Рассказ онлайн  о любви -

Рассказ онлайн о любви - "Время перемен": автор Майя Ирисова

Рассказ о внезапно нахлынувшем чувстве. История о любви, от которой невозможно отказаться, и которую нельзя принять... Женский рассказ онлайн Майи Ирисовой.

Жизнь cтала напряженней. Все ждали перемен к лучшему. Это ожидание витало в мокром весеннем воздухе, в бензиновом смоге больших городов, в уставших глазах людей. И Юля еще недавно ждала вместе со всеми. Ей хотелось, чтобы сын лучше учился и меньше болел. Чтобы муж больше времени проводил с семьей. Ладно бы еще зарабатывал, а то непонятно, на что тратит энергию. Чтобы ее собственная работа в юридической фирме была не такой скучной… Ей хотелось праздника, тепла, радости. Чтобы случилось что-то удивительное.

И Юлю услышали. Муж пришел домой со светящимися глазами. Попросил всех сесть за стол. Владька с неохотой оторвался от компьютера. Юля удивилась торжественным ноткам в голосе мужа. Иван объявил: «Кажется, нам улыбнулась удача! Есть предложение из Голландии». Она не поверила: из Голландии? Муж стал объяснять подробности. Вакансия в точности по его специальности. И его резюме заинтересовало. Это реальный шанс изменить жизнь. Он полетит в Амстердам на собеседование – дорогу оплачивают. А вдруг повезет?

Юля боялась радоваться. Мелькнула мысль о маме: как быть с ней? Пока присмотрит сестра, а потом можно забрать. Выучит голландский язык. А на первых порах хватит и английского. Владьке только десять – быстро приспособится… Потом оборвала этот поток: пока ведь ничего не ясно.
Она пришла на работу в приподнятом настроении. Так спешила, что буквально налетела на парня, выходившего из их комнаты. Выбила у него из рук папку. Смутившись, принялась собирать выпавшие документы. Он присел на корточки, стал помогать. Их взгляды встретились. Юля опешила – таких пронзительных голубых глаз она никогда не видела. Прошептала: «Извините». Тот улыбнулся искренне: «Не стоит переживать». Юля ушла, унося в памяти эти глаза. Она села на свой стул и спросила коллегу Лесю: «Кто это только что у нас был?» «Правда, милый? – усмехнулась незамужняя Леся. – Это Антон. Наш новый сотрудник».

Они работали бок о бок. Он был по рангу младше. Пока еще помощник. А Юля уже юрист. Ей нравилось, что он всегда приходил в настроении. Не умел унывать. Открытый, честный – редкие нынче качества. И необидчивый. Она исподтишка им любовалась. Он называл ее Юлией Витальевной, соблюдал субординацию. Она сердилась. Он смеялся.

Однажды вдвоем поехали по делам в Канев. Весь день на ногах, без обеда. Возвращались поздно вечером, голодные, уставшие. На середине пути сломалась машина, из-под капота пошел дым. Толстый водитель Вова смачно выругался. Нужно как-то добраться до СТО, найти поломку. «Лучше поймайте тачку, мы можем застрять надолго», – предупредил он пассажиров. Антон возразил: «Сейчас вместе что-то придумаем!» Оказалось, СТО недалеко. Неравнодушных много: нашелся водитель, который взял на буксир. На станции сказали, что работы часа на два. Юля загрустила. Пошли с Антоном в придорожное кафе, отогрелись, разговорились. Юля слушала Антона и не верила: как они похожи! Понимала его с полуслова. С Иваном такого никогда не было, казалось, он живет в другом измерении. А здесь даже объяснять ничего не нужно.

Потом вышли прогуляться. Рядом реденький лесок. Антон высматривал что-то под деревьями, затем сорвал маленький трепетный подснежник: «Тебе, Юля!» Она чуть не расплакалась. Ей уже давно не дарили цветов.
И понеслось! Дома разговоры о возможном переезде, приготовления мужа. Юля чувствовала, что Иван ждет от нее большего участия, поддержки. Но она словно окаменела. На все его рассуждения лишь кивала головой. Однажды он не выдержал, спросил прямо: «Ты что, не хочешь ехать?» «Конечно, хочу, – поспешно ответила Юля. – Просто тяжело к этой мысли привыкнуть. Родные, друзья – все останутся тут». «Там тоже найдем друзей», – возразил Иван.
Он не видел причин оставаться. А у Юли они были. Точнее, одна главная причина. По имени Антон.

Они не могли наговориться. Несколько раз обедали вместе. Антон не позволял себе ничего лишнего. Но это «лишнее» стояло за его жестами, взглядами, вздохами. Он не собирался влюбляться, тем более в замужнюю. Ему нужно было делать карьеру, купить жилье. Отношения с девушками обязывали, а он хотел свободы. Но Юля была не такая, как все. С ней растворялось одиночество. Все приобретало смысл. Она ему нравилась невероятно: маленькая, хрупкая, но в то же время такая женственная. И если просто пообедать, почему бы нет?

Юля была честнее с собой. Она понимала: попала. Это не поддается анализу и логике, оно сильнее. Ей хотелось смотреть в лазурные глаза Антона до бесконечности, слушать его спокойный, чуть хрипловатый голос. Как хорошо быть кому-то нужной! И не за то, что ты делаешь, а потому, что ты просто есть. Юля позвонила сестре: «Маша, спасай! Кажется, я влюбилась». «Ну и хорошо! – сказала та. – Наслаждайся!» «А как же Иван?» – удивилась Юля. «А ты ему не изменяй, – посоветовала Маша. – А потом все станет на свои места».
Если бы все было так просто!

Теперь жизнь Юли раскололась на две части. Домашняя: сын – маленькое счастье в ореоле волнений, муж – укор совести, дом – хлопоты, но и чувство защищенности. И рабочая: одно сплошное солнце – Антон. Только переступишь порог офиса, оно уже заливает лучами. Юля в них купается, расцветает, но умом понимает: любая крохотная тучка это солнце от нее заслонит.
Иван заказал билеты в Амстердам. Ехал на два дня. Юля выгладила ему три рубашки.

Перед отъездом обняла: «Но пасаран!» Он очень волновался, трижды протирал щеткой ботинки. Долго прощался с Владькой. «Веселее, – подбадривала Юля. – Не на войну же! Послезавтра уже дома будешь».
Антон почувствовал, что сейчас Юля сама. Словно просканировал ее душу. Непринужденно предложил: «А давай сходим в кино». Юля замялась. Получалось как-то нехорошо, как в анекдотах. Но кино – это же не отель. Ничего криминального. Договорилась, что сестра побудет с Владькой до вечера.

Фильма не видела. Весь сеанс – его близость, запах, шепот. Их руки переплелись. Юля будто плавала в теплой душистой пене. Разве так бывает? С ужасом думала, что сейчас включится свет – и все, конец. Антон тоже потерял голову. Он не железный. Пошел провожать. По пути остановился и стал жадно целовать ее глаза, губы, шею. Юля не могла сопротивляться. Она подставляла свое лицо. Ей казалось, она стоит в потоке света. Что еще нужно?

Иван вернулся недовольным: все прошло не так. Он слишком волновался, не на все вопросы ответил. К тому же его английский не идеален. Нудил, нудил, пересказывал по десять раз одно и то же. «Ты перфекционист! – успокаивала Юля. – Да они не одни на рынке. Хороший специалист всегда в цене». Было стыдно признаться самой себе, что в душе она рада его неудаче. Значит, пока еще не уедут. Есть время! Только время на что? В отношениях с Антоном они дошли до критической точки. Или рубить с плеча и умирать в одиночку, или… вместе в огонь и воду.

Юля тянула. Она не могла принять решение. Если бы Антон был настойчивее… Однако он тоже чувствовал себя не в своей тарелке. Было слишком много «но»: совместная работа, Юлино семейное положение, ребенок. Она чересчур серьезна. С такими не играют. А разве он сам играл? Ложился спать с мыслями о ней, видел ее во сне, вставал с ее именем. Будто сошел с ума. Она казалась такой хрупкой и беззащитной. Дюймовочка. Он тянул ее имя за утренним кофе, словно выдыхал всю накопившуюся нежность: «Ю-ю-юля». Она послушная. Настоящая. Без налета мерзкого гламура. Но готов ли он взять за нее ответственность? Антон избегал этого обжигающего вопроса.

Они играли в кошки-мышки. Понимали, что дошли до грани. Но каждый боялся сделать первый шаг. По вечерам часто гуляли. Юля шутя убегала от Антона и радовалась как ребенок, когда он догонял ее и прижимал к себе. Его куртка пахла весной, смешанной с ароматом «Живанши». От него веяло молодостью и жизненной силой.

А из Ивана она вытекала. Он все время был чем-то недоволен. Нервничал. А может, что-то чувствовал? Однажды Юля пришла поздно, а он накрыл стол, приготовил ее любимые суши. Обнял жену за плечи: «Помнишь, как мы мечтали о своем доме, сыне? Все сбывается! У нас впереди  новая жизнь». Юля не понимала, почему он так торжественен. Она макала роллы в соевый соус и думала об Антоне. У него такой красивый голос! «Ты слышишь? – Иван смотрел на жену растерянно. – Они меня утвердили! Мы едем! У нас три месяца, чтобы подготовиться!»

Юля почувствовала, как в горле нарастает ком, очертания бокалов расплылись. Иван ничего не заметил, он гордился собой и был весь поглощен этим чувством. Новая, новая жизнь! Это же прекрасно! Как ему объяснить? И в чем он виноват? Что она оказалась плохой женой?..
Ей хотелось бежать к Антону и кричать: «Не отпускай!» Но ведь он и не держал. Неделю Юля избегала встреч. Потом сдалась. Пошли в парк. Пронизывающий, совсем не весенний ветер задувал за воротник. Антон пытался укрыть ее от этих сильных порывов, спрятать у себя на груди. Он беспрерывно повторял: «Юля, Юлечка, что с тобой?» А она молча всхлипывала. Потом призналась сквозь слезы: «Я уезжаю». «Когда? Куда?» – он моментально охрип. «Скоро, совсем скоро»… И что он мог сказать? Долго смотрел своими голубыми глазищами, будто пытался запомнить каждую ее черточку. Губы сами прошептали: «Я люблю тебя». Красиво. Только что толку?

«Я тебя тоже люблю. Я тебя очень люблю. Но что же нам делать?» – Юля хотела это сказать вслух, но проглотила слова. Решения должен принимать мужчина. Антон и принял: «В пятницу берем выходной и едем ко мне. Хватит уже мучить друг друга». До пятницы – целая вечность.

Юля – предательница. Она предает Ивана и Владика. Предает семейные интересы. Однако она не может по-другому. Не может без этих глаз, этого голоса! Сердце не камень. Оно живет своей жизнью. Не хочет советоваться с головой… Юля бродила после работы сама, не могла идти домой. Словно потерялась во времени и пространстве, в собственных мыслях. Ноги сами понесли к церкви. Открыто. Она редко здесь бывала. Да, крещеная, но обрядов не соблюдала. Иногда приходила помолиться, поставить свечи. Вот и сейчас подошла со свечой к иконе Божьей Матери. Смотрела на ее лик, и лились слова из души: «Богородица, помоги! Нет сил противиться этому, он заполнил меня всю! Может, это мой шанс? Шанс на любовь? А если нет, как выпутаться?»

Юля стала думать о муже. Заботливый, умный, домовитый. Мама говорила: «Перспективный». Да, не было у них такого слияния душ, но была надежность, защищенность. А главное – сын. У них сын! Неужели любовь к другому мужчине может быть сильнее?
Она почувствовала себя нехорошо. Кружилась голова, тошнило. «Церковь меня не пускает», – крутилось в мыслях. Еле дошла до дома и сразу упала в постель. Иван с Владиком хлопотали возле нее: заварили чай, принесли анальгин. Юля не стала пить таблетку – не поможет. Проблема-то внутри!

На следующий день не пошла на работу. Полдня лежала не поднимаясь. А потом в мозгу что-то щелкнуло. Она вскочила, за минуту оделась и бросилась в аптеку. Каких-то полчаса – и все меняется на 180 градусов. Каких-то три десятка минут – и тебя обливают холодным душем. Ледяная вода смывает романтический флер, уносит мечты и надежды в бурлящую реку жизни. Юля стояла под этим студеным ливнем и трезвела. В руках – бумажка. Две полоски.

«Я не могу! Прости и пойми!» – «Мы созданы друг для друга!» – «Где ты был раньше? У меня муж и сын!» – «Зачем же ты дала мне надежду?» – «Это всего лишь неудачный роман!» – «Ты так не считаешь!» – «Я люблю тебя! Но ничего не изменишь!» – «Я тоже тебя люблю…»
Она не поехала в офис, чтобы не встречаться с Антоном. Знала: увидит его – и все остальное станет неважным. А ведь теперь она не сама. И ее тело уже не только ее. Все вопросы можно решить по телефону и Интернету. Тем более, когда ты увольняешься.
Дочку, которая родилась в Голландии, Юля назвала Марией. Антон ей часто снился.

Майя Ирисова

фото Изображение используется по лицензии Shutterstock.com

рассказ онлайн, женский рассказ, рассказ о любви