Рак груди победить реально

Рак груди победить реально

Несколько лет назад наши героини услышали от врачей фатальные слова: «У вас рак груди!» Они прошли через отчаяние, страх, депрессию. Но не сдались и нашли в себе силы победить болезнь.

Их истории – пример мужества. Они очень разные, но независимо друг от друга говорят: рак – не приговор, а всего лишь диагноз! И войну с недугом выиграть можно!


«Нет, этого не может быть, потому что этого не может быть никогда!» – сказала себе Дарья Донцова, узнав о своем диагнозе. Мозг отказывается воспринимать такую информацию. «Я испытала чувство недоумения и обиды. Почему именно я? За что мне это наказание? Это несправедливо!!! Ведь я еще многого не успела сделать в этой жизни, – это цитата из письма другой девушки (см. «Пять писем к подруге», amazonki.kiev.ua). – Мой муж… заставил меня выпить без закуски целую бутылку коньяка, обеспечив мне наркоз на сутки. Извини меня, подруга, за интимные подробности, каждый спасается по-своему». «Что делать? – продолжает Дарья Донцова. – Пожалеть себя первые два часа, потом вытереть сопли и понять, что это не конец. Придется лечиться. Рак лечится. По крайней мере, лечение продлевает жизнь». И это не просто слова поддержки: Дарью Аркадьевну прооперировали более 10 лет назад. Выйдя из клиники, она начала новую жизнь. Стала известной писательницей.

Ежегодно в нашей стране более 16 тыс. женщин ставят диагноз «рак груди». И если раньше недугом заболевали в возрасте 50-60 лет и старше, то сейчас рак «помолодел»: в группе риска оказываются те, кому 40. Что делать, чтобы уберечься? Онкологи рекомендуют вести правильный образ жизни. И регулярно обследоваться у маммолога (делать снимок, УЗИ). Следить за своим здоровьем – осматривать грудь и при первых тревожных симптомах (покраснение, «лимонная корка» на коже молочной железы, втянутый сосок, боли) – немедленно обратиться к доктору. Чем раньше выявлена опухоль – тем успешнее будет лечение. У большинства из нас выработался стереотип: рак – значит смерть. Но так случается не сегда! Если заболевание обнаруживается на ранних стадиях, в 95% случаев женщины выздоравливают, восстанавливаются и через несколько лет живут обычной жизнью. Важно не опускать рук. Бороться с недугом. И верить в свое выздоровление.

…Женщины, с которыми мы встретились, излучают энергию и оптимизм. Они – светлые и сильные люди. «Во время этой болезни мы научились ценить жизнь», – говорят они. Их опыт бесценен: потому что вселяет веру в то, что эту фатальную болезнь можно преодолеть!

Светлана Малай, 47 лет
Стать волонтером я решила в клинике!

На больничной койке я дала себе слово: «Вылечусь – и обязательно начну помогать другим, как теперь поддерживают меня!» Сейчас у Светланы очень насыщенная и активная жизнь. Она волонтер, участвует во многих благотворительных проектах по сбору средств на борьбу с раком груди. Несколько раз в месяц приходит в киевский онкоцентр к тем, кто недавно перенес операцию. Она говорит так: «Верьте, у вас все будет хорошо. Я такая же, как и вы. Несколько лет назад я прошла через то же самое, но сегодняим за это благодарна. Тогда я дала себе слово: как только закончу с лечением (а химия длилась полгода) – обязательно стану волонтером! Так и вышло. Каждую неделю я чувствовала необходимость пойти и поговорить с теми, кто нуждается в помощи.Я воспрянула духом. Хотя, конечно, организм восстанавливался медленно. Из-за удаленных лимфоузлов не могла высоко поднять руку. Фонд и компания «Мэри Кэй (Украина) Лтд» предоставили мне возможность отправиться в Крым на курс реабилитации. Море, горы, природа – все это очень успокаивает и настраивает на позитивный лад. Более того, я делала специальную гимнастику в бассейне – чтобы разработать руку. И уже через две недели почувствовала, что рука восстановилась. Также я занималась арт-терапией, которая помогла улучшить психологическое состояние. Из санатория уехала другим человеком – оздоровленным и помолодевшим. А страхи – они рассеялись сами собой.

Люблю жизнь!

Когда-то, еще до болезни, онкодиспансер представлялся мне мрачным заведением. Сейчас это то место, куда я прихожу несколько раз в месяц. К нам, волонтерам, хорошо относятся врачи, нас ждут пациенты. В онкоцентре есть горячая линия, куда можно позвонить и получить психологическую помощь, ответы на многие вопросы. Мои дети выросли. Старший окончил институт, теперь у него своя семья. Младший еще учится. Я вернулась к обычной жизни: верю в лучшее и не падаю духом. Поняла, что очень многое зависит от человека. Ни один доктор, никакая терапия не поставит тебя на ноги, если ты не веришь в себя! Надо заботиться о своем здоровье. Раз в год делать маммографию. Регулярно ходить к гинекологу. И при первых тревожных симптомах (уплотнение, деформация груди) – немедленно обратиться к врачу. Всем хочу сказать: не занимайтесь самолечением! Не теряйте время: ведь чем раньше начнется лечение – тем больше шансов выздороветь. Рак – это диагноз, и его победить можно!

 

Оксана Нагорная, 40 лет
Мне помогла арт-терапия

Моя жизнь разделилась на две части – до того момента, когда у меня обнаружили рак груди, и после. Теперь я не переживаю из-за мелких неприятностей, я знаю – это все не важно. Главное, что я живу.

Это случилось со мной два года назад. Во время месячных стала немного болеть грудь.Я вначале не придавала этому значения, к врачу не шла. У меня в то время был напряженный период на работе, и я больше думала о выполнении планов по продажам, чем о своем здоровье. Была независимым консультантом по красоте компании «Мэри Кэй». До врача дошла только тогда, когда боль в груди стала беспокоить постоянно. Помню, был январь, недавно закончились рождественские праздники. Подумать только, в новогоднюю ночь я строила планы, не представляя, что судьба уже все решила за меня! Что мне придется отложить все дела и восемь месяцев бороться за свою жизнь. Анализы подтвердили догадки врача:у меня рак молочной железы. Нужна операция по удалению груди. Это известие меня словно парализовало. Я не хотела об этом думать. Взяла неделю на принятие решения – соглашаться на операцию или нет. Среди моих знакомых были и такие, кто отговаривал меня, убеждал лечиться нетрадиционными методами. Но в глубине души я уже знала, что соглашусь на хирургическое вмешательство. Я доверяла врачу. Просто мне нужно было время, чтобы немного прийти в себя,осознать происходящее. Не давала покоя мысль: «Как я скажу маме?» Что чувствует мать, когда узнает,что у ее ребенка рак? Своих детей у меня не было, но я знала, что ей будет очень больно. Как мне. Поэтому рассказала ей о болезни только после второй химии. На мое удивление, она встретила известие стойко: «Будем бороться». Ее уверенность была для меня неоценимой поддержкой.

«Любимая процедура»

С первого дня лечения я четко выполняла предписания врача. Старалась не впадать в отчаяние, думать о хорошем. Читала книги Луизы Хей, Лууле Виилмы – женщин, которые сами прошли через это непростое испытание. Молила Бога, чтобы он дал мне силы выдержать химиотерапию. Чувствовала себя после нее ужасно, даже не хочу вспоминать те дни. Но держалась. Называла химию «любимой процедурой». Не скрою, иногда накатывал беспричинный страх. Особенно ночью. Бывало, я долгие часы лежала без сна, отгоняя от себя мрачные мысли. Поддержали консультанты компании «Мэри Кэй» – и морально, и материально. Звонил директор с работы. Первый вопрос: «Как здоровье?» Второй: «Когда ты выйдешь на работу?» Но я поняла, что у меня нет никакого желания возвращаться… После химии и лучевой терапии опухоль уменьшилась. Врач сказал, что, возможно, достаточно будет лишь частичной ампутации груди. Операции я боялась больше всего. Но она прошла на удивление легко. После нее остался шрам до самой подмышки, из-за чего движения руки были стеснены. Лечение я закончила летом, а в сентябре уже вышла на новую работу. Организм был ослаблен до предела.Кабинеты на работе находились на двух этажах – четвертом и шестом. С четвертого я поднималась на лифте. Идти по ступенькам не было сил. Но я верила, что каждый новый день добавит и сил, и здоровья.

Поездка в «Мисхор»

Я и раньше слышала о Программе реабилитации компании «Мэри Кэй (Украина) Лтд». Сейчас на своем опыте убедилась, насколько она нужна тем, кто пережил болезнь. Раз в месяц мы встречались в «Школе здоровья», куда приходили различные специалисты. Нам рассказывали, как лучше питаться, что делать, чтобы быстрее восстановить организм. Здорово помогла поездка в санаторий «Мисхор». Там я познакомилась с женщинами, которые делали операцию много лет назад и отлично себя чувствуют! Среди них была и художница Ира Ковтун. Она провела занятия по арт-терапии. Я никогда в жизни не рисовала, а тут с таким удовольствием взялась за краски! А еще мы с девочками много гуляли, ходили пешком по побережью. Я чувствовала, как ко мне возвращаются силы. Хочется сказать огромное спасибо каждому консультанту и лидеру компании, каждому клиенту, благодаря которым мы замечательно отдохнули, почувствовали себя лучше, наполнились энергией, нашли новых друзей.Сейчас я активно подключилась к благотворительной программе «Мэри Кэй». Рассказываю своим клиентам о новом оттенке помады, средства от которого идут в поддержку женщин, перенесших опухоль молочной железы. Сейчас научилась радоваться каждому дню и каждому событию. Жизнь продолжается. И она
прекрасна!

 

Марина Аксютина, 35 лет
Хочу создать центр!

Когда я узнала свой диагноз, не представляла, как буду жить дальше. Мне через многое пришлось пройти. Сейчас я могу с уверенностью сказать, что живу полноценно, и хочу помочь другим, открыв реабилитационный центр.

Тогда я только вышла из декрета (младшему сыну исполнилось два с половиной года). Параллельно с работой поступила в институт, на вечернее отделение. Дом, работа, дети, учеба – некогда было голову поднять. Я и не заметила, как стала меньше весить, в груди периодически что-то ныло. На боль не обращала внимания, ведь я всегда была здоровой и подумать не могла, что это что-то серьезное. В больницу пошла только через год, когда на груди образовалась ямка. После сдачи анализов узнала свой диагноз: рак молочной железы. Для меня это был удар.

Что со мной будет?

Я понимала, что могу умереть. Как же мне было жаль себя! Помню, лежала без движения много часов подряд, смотрела в потолок, слезы сами катились по щекам. В мыслях я уже была на собственных поминках. Начала обдумывать, кому из подруг подарю дубленку, кому пальто. А потом сообразила: они же не смогут это носить! Они будут думать обо мне и не наденут этих вещей. А что будет с детьми без меня?.. В те дни я буквально заставляла себя вставать с постели. Первое время не могла без содрогания переступать порог онкодиспансера. Но когда началась химиотерапия, перенесла ее относительно хорошо. Во рту ощущала металлический привкус, болела каждая клеточка тела. Но боль быстро проходила. Черпала силы в чтении Библии: «Даже если что смертоносное выпьешь, не повредит тебе!» Шесть курсов химии дали хороший результат, опухоль уже не прощупывалась, а видно ее было только на УЗИ.

Выбираю жизнь!

Я надеялась только на Бога. Молилась, чтобы он дал мне силы и терпение. Я знаю, что Бог посылает только те испытания, которые мы можем вынести. Задавала вопрос: «За что?» Наверное, у Бога ко мне вопросов было больше…

Когда ты на грани жизни и смерти, начинаешь пересматривать свою жизнь: что сделала, что сказала,что подумала. Мне нужно было изменить свое отношение к людям, к еде, к жизни, к Богу. Теперь я уверена: рак – это духовное заболевание. Нередко мы сами своими действиями выносим себе приговор – когда нарушаем правила жизни. В Библии сказано:«Не убий!» А я до болезни сделала три аборта. Были душевные муки, угрызения совести. Но сделанного не вернешь… Позже я прочитала, что аборт может спровоцировать рак. Женщины, милые, если вы стоите перед выбором, оставлять ребенка или нет, – выберите жизнь!

Я здорова!

Я очень благодарна своему мужу за поддержку. В перерывах между курсами химии он каждый день делал мне свежеотжатые соки (свекла, тыква, морковь, яблоко). Мотался в больницу, дома готовил, стирал, смотрел за детьми. В клинике я наблюдала другую картину: женщины лежат и ждут, когда же их мужья придут. Но те не спешат… А ведь так нужна поддержка любимого человека! Что съедает сильнее всего? Страх! Перед смертью, неизвестностью. Я это поняла и стала отгонять любую негативную мысль.
Меня очень вдохновили книги Доди Остин «Исцелена от рака» и Пет Робертсон «Чудеса, доступные и вам». Это свидетельства людей, которые перенесли онкозаболевания. Они укрепляли мою веру. Я уже не сомневалась, что буду здорова. После лечения прошло 4 года. Я окончила институт, вышла на работу. А еще у меня появилось хобби – устраивать праздники для друзей. Я организовала День святого Валентина, 8 Марта, детские дни рождения. А главная моя мечта – создать реабилитационный центр в моем городе. Чтобы поддерживать тех, кто столкнется с аналогичной бедой. Поддержка – это самое главное. Я в этом убедилась на собственном опыте.

 

Можем ли мы помочь прооперированным женщинам? Да, это в наших силах.  Приобрети помаду «Розовая мечта» от Mary Kay. 10 грн от ее стоимости пойдет на реабилитацию женщин после рака груди в санатории «Мисхор» (Ялта). «Красота, которая изменит мир» – так называется Глобальная благотворительная программа от «Мэри Кэй». Она проводится с 12 мая по 15 декабря ежегодно.

Феномен выздоровления в том, чтобы отдавать!

Как уберечься от рака? Какие сегодня существуют программы лечения? Как выявить опухоль на ранней стадии? На эти и другие вопросы отвечает врач-онколог Галина Павловна Майструк, Глава правления фонда «Здоровье женщины и планирование семьи» 

Рак молочной железы – болезнь развитых стран, хотя встречается во всем мире, – считает Галина Павловна. – Нашим женщинам надо пересмотреть приоритеты. И каждой после 40 лет необходима консультация специалиста по молочной железе. Только так мы сможем справиться с раком».

...На стенах офиса фонда «Здоровье женщины и планирование семьи» – яркие картины. Их создали женщины, победившие опухоль молочной железы. «Уже доказано, что арт-терапия помогает бороться с раком, – продолжает Майструк. – Сейчас мы планируем ввести такие занятия в больницах».

Галина Павловна, сколько людей в нашей стране болеет раком?
В Украине ежегодно этот диагноз ставят 160 тыс. человек, из них у 16 тыс. – злокачественная опухоль молочной железы. В США, Канаде и странах Западной Европы раком груди болеют чаще. В развитых странах все женщины после 40-50 лет проходят маммографическое обследование. В Голландии, Швеции, Бельгии более 20 лет работают национальные программы. Если женщина живет далеко от центра, где делают такое обследование, к ней выезжает мобильный маммограф. Ей для этого ничего делать не надо: после 40-50 лет все женщины поставлены на учет. В нашей же стране, увы, нет организованных программ ранней диагностики.

Врачи и сейчас не могут назвать причину возникновения рака…
Это так. Но существуют реальные и обоснованные факторы риска. Курение, лишний вес, неправильное питание, малоподвижный образ жизни – все это приводит к болезни. Есть вещи, которые мы не в силах предупредить, – это наследственность. Согласно европейским исследованиям, если человек ежедневно в течение часа занимается спортом – риск заболевания снижается на 30%.

Галина Павловна, поздние роды увеличивают вероятность болезни?
Безусловно. Современные украинки стремятся сделать карьеру, детей рожают после 30 или даже 40 лет. Они должны понимать, что даже если кормят ребенка грудью, это не снижает риск опухоли молочной железы. Оптимальный вариант – первые роды между 20 и 30 годами и кормление грудью. Что я могу порекомендовать? Пересмотрите свои приоритеты. Помните: рожать детей – это наша миссия.

Большинство людей уверены, что рак – неизлечимая болезнь с фатальным исходом…
Тем не менее сегодня достигнуты большие успехи в области ранней диагностики. А это гарантия того, что процесс метастазирования еще не затронул организм. Ранняя диагностика повлияла на хирургию: если 30-40 лет назад женщинам удаляли грудь полностью, то сейчас практикуют частичное удаление. В мире все более востребованной становится пластическая хирургия после лечения рака груди. Да, лечение длительное: оно включает и химио-, и лучевую терапию, и лечение гормонами. Сейчас препараты по химиотерапии уже не столь болезненны. Ученые-медики сегодня стараются разгадать генетический код опухоли: это позволит прогнозировать поведение «злой клетки» и выявить, какие лекарства могут ее уничтожить. Пока Украина использует мировой опыт. Это очень затратные технологии, наше государство в достаточной мере не покрывает расходов по лечению рака.

Но почему на Западе, где уровень жизни выше, раком болеют чаще?
В 70-80-е годы Запад пережил увлечение гормональной терапией. Принимали таблетки, потому что хотели оставаться молодыми даже в период климакса. Идея очень заманчива. Но цена за молодость – жизнь – слишком высока! Сегодня специалисты признают: гормональные препараты оказывают не последнюю роль в стимуляции развития опухолей груди.

Скажите, как проявляется рак на ранних стадиях?
Его может обнаружить только врач на рентгеновском снимке. Многие наши женщины не имеют доступа к оборудованию: они находят образование сами, и не на ранней стадии. Если женщина обнаружила уплотнение – надо идти к доктору. Не бойтесь: лишь в одном случае из десяти опухоль злокачественная. Неясно другое: почему женщины не осматривают себя сами? Следите за собой! Посещайте врача.

Многим мешает страх. Как с этим справиться?
Я тоже боюсь! И это естественно. Онкологический пациент болеет не один год, он страдает, мучительно уходит… Это страшно. Сегодня в мире эту болезнь считают семейной: кто бы ни заболел – мама, ребенок, бабушка, – это в корне меняет жизнь всей семьи. Многие люди после болезни родственников жертвуют госпиталям большие средства на борьбу с раком.

Волонтерами чаще всего становятся люди, сами прошедшие через болезнь…
Это правда. Понимаете, после случившегося у женщин появляется потребность рассказать о себе, помочь другим, показать, что все не так фатально. Женщины приходят к мысли, что надо не только брать, но и отдавать. Сегодня это движение существует почти во всех городах страны. Наш фонд «Здоровье женщины и планирование семьи» поддерживает любую волонтерскую организацию: проводим обучение, оказываем техническую помощь, вовлекаем в мероприятия на национальном уровне. Уже 9 лет мы помогаем желающим стать волонтерами.

Сколько лет существует ваш фонд?
Тринадцать. Мы работаем с проблемами репродуктивного здоровья и профилактики онкологии у женщин. Добились серьезных результатов: почти во всех областных центрах работают волонтерские организации («Амазонки», «Виктория», «Я не одна» и др.). Наш фонд их объединяет. Дважды в год мы встречаемся, оказываем техническую и информационную поддержку, обмениваемся опытом. Такие форумы проходят и в Киеве, и в Крыму. Стараемся вовлечь как можно больше людей. Мы активно работаем с Верховной Радой Украины: сейчас в процессе рассмотрения Закон о раке молочной железы. Надеюсь, он скоро появится. У нас много надежных партнеров – среди них большую, и не только финансовую, поддержку оказывает компания «Мэри Кэй (Украина) Лтд». На сегодняшний день около 2 млн грн вложено в Программу реабилитации женщин в послеоперационный период.

Скажите, кто попадает в Программу реабилитации?
Те, кто звонят на горячую линию фонда, оставляют заявки. Конечно, мы не можем всех прооперированных отправить, о стараемся. Все дело в финансировании: оно остается приватным. Государство ам сейчас не помогает.

Но ведь люди после операции получают вторую группу инвалидности…
Группу дают, но через год снимают – часто это становится очередной травмой. Даже при проведении нашей Программы реабилитации мы столкнулись с тем, что люди ждут подвоха. Мы предоставляем путевку на ЮБК, с хорошими условиями, с усиленным питанием, с крытым бассейном – женщины не верят! Они спрашивают: «А вода есть? А отопление? Может, взять постель?» И только когда приезжают и видят, что все хорошо, – начинают чувствовать себя нормальными людьми. Мы долго шли к формату именно такой Программы: помог европейский опыт.

Многие доктора считают онкобольных невыездными.
Да, таким людям загорать нельзя – именно поэтому мы вывозим их отдыхать в весенне-осенний период, когда солнце не очень активно. Одна женщина написала нам: «Яке щастя, що я захворіла на рак,– так я побачила море!» Для меня ее слова – шок! Получается, чтобы попасть на море – надо заболеть?! О каком качестве жизни идет речь, если в нашей стране есть люди, которые ни разу не видели моря?!

Женщины по Программе занимаются арт-терапией. Расскажите об этом.
Ребенок, беря в руки карандаш или кисть, никогда не скажет, что не умеет рисовать. Он это просто делает! У взрослых слишком много зажимов. Арт-терапия их снимает, позволяет выплеснуть эмоции. С нашими женщинами работает художник Ирина, сама переболевшая раком. Она очень открытый, светлый человек. Картина – это коллективное творчество. Сначала все вместе обсуждают, потом рисуют: одна
– камни, другая – волны, чаек, море, небо и т. д. Это и преодоление комплексов, и лечение цветом: женщины понимают, что все реально. За этой Программой – будущее: мы будем внедрять ее в больницах.

Что бы вы порекомендовали женщинам, перенесшим эту болезнь?
Я вижу наших волонтеров. Женщин после операции, которые вдруг понимают, что чужого горя не бывает. Они идут в госпиталь и помогают другим – у них возникает потребность в этом. Думаю, феномен выздоровления – в том, чтобы отдавать. Стать открытым, добрым и позитивным человеком.

Рак – болезнь цивилизации. В арабских странах с патриархальным укладом жизни женщины раком груди болеют реже. Украинкам пора перераспределить приоритеты.

Самообследование груди

Эта процедура помогает выявить заболевание. Не будь равнодушной к своему здоровью – осматривай грудь каждый месяц, через 7-10 дней после начала менструации.

По очереди обследуй каждую грудь. Правую руку подними вверх и запрокинь за голову. Ощупай все зоны правой груди. Осмотри сосок. Аналогично обследуй левую грудь.
Прощупай надключичную, подключичную и подмышечную области.

Проведи самообследование лежа. Для этого под грудную клетку положи подушку, чтобы она была слегка приподнята. Если обнаружила любые изменения, сразу обращайся к врачу!

Помощь в период восстановления

После операции большинство женщин пребывают в депрессии. Как дальше жить? Что впереди? «Школа здоровья» и Программа реабилитации – два проекта, созданные компанией «Мэри Кэй (Украина) Лтд» и БФ «Здоровье женщины и планирование семьи», чтобы поддержать женщин в трудный период.

«Школа здоровья» и «Празднуем жизнь» – так называются клубы, куда можно прийти и узнать всю необходимую информацию. Здесь работают волонтеры – женщины, которые несколько лет назад перенесли операцию по поводу рака груди. Они оказывают психологическую помощь, своим примером помогают другим справиться с апатией. Также на встречи приглашают врачей: гомеопатов, химиотерапевтов, онкологов, диетологов, которые отвечают на вопросы. Сейчас подобные школы открыты в 18 регионах Украины.

Бесплатная горячая линия: 8-800-505-09-00, 8 (044) 432-73-68.

Программа реабилитации проводится с 2006 г. За это время 244 женщины из всех регионов Украины прошли данный курс. Две недели в санатории «Мисхор» (Ялта) женщины получают санаторно-курортное лечение. Физкультура, комплекс упражнений в бассейне на разработку рук, ароматерапия, а также арт-терапия – вот неполный перечень оздоровительных мероприятий. Программа существует за счет благотворительных взносов от независимых консультантов компании «Мэри Кэй (Украина) Лтд».

Мое мнение
Елена Скачко, главный редактор журнала «Единственная»

«Мне очень нужно проведать подругу, ее только что прооперировали», – Таня объясняет, почему покидает нас раньше, чем в предыдущие дни. Услышав диагноз, мы сочувственно округляем глаза, на что девушка реагирует спокойно: «Все будет хорошо. Ее маму и старшую сестру тоже когда-то оперировали. Здесь вообще к раку груди стали относиться как к насморку…» «Здесь» – это в Норвегии. А Таня – наш гид-переводчик. Она украинская девушка, которая вышла замуж за норвежского парня-нефтяника. Но по-прежнему для нее «у нас» – это в Украине. А «здесь», в Норвегии, официальная статистика по заболеваемости раком груди так высока, что сравнение с насморком перестает казаться мне натянутым… Но есть и другая статистика. Свыше 95% – полное исцеление. Более того, норвежские специалисты гордятся тем, что с каждым годом эта цифра растет. Почему? Потому что рака груди перестали бояться. Молодые женщины сознательно ходят на обследования. Для более взрослых действует государственная программа, в рамках которой предполагается обязательная маммография раз в два года. Ранняя диагностика позволила практически на 100% победить эту беду.

А у нас? Недавно я столкнулась с термином «низкая онкологическая настороженность». Я очень верю, что мы доживем до времен, когда забота о нас станет нормой для государства, но пока… Проявите инициативу – пройдите обследование. Помните, страх и умолчание – главные союзники этой болезни.