Лиза Боярская: Я получаю безумное удовольствие от своей профессии

Лиза Боярская: Я получаю безумное удовольствие от своей профессии

Сегодня она появляется в самых модных и нашумевших проектах. Среди ее партнеров – звезды первой величины. Какие только слухи не ходят о дочери д'Артаньяна!

Правда ли, что ее долго не утверждали на главную роль в «Адмирале»? Что связывает Лизу с Константином Хабенским? Как актриса реагирует на критику? И неужели все серьезные решения за нее принимает отец?

Лиза Боярская – наследница знаменитой фамилии, девятая в семейной актерской династии. «Прекрасно понимаю, – говорит она, – если бы я не была Боярской, ко мне многие зрители относились бы лучше. Меня часто попрекают фамилией, считая ее залогом успеха. На самом деле я всего добилась трудом!»

Мы расположились в кафе в нескольких шагах от Петербургского Малого драматического театра Европы, где служит Лиза. Передо мной – симпатичная девушка без косметики, простая, скромная и очень вежливая. В ней трудно узнать эффектную кинозвезду. Выдает ее только удивительный, присущий лишь ей одной низкий тембр голоса. Лиза пришла на интервью, не опоздав ни на секунду, что большая редкость для актрисы. Через несколько минут общения я поняла: в Боярской нет ни капли снобизма! Она откровенна – однако распахивать душу не станет. Одним словом, настоящая петербургская девушка…

Лиза, складывается впечатление, что вы везучий человек. Знаменитые родители, главные роли в кино, театре…

Случайного везения у меня в жизни никогда не было, но я верю в знаки судьбы и ее благосклонность. Мне выпадает шанс, который можно использовать или пропустить. Я достигаю всего трудом, хотя со стороны, конечно, может показаться, что это не так. Вот вы говорите о главных ролях… Но когда мне дали прочитать сценарий «Адмирала» – это был всего лишь шанс. И чтобы получить роль Анны Тимиревой, я сделала все, что от меня зависело. Прочитав эту историю, поняла: это абсолютно мое, и если не сыграю роль Анны – никогда себе этого не прощу. Я испытала восторг уже от того, что пробовалась в эту картину, и к процессу съемок относилась очень ответственно.

Долго шли пробы?

Полгода. Я пробовалась с разными партнерами, на роль Анны претендовало огромное количество актрис. Меня очень долго не утверждали. Первый раз пришла в декабре 2005-го, а утвердили меня только в мае 2006-го. Эти полгода я ни о чем другом, кроме Анны, думать не могла. Образ Тимиревой стал мне очень близок. Когда утвердили на роль, счастью не было предела.

Почему выбрали именно вас, как вы считаете?

Меня утвердили после проб с Хабенским. Эта была наша первая встреча с Константином Юрьевичем. Мы познакомились на съемках «Адмирала», уже потом была совместная работа в «Иронии судьбы. Продолжение», а позже и в телеверсии «Адмирала». У нас сразу получилась пара, а такое очень редко бывает. Может, потому что мы представители одной актерской школы, учились в одном институте и даже жили в одном городе. Через двадцать минут после знакомства мы заговорили на одном актерском языке. Все на съемочной площадке буквально замерли. Сразу стало ясно: возникла пара, Он и Она.

Говорят, что вы одной из первых поддержали Хабенского после смерти жены и стали крестной мамой сына Ванечки…

Не хочу это комментировать. Могу лишь сказать, что сейчас Константин Юрьевич – мой большой друг и наставник. Это важный человек в моей жизни и общение с ним – всегда праздник.

Лиза, не всем зрителям пришлась по душе история адмирала Колчака и его возлюбленной Анны Тимиревой, многие не приняли этот фильм. Вам хочется что-то ответить зрителям?

Каждый имеет право на свое мнение, и я уважаю его. Но после того как зрители посмотрели телеверсию «Адмирала», процентов семьдесят из тех, кому не нравилось кино, полностью изменили свое мнение.

Лиза, вас часто критикуют. Как реагируете?

Помните стихотворение Пушкина: «Хвалу и клевету приемли равнодушно и не оспаривай глупца»? Кому-то я симпатична, кому-то нет. Почему я всем должна нравиться? Честно занимаюсь своей профессией и в кино, и в театре. Для меня, конечно, важно мнение зрителей, но суждения профессионалов не менее ценны. В 2009 году я получила «Триумф» – премию в области культуры. На церемонии Константин Райкин сказал несколько хороших слов по поводу моей игры в «Иронии судьбы» – вот это очень значимо для меня! Хотя в Интернете я могу быть оплеванной миллион раз по поводу той же «Иронии» или «Адмирала».
 

Говорят, что из-за вас распалась семья молодого актера Максима Матвеева, с которым вы познакомились на съемках фильма «Не скажу»…

Не считаю нужным оправдываться по поводу той или иной статьи. Но то, что происходит в моей личной жизни, – неприкосновенно, ведь в нашей профессии и так слишком много демонстрации и откровенности.

Вы переживаете по поводу подобных статей?

Вы знаете, сначала очень расстраивалась, а иногда просто бесилась. Но умные люди – Константин Юрьевич Хабенский и Сергей Витальевич Безруков, – с которыми я советовалась по этому поводу, сказали: «У тебя вообще не должно быть реакции, пусть в желтой прессе пишут что хотят. Иначе просто сгоришь». Я поняла, что если из-за всего переживать, то это разъест очень быстро и не останется живого места внутри.

Есть такое мнение, что девушка выбирает мужчину, похожего на ее отца. У вас так?

Я об этом не задумывалась пока, время покажет! Но скорее всего, мой избранник будет творческой личностью. Ведь помимо общего быта должны быть какие-то другие точки соприкосновения. Я и сама чувствую, что мне с творческими людьми – художниками, операторами, архитекторами – легче найти общий язык.
 

Ваш отец Михаил Сергеевич как-то обмолвился, что сейчас дети не просят благословения на брак у родителей. А что вы думаете по этому поводу?

Мне кажется, по-другому и быть не должно. По-моему, это неправильно – когда двое приходят к родителям и говорят: «Мы решили пожениться». Молодой человек должен просить руки дочери у ее отца и матери. А потом оба должны получить родительское благословение. Это честно и по отношению к родителям, и к самим себе.

А если ваш выбор родителям категорически не понравится?

Не думаю, что свяжу свою судьбу с человеком, который будет неприятен моим маме и отцу. Просто не смогу обратить внимание на такого мужчину. У нас с родителями по многим вопросам одинаковое мнение, взгляды и вкусы. Я точно не приведу домой какого-нибудь волосатого рокера или безумного байкера.
 

Лиза, вам приходилось слышать такие слова в свой адрес: еще одна дочь знаменитого папы, очередная гламурная девочка…

Да, наверное, со стороны может сложиться впечатление, что я такая благополучная и гламурная. Хотя к слову «гламур» у меня негативное отношения, оно со мной не имеет ничего общего! Уже давно привыкла к тому, что в прессе образ Лизы Боярской живет независимо от меня, я настоящая к этому образу никакого отношения не имею. Недавно у меня был такой подарок – один зритель подошел после спектакля и сказал: «Я вас не узнал». Он знал, что в спектакле играет Боярская, и два часа думал: кто же из героинь она? А когда ему меня показали, был удивлен: «Не может быть, чтобы она так выглядела!» Это неузнавание – такой бальзам на душу! Вот оно – счастье актера!

Лиза, в детстве на вас как-то отражалась «звездность» родителей?

Школа лишила меня социального разделения. Я училась во второй языковой гимназии – это одна из старейших школ Петербурга. Там дают хорошее образование, со мной учились дети из семей, не столько материально обеспеченных, сколько благополучных в плане культуры.
 

Но Михаил Боярский как-то посетовал в одном интервью, что его сын и дочь, будучи детьми, отказывались с ним гулять на улице. Вроде бы вас даже приходилось заставлять…

Как можно не любить гулять со своим отцом?! Просто я стеснялась внимания окружающих. Выйти спокойно на улицу с папой было невозможно! Если отец со мной и братом Сережей гуляли вместе, это сразу же превращалось в эдакий зоопарк или цирк. На нас глазели все! Мне это не нравилось, смущало, расстраивало.
 

Дома часто смотрели фильмы отца?

Помню, любила детские ленты с участием папы – «Мама» и «Новогодние приключения Маши и Вити». Причем я смотрела и понимала: «Это папа в гриме работает!» У меня не возникало ощущения сказочности. Сейчас мне очень нравится фильм «Старший сын».
 

Приходилось слышать от учителей: «Почему дочь д’Артаньяна плохо учится?»

Что вы, педагоги сочли бы такую формулировку просто бестактной по отношению ко мне и моим родителям! У нас в гимназии среди учеников было полное равенство, никого не выделяли. Я не была отличницей, но и среди отстающих не числилась. Мне легко давались иностранные языки, немецкий и английский. Литература, история, гуманитарные дисциплины были моими любимыми. С точными науками было не очень хорошо класса до девятого. Сложно себя заставить учить то, что не интересно! Но потом проснулось самолюбие – и перед соучениками, и перед родителями стало стыдно. И я подтянула все предметы.
 

Лиза, вашими друзьями тоже были дети знаменитостей? Например, Ксения Собчак говорит о вас как о подруге детства.

Да, мы были дружны в детстве, наши родители были соседями. С нами Ксюшу часто оставляли, когда ее родители уходили куда-то надолго. Мы играли втроем, было здорово вместе, у нас были общие интересы. Но последний раз мы общались много лет назад, когда мне было восемь лет, а ей тринадцать.
 

Вы в классе были лидером?

Нет, никогда, и до какого-то момента считала себя достаточно стеснительным человеком. Мне не хотелось лишнего внимания к себе. В классе меня считали своей. Но я была скромной и даже закомплексованной, не считала себя привлекательной. Помню, одноклассницы уже крутили романы, спрашивали у меня совета, я помогала. Дружила в основном с мальчишками, но почему-то они во мне всегда видели хорошего друга, а не девушку.

Обидно было?

Ну конечно, я в школе влюблялась, и не один раз. Но об этом знали только мои подруги. Я была в тени, что ли. Вот сейчас стала другим человеком. Чего-то добилась, в чем-то повзрослела, а в чем-то осталась прежней.

Когда у вас появилось желание стать актрисой?

В последнем классе школы нужно было определиться с вузом. Я знала два иностранных языка, любила общаться, что-то организовывать, поэтому решила, что мне прямая дорога на факультет журналистики. Полгода в 11 классе я ходила на подготовительные курсы. Но достаточно быстро поняла, что это не мое, стало не интересно. Однажды мама меня уговорила сходить на открытие учебного Театра на Моховой. Там я увидела студентов, которые настолько были по-хорошему одержимы своей профессией, что я поняла –- хочу к ним, в эту среду. И заявила родителям: «Пойду в театральный!»

Вы понимали, что вас будут сравнивать с родителями?

Еще бы! Все абитуриенты говорили: мол, дочка Боярского – блатная, она точно поступит! Я готовилась сама, родители мне не помогали. Ужасно волновалась. Жаль, что не записывают на камеру наши поступления. Сейчас понимаю: все, что я делала, было совершенно беспомощно! Знаете, как когда ставят маленького ребенка на табуретку, чтобы стишок прочитал.
 

Но все-таки вы поступили к знаменитому Льву Додину! Он уже тогда разглядел будущую исполнительницу главных ролей?

Думаю, об этом не могло быть и речи. Мы все поступали в зачаточном состоянии, были как куски глины. Лев Абрамович увидел в нас какие-то зернышки дарования. На вступительных экзаменах признаком дара может быть взгляд, жест, особый поворот головы. У Додина суровая актерская школа. Нас на курсе было 28 человек, а выпустили только 16. До конца дошли те, кто действительно был готов работать над собой. У меня во время учебы случались минуты отчаяния, но потом приходилось переступать через эмоции и идти дальше.
 

Вам, еще студентке, мастер доверил серьезную роль в театре…

Да, Лев Абрамович пригласил меня в театр, когда я еще училась на третьем курсе. Он вызвал меня к себе, а я испугалась и решила, что провинилась в чем-то! Ведь меня тогда уже снимали, а это официально запрещалось. Но Лев Абрамович сказал: «Мы репетируем «Короля Лира». Я бы хотел, чтобы вы попробовали Корделию». Я была на седьмом небе от счастья! Приступила к репетициям, но в итоге сыграла Гонерилью. Эта роль – большая ответственность и большая честь для меня.
 

К сожалению, не все зрители видят ваши театральные работы. Расскажите о любимой роли в театре…

Театр для меня всегда на первом месте. В Малом драматическом театре Европы была недавно премьера спектакля «Прекрасное воскресенье для разбитого сердца» по пьесе Теннесси Уильямса. У меня сейчас пять спектаклей в Малом драматическом театре и один спектакль в антрепризе с Сергеем Безруковым. Но вот эта последняя роль – самая любимая. В спектакле «Прекрасное воскресенье» я играю несостоявшуюся молодую учительницу. Моя героиня потеряла невинность, хотя она уже почти старая дева. Ей кажется, что мир перевернулся, на протяжении всего спектакля она ждет звонка от своего любимого. Заканчивается спектакль трагически, как многие пьесы Уильямса – возлюбленный героини женится на другой. Здесь можно сыграть все – от девичьего восторга до алкогольных припадков и истерик безумной женщины. Это настоящий подарок для актера – бери и играй.
 

Лиза, что сейчас для вас главное при выборе роли?

Для меня кино – это не зарабатывание денег. Я могу себе позволить выбирать, так как не кормлю семью. Лучше подожду, но не буду соглашаться на то, что мне не интересно. Не хватаюсь за все подряд. Хочется делать то, к чему лежит душа, что-то новое…

Знаю, что вы снимались в Киеве, вам понравился город?

Не льщу: у меня три любимых города – Питер, Киев и Рим. Я обожаю Киев, в нем все прекрасно! Он мой по духу! Я была здесь летом, осенью, зимой. Люблю гулять по Софийской площади, Андреевскому спуску, Крещатику. Киев намоленный, но он и город любви, как Париж! А какие там люди – доброжелательные, веселые, отзывчивые. И еще: моя самая любимая кухня – украинская. Я специалист по салу!
 

По салу? Никогда бы не подумала!

Да, люблю сало с чесноком. Я всегда была равнодушна к алкогольным напиткам, но хреновуху обожаю! Этот напиток – просто предел мечтаний! Очень люблю борщ, холодец, драники, вареники – все классические украинские блюда.
 

Но это же все калорийная еда!

Я в Киеве бываю не так часто, так что могу себе позволить оторваться. А на фигуру это не влияет: у меня такой ритм жизни, что никакого спортзала не нужно. На спектаклях и съемочных площадках нагрузки довольно сильные. Актерская работа порой заставляет нервничать, но я получаю безумное удовольствие от своей профессии.