Рассказ онлайн -

Рассказ онлайн - "Родственников не выбирают": автор Елена Еловикова

История о семейных взаимоотношениях. Легко или трудно принять своих родственников такими, какие они есть? Мы их не выбираем, они под нас не подстраиваются. Ироничный и очень интересный рассказ Елены Еловиковой.

Тот, кто хоть раз в жизни стоял перед телефоном, ожидая самого главного звонка в своей жизни, все поймет. А тому, кого минула участь сия, и объяснять нет смысла. Вот уже вторую неделю Люда даже во сне сжимала в руке мобильник. Позвонит? Не позвонит? А если и позвонит, то что скажет?..
Люда твердо решила: все, сегодня – последний день. Завтра она мужественно выбросит его из головы и заживет новой, счастливой жизнью. Но назавтра, когда тишину квартиры разрезал громкий настойчивый звонок, девушка рванулась к двери, прижимая руки к сердцу. Значит, он решил не позвонить, а прийти! Значит, он ее все-таки любит!

Но на пороге стоял не тот, кого она так ждала, а какая-то древняя старушка.
Она была похожа на мисс Марпл из популярного сериала: седые букли, любопытный взгляд из-под допотопной шляпки.
– Вы точно ко мне? – спросила Люда, держась за косяк двери.
Бабулька энергично закивала:
– Конечно, деточка, позволь мне пройти, я тебе все объясню.
Люда, справедливо решив, что на террористку этот божий одуванчик никак не тянет, посторонилась, и бабуля бочком протиснулась в квартиру. «В случае чего постучу в стенку бабе Наде, – решила девушка, – она-то меня точно в обиду не даст!»

Мисс Марпл критически оглядела прихожую и разочарованно протянула:
– Я думала, что у тебя хотя бы «двушка»… Ну ладно, дело же не в метрах, правда?
Бабулька-божий одуванчик достаточно бодро для ее возраста прошествовала на кухню и устроилась на табурете. Люда поплелась следом.
– Если вы принесли мне религиозные брошюрки, то извините, я их читать не буду, – произнесла девушка вслух, а про себя подумала: «Вот наглые пенсионерки пошли!» Старушка в буклях посмотрела на нее своими выцветшими глазами:
– Ты меня неправильно поняла. Давай знакомиться. Я – твоя родная бабушка, Аргентина Ивановна.
– Аргентина что? – растерялась Люда, – это же страна такая, а не имя.

Она прекрасно помнила, что ее бабушку, папину маму, звали Вера Семеновна. А другой бабушки у нее отродясь не было.
Самопровозглашенная родственница ничуть не смутилась:
– А ты присядь рядышком. Налей чайку, мы и поговорим обо всем.
Из своего ридикюля «под крокодила», ровесника Люды, Аргентина выудила кулечек с «Раковыми шейками»:
– А это я к столу прихватила…
Когда чай уже был разлит по чашкам, а карамельки красиво выложены в конфетницу, старушка принялась объяснять, в чем дело. Люда слушала и не верила собственным ушам.
– Мой сын уже много лет живет в Америке. Бизнес, семья. И вот совсем недавно он мне рассказал, что давным-давно встречался с одной женщиной, любовь у них была. И родилась у них дочь, которую мой Аркашка ни разу даже не видел. Паразит, конечно. Я решила, что просто не могу оставить свою родную внучку без поддержки! И вот я здесь…

Девушка стала медленно и старательно мыть чашки. «Так, спокойно, – подумала она про себя. – Старушка явно страдает головой, это же надо такое придумать: мама изменяла папе! Да быть такого не может! Надо как-нибудь аккуратненько выяснить, где живет этот божий одуванчик, и отправить по месту прописки».
– Скажите, – осторожно поинтересовалась Люда, – вы ко мне на метро или на автобусе приехали? Или, может, вас на машине подвезли?
Но Аргентина Ивановна оказалась на редкость проницательной пенсионеркой:
– Выпроводить меня хочешь, да? Не получится: я за тебя в ответе! Я же все разузнала: ты одна как перст, родители умерли. А в твоем нежном возрасте никак не обойтись без советов умудренной жизнью бабушки.
Люда взорвалась:
– Да прекратите вы, в самом деле! Все, что вы мне тут наболтали, – это чушь, в которую просто невозможно поверить! Забирайте свои «Раковые шейки», да и сами убирайтесь из моего дома!
– Что за крик у тебя тут стоит? Через стенку слышно. И дверь не закрываешь – непорядок! – раздался голос у двери. Конечно, это была баба Надя: не было еще случая, чтобы какой-то скандальчик обошелся без ее деятельного участия. Обычно Люду раздражала назойливость соседки, но сегодня она обрадовалась ее любопытству. Девушка схватила бабу Надю за руку и потащила на кухню:
– Полюбуйтесь на эту самозванку: она утверждает, что моя мама обманывала папу с каким-то Аркашкой! Смешно, ей-богу!
Когда они вошли на кухню, Аргентина преспокойно разливала чай по чашкам. Рядом с ней лежала пачка каких-то фотографий.

– Ты, деточка, не горячись, лучше посмотри на эти снимки. Ты – копия своего папы, моего Аркашки то есть!
Баба Нина деловито нацепила на нос очки и принялась рассматривать фото:
– Не волнуйся, Людочка, сейчас во всем разберемся. А то, знаешь, бывают такие – наводчицы называются. Проникнет какая-нибудь безобидная тетушка в квартиру, все разузнает: когда хозяева на работе да где сбережения хранят, есть ли сигнализация.

Покрутится, покрутится да и уйдет с Богом. А потом раз – и обчистят квартирку-то. Мне Семеновна из шестого подъезда рассказывала.
У Аргентины Ивановны задрожали оба подбородка:
– Да как вы смеете такие грязные намеки делать, я честная женщина! Полвека в библиотеке проработала, перечитала всю классику. Вот вы знаете, кто такой Голсуорси?!
Баба Надя проигнорировала этот провокационный вопрос и продолжала молча изучать фотографии. Люде мужчина, изображенный на снимках, категорически не понравился: толстые губы, какой-то самодовольный вид, залысины… Да она совершенно не похожа на этого дядьку! Наконец соседка сняла очки и произнесла:
– Не знаю, как насчет этого вашего голсуорся, но вот этого гуся с фотографии я точно когда-то встречала.

Она посмотрела на Люду с жалостью:
– Тогда у нас об этом весь двор гудел. Только твой папашка, царствие ему небесное, за порог – как этот чернявый тут как тут. Вроде они работали вместе над диссертацией, но это так, для отвода глаз. Если б ты видела, какими глазами он на твою мать смотрел, точно влюблен был. Но потом перестал ходить, ты родилась, разговоры утихли.
– Вы ничего не перепутали? – внезапно охрипшим голосом спросила Люда.

Полученная информация никак не хотела укладываться в голове. Родители так любили друг друга, даже умерли почти одновременно: папа пережил маму на два месяца. Люда прошла в комнату, подошла к стоящей на серванте свадебной фотографии родителей. Сколько она себя помнила, в доме царили мир и покой, никаких скандалов и размолвок. Ей казалось, что у нее идеальная семья.
– Не могу понять, – прошептала девушка, – почему же она от него не ушла, если полюбила другого? Зачем было обманывать?

Ее обняли сзади сморщенные старческие руки:
– Да в том-то и дело, что все было наоборот! Аркашка рассказал. Она не захотела от мужа уходить. А ребеночка оставила, потому что у них с ее благоверным никак детки не получались, хотя вроде здоровые были.
На пороге комнаты возникла баба Надя:
– Ну, вы тут выясняйте свои отношения, а я пойду, у меня там голубцы в духовке томятся. Если что – я рядом, ты знаешь.
И Люда осталась один на один с благоприобретенной бабушкой. Та принялась суетиться вокруг девушки и причитать:
– Какая же ты у меня красавица, внучка, прямо сердце замирает! Я тебе покажу свои фото в молодости – ну прямо вылитая я, даже не верится, что мне такое счастье под старость привалило! Ведь я одна – ни детей рядом, ни внуков. Ну ничего, мы с тобой съедемся, я научу тебя рыбу-фиш готовить…

Люда в ужасе отшатнулась:
– Только этого мне не хватало! Нет уж, дорогая Аргентина Ивановна, жила я как-то без вас, и еще лет сто проживу. Вам дать денег на такси или вы предпочитаете общественный транспорт?
Старушечьи глаза мгновенно потухли, она сгорбилась и тихо пробормотала:
– Да, я понимаю… извини, если что. Пойду свои вещички заберу и уеду. Ты не беспокойся, больше не буду к тебе приставать. Посмотрела на тебя – и уже хорошо.

Люда демонстративно отвернулась к окну, и вдруг в прихожей резко и настойчиво прозвенел звонок. Да что это за день сегодня такой сумасшедший! Правда, посмотрев в глазок, кто ее новый гость, девушка сбавила обороты. Потому что никогда не могла всерьез злиться на Костика. Вот и сейчас, увидев его широкую улыбку и по-детски наивные, светящиеся какой-то щенячьей радостью глаза, Люда смягчилась. Не гнать же, в самом деле, друга детства из дому только потому, что ее разозлила полусумасшедшая старушка. Костик прошел в прихожую и торжественно вручил ей букет хризантем:
– Люда, я долго не мог решиться, а теперь вот созрел. В общем, как ты смотришь на то, чтобы мы поженились?

Еще одного потрясения нервная система Люды уже не вынесла: девушка скрючилась, как от приступа аппендицита, и вдруг начала громко хохотать!
– Еще… еще один родственничек выискался! Ой, не могу, ну и семейка у меня: чокнутая Аргентина и блаженный Костик!
Парень испугался:
– При чем тут Аргентина? Она же вроде в Южной Америке? Тут из кухни величественно выплыла старушка:
– Аргентина – я, Ивановна, кстати, и я – бабушка этой девушки. Вы не переживайте – это у нее истерика на почве стресса. Сейчас валерьяночки накапаю, и все пройдет. Вы проходите в комнату, располагайтесь.

У Люды не было сил сопротивляться. Пока ее затаскивали в кухню, поили противно пахнущей жидкостью и сладким чаем, она только икала и размазывала по щекам откуда-то взявшиеся слезы. После всех произведенных манипуляций Аргентина Ивановна уселась напротив внучки и горячо зашептала:
– Вот послушай меня, старуху. Парень, сразу видно, хороший, положительный. Ты, конечно, можешь немного покапризничать для приличия. Но недолго: знаешь, мужчина сейчас пошел грамотный, убедить его, что дитя родилось шестимесячным, будет тяжеловато.

Люда поперхнулась чаем:
– Откуда вы все знаете? Я же никому… Ни единой душе ничего не говорила.
– А тут и говорить нечего, и так все видно. Или это не его ребеночек?
Девушка отрицательно покачала головой. Рассказывать печальную историю своей неудавшейся любви ей не хотелось. Да и что тут говорить, все просто, как блин: по статистике, ноль целых восемь десятых процента мужчин разводятся с женами и уходят к любовнице, которую угораздило так не вовремя забеременеть. Она до сих пор вздрагивала, вспоминая свой разговор с Николаем. Его бешеные от злости глаза, когда она заявила, что ни за что не убьет ребенка. Свои слезы, когда он, швырнув на пол деньги, с грохотом захлопнул за собой дверь…
– Ты, главное, не горячись, – советовала между тем старушка, – знаешь, ошибиться может всякий, но ты сейчас не только за себя в ответе, но и за ребеночка. Конечно, ты самостоятельная, сама малыша на ноги поднять сможешь, да и я помогу, если что. Но знаешь, ребенку ведь не только мама нужна, но и папа. Если тебе этот Костик решительно не нравится, тогда, конечно, другое дело. Но, может, стоит к нему повнимательнее присмотреться?

Люда молча кивнула и задумалась: действительно, нравится ли ей Костик? Сложный вопрос… Она к нему так привыкла, что воспринимала скорее как брата, чем как претендента на роль мужа. Она вспомнила, как в пятом классе Костик дрался с местным хулиганом, посмевшим сказать гадость про нее. А потом, когда им было по девятнадцать, встречал Люду по вечерам, чтобы на нее грабители не напали. А когда скончались родители, она неделю прорыдала на плече Костика… Получается, что ближе, чем он, у нее никого нет?   
Люда встала и подошла к двери, ведущей из кухни:
– Сейчас я с ним поговорю, причем серьезно. Как бы там ни было, врать я ему не буду. А то, знаете, детям такое вранье потом боком выходит, уж я-то знаю!
Уже на пороге Люда обернулась:
– Я тут подумала: а может, нам действительно съехаться? Обалдеть можно: у моего ребенка будет прабабка с именем Аргентина Ивановна!

Елена Еловикова

рассказ онлайн