь начнет употреблять алкоголь.
 
Популярные сейчас методы избавления от зависимости – кодирование, подшивание, торпедирование, эспераль – относятся к немедицинским. Они основаны на чувстве страха. Если выпьешь – тебе будет плохо или ты умрешь. Использовать их – все равно, что висеть на турнике. Сколько так можно продержаться? В большинстве случаев кодироваться мужчину приводит женщина. Чаще всего она спорит с ним: на сколько кодировать – на год или на пять лет. Парадоксально, но кодирование на год стоит дороже. Потому что в этом споре всегда побеждает алкоголик. В нашей ментальности заложена вера в чудо: придет волшебник в белом халате и за 10 минут изменит твою жизнь. Действительно, в некоторых случаях кодирование дает эффект. Чаще всего оно действует на человека мнительного, легко поддающегося внушению. Большинство же начинает употреблять спиртное вновь. Ваш муж должен сознательно захотеть бросить пить. Причем он должен прилагать для своего исцеления усилия. Только тогда лечение даст стойкий результат.

Начни меняться сама!

«Муж-алкоголик – это позор!» – думает жена, скрывая и отрицая проблему. Врачи таких женщин признают созависимыми: только меняя себя, жена сможет помочь любимому человеку.
 
Согласно данным, приведенным в книге Г.А. Ананьевой «Семья: химическая зависимость и созависимость. Работа с созависимостью», алкоголик оказывает сильное воздействие на жизнь по крайней мере четырех человек. Часто это родители, жена, дети. Первое, что делают близкие, когда кто-то в семье начинает пить, – отрицают проблему. О ней не говорят, ее скрывают от окружающих. Жена может испытывать чувство вины, считая, что муж пьет из-за нее, а также стыд за его поведение. Постепенно муж становится основным объектом ее внимания, на котором сосредоточены все мысли. В каком он сегодня настроении? Трезв или пьян? Как ему угодить? И она становится созависимой…
 
Женщина начинает спасать мужа – уберегать от встреч с друзьями, лечить, кодировать (заметь: желание лечиться от алкоголизма – это ее решение, а не супруга!). Или контролировать количество выпитого, скандалить, уговаривать. Эти, на ее взгляд, правильные действия только усугубляют ситуацию. Ответственность за жизнь мужа она берет на себя. В конечном итоге она чувствует себя жертвой: я для него стараюсь – а он, неблагодарный, все равно пьет! Причем женщина настолько свыкается с этой ролью, что подсознательно такое положение вещей ее уже устраивает. Бывают случаи, когда муж перестает пить, а жена так и остается созависимой. В результате семья распадается. И наоборот, осознание своей созависимости – первый шаг к выздоровлению мужа и всей семьи.
 
Скорее всего, ты созависима, если:
 
– чрезмерно озабочена состоянием мужа и пренебрегаешь собой;
– у тебя есть навязчивая потребность опекать мужа, возмущаться его действиями, решать проблемы за него;
– когда супруг пьян, ты испытываешь одни и те же чувства: жалость к себе, гнев, раздражительность;
– ты считаешь, что ответственна за действия мужа перед другими людьми;
– решаешь за мужа, что для него хорошо, а что плохо.
 
Легче всего справиться с созависимостью – обратиться в анонимные группы взаимопомощи, где собираются те, кто столкнулся с той же проблемой. Будь готова, что от тебя потребуется терпение и работа над собой. Но только изменив себя, ты перестанешь существовать подле пьющего мужа и наконец-то начнешь жить полноценной жизнью. Подробнее о созависимости: http://alanon.narod.ru/literature.htm.

Как защитить детей от пьянства отца?

Прежде всего найди возможность сделать так, чтобы дети не были свидетелями пьянства родителя. Выставляй отца за дверь, вызывай милицию – и настаивай на том, чтобы мужа забрали в вытрезвитель. Без жалости, страха и ложного стыда: «Что подумают люди?» Нельзя манипулировать детьми, нельзя их делать заложниками ситуации – иначе у них возникнут психологические комплексы, они могут стать созависимыми. И в будущем у них будут проблемы с самооценкой.
Пьянство родного человека скрывать нельзя. Нет, не надо говорить о родителе как о никчемном алкоголике или уничижать его в присутствии детей. Расскажи сыну или дочке всю правду без утайки: о том, что когда-то отец был талантливым, сильным и красивым. Но болезнь под названием «алкоголизм» погубила его. Говори об этом без стыда. И постарайся внушить детям неприязнь к спиртным напиткам. Никто не знает, что случится в будущем. Но алкоголизм – болезнь наследственная, и об этом дети должны знать. Им нельзя пить – это единственный способ на 100 % защитить их от пьянства. И не надо думать, что трезвенник что-то теряет – это не так! Ведь радоваться жизни гораздо естественнее без алкогольных паров.

Губит людей не пиво...

Думаешь, пьянство – удел неудачников, не нашедш