Рассказ онлайн

Рассказ онлайн "Просьба не беспокоить": автор Вероника Кирилюк

Какие поступки мужчин мы безоговорочно принимаем? И что ждет любимый человек от нас? Неожиданная встреча, разлука, ожидание... Главное, чего нам, женщинам, не хватает, так это терпения... Рассказ онлайн Вероники Кирилюк "Просьба не беспокоить".

Мы сидели друг напротив друга. Ты взял мою руку и прикоснулся губами к пальцам. Медленно целуя каждый из них, ты не поднимаешь голову. А я не мешаю. Мне достаточно того, что ты рядом, на расстоянии вытянутой руки. Скажи, сколько нам еще отмерено? Еще месяц? Два? Полгода? До следующей весны? Жизнь летит в неизвестность, и я впервые не знаю, что со мной будет завтра. Я боюсь утром открыть глаза, потому что точно не помню, где нахожусь: в номере очередной гостиницы во время затяжных командировок, в своей постели или в твоем городе?

Мне приносят кофе. Ты заказал коньяк. Закурил. Снова посмотрел на меня. Долгий задумчивый взгляд. Словно читал по глазам, о чем я сейчас думаю. Я ни о чем другом не думаю. Уже много месяцев подряд – только о тебе. Пишу, рассказываю, спорю, живу, соглашаюсь, плачу, смеюсь, люблю, снова пишу, и снова – о тебе. Написала предложение, и программа выдала ошибку: предложение перегружено. Это не предложение, это вся моя жизнь сейчас перегружена. Только я не в обиде – может, именно эти моменты я буду вспоминать через много лет. Эти вспышки длиной в ночь, в холодное весеннее утро в аэропорту, длиной в несколько секунд, когда перед отлетом встречаются наши глаза.

Что значит любить? Я не знаю. Поверь, не знаю. Для меня любовь состоит из таких мелочей, из которых состоят обычные вещи. Например, свежий запах морозного утра. Шорох тюли от дуновения ветра, окна соседних домов, твой телефон на тумбочке рядом с моим. Твоя рубашка, в которой я люблю ходить по утрам. Я люблю, когда ты играешь Desperate Flash «О прекрасном». Я готова сто раз умереть и воскреснуть ради этой мелодии. Мы оба обожаем дождь, полумрак, Питер и ненавидим утро понедельника. Утро, когда надо лететь обратно в Киев. Самолеты, самолеты…

– Как долго мы будем жить на две страны? – остановив машину на полпути, говоришь ты. Выходишь из нее якобы покурить. Облокачиваешься на капот и задумчиво смотришь вдаль. Я тоже выхожу и становлюсь рядом. Мимо проносятся машины. Кто-то спешит изменить жизнь, а кто-то, как мы, старается удержать то, что есть.

– Надо ехать, – отвечаю я и открываю дверцу машины.

Я прошла регистрацию, села на свободное место в зале. Посмотрела в сторону окна, где рядами стояли самолеты. Белые точки в предложениях наших отношений. Год назад судьба свела нас в аэропорту. Мы не обратили внимания друг на друга. А потом, как нарочно, она повторила сценарий. Решила на всякий случай проверить. Помню, что в тот вечер нашего знакомства с Женей я вернулась в гостиницу поздно. Но не стала заходить. Опустилась на скамейку, подняла воротник пальто и спрятала руки в карманы. Сидела, наблюдая, как медленно проезжали мимо машины. В дверях появились двое мужчин. О чем-то переговариваясь, они закурили и пошли в сторону скамейки. Но, увидев меня, остановились. Один весело заметил: «А мы виделись с вами пару месяцев назад в аэропорту. Наш рейс задержали, помните?»

Странно, он помнил меня, а я его – нет. Пожала плечами, из вежливости улыбнулась в ответ.

 – У вас что-то случилось? – спросил меня второй мужчина.

– Нет, все нормально, – ответила я, посмотрела на них и вдруг вспомнила. Да, пару месяцев назад мы долго ждали свой рейс в Вене. И вот эти двое, не найдя свободного места, опустились рядом с каким-то индийскими женщинами прямо на пол. Расстелили куртки, сели на них, прислонились к стене и уснули. Рядом горой возвышалась их аппаратура и несколько дорожных сумок. Мимо пробегали дети, суетливо проходили пассажиры, но эти двое крепко спали, и было понятно, что такая возможность выпадает им не так часто.

Мы вошли в лифт. Он плавно скользнул вверх. Как только двери отворились, на нас хлынул шквал музыки.

– А вы не составите нам компанию? – неожиданно предложил Леша.

– Нет, – покачала я головой.

– Слишком устали?

– Слишком я вас никого не знаю, – ответила я и взглянула на Женю.

Он наклонил голову набок и улыбнулся.

– У меня сегодня день рождения, – просто сказал он мне.

– Поздравляю, – ответила я и пошла в сторону своего номера. – Это хороший повод, чтобы поставить на уши гостиницу.

– Может, все-таки передумаете?

– Нет, спасибо, – ответила я и исчезла в номере.

У меня в тот вечер было единственное желание – выспаться. Я быстро стянула с себя одежду и зашла в душ.

Я повесила табличку «Не беспокоить» и закрыла дверь.

Но спать расхотелось. Я приняла душ и спустилась вниз. Женя сидел за барной стойкой. Увидев меня, он улыбнулся. Бармен незаметно поменял пепельницу. В тот вечер Женя много курил. Много слушал. И почти ничего не говорил. А меня словно прорвало. Не знаю, с чем это было связано: последствия дня или я нашла прекрасного собеседника? Вернее – слушателя...

 Закрывая дверь своего номера, я невольно усмехнулась. Еще каких-то пару часов я чувствовала себя абсолютно разбитой. Теперь я как будто случайно попала в чью-то жизнь. А если быть честной – в Женину. Я упала на постель, раскинув руки, и закрыла глаза. За дверью уже давно смолкла музыка. Утром он улетал обратно. Работа. Я оставалась еще на три дня. По той же причине – работа. Наши пути не совпадали. Я завернулась в одеяло и уснула.

А на следующий день, «отодвинув» в прошлое наше знакомство, я ушла с головой в работу и поздно вечером, стоя под струями душа, уже продумывала план на следующий.

В этот момент в мою дверь постучали. Я открыла дверь и к своему удивлению увидела Женю. Он стоял, прислонившись к косяку двери. Как это похоже на нас, славян… Только мы совершаем такие безрассудные поступки: не простившись утром, мужчина прилетает из другой страны, чтобы вечером появиться возле твоего номера.

– Привет! Так хорошо на улице. Ты не против прогуляться?

– Ты же улетел, – глупо заметила я.

– Решил вернуться, – ответил он. – Я забыл с тобой попрощаться. Стоит ли говорить о том, что после этой встречи я обожала командировки в его город? И, входя рано утром в зал аэропорта, искала глазами Женю.

А потом, когда он уезжал в очередную страну, где проходили военные действия, я неделями не находила себе места. Возвращаясь, он показывал мне свои работы. И на фотографиях я все чаще замечала, как близко он подходит к смерти…

Поздно ночью меня разбудил звонок.

– Ксюха, ты только не переживай, хорошо? Ксюха, слышишь? Алло! – я узнала голос Леши.

– Что-то с Женей? – встревоженно спросила я.

– Ксюха, у нас все нормально! Просто мы попали в небольшую переделку.

– Леша, почему звонишь ты? Где Женя?!

– Все хорошо, не переживай. Он немного помятый, но живой. Ксюха, это самое главное: он живой!

Послышались гудки. Связь прервалась. Я сидела на кровати и смотрела на дисплей телефона. Второй час ночи. Дрожащими пальцами набрала номер.

– Алло, Нана Ашотовна…

– Что-то случилось? – послышался мягкий грудной голос с грузинским акцентом. Я молча кивнула головой, как будто Нана Ашотовна могла меня видеть.

– Так, дорогая, собирайся и приезжай ко мне, – без слов поняла она.

Через час я сидела в просторной кухне у человека, который знал обо мне все. Мы не были подругами – Нана Ашотовна намного старше меня. Но именно она была тем человеком, которому я могла позвонить в трудную минуту и сказать: «Мне плохо». И сколько бы ни было времени на часах, Нана Ашотовна встречала меня, поила чаем и слушала. «Ксюша, запомни: для мужчин вполне естественно находиться в самой гуще событий, – произнесла Нана Ашотовна, наливая в чашку ароматный черный чай. По профессии журналист, она не первый год работала в горячих точках.

– Мужчин по природе своей тянет именно туда. Поэтому не переживай, он обязательно сам тебе позвонит. Пей чай, дорогая».

Женька, мой любимый Женька, уехал в страну, ситуация в которой давно была неспокойной. Я не находила себе места. Уже почти неделю никакого ответа. Ни звонка, ни смс… Я не пропустила ни одной новости по радио, пока ехала в машине. В свободную минуту искала в интернете, что же происходит там, где был Женя. Сырым воскресным утром, возвращаясь в город, я увидела на краю какой-то небольшой деревушки маленькую церковь. Сначала яркой желтоватой вспышкой блеснул в сером небе медный купол. Поверх фиолетовых верхушек елей. Сквозь расстояние. Блеснул и погас. Но этого хватило, чтобы я задержала на нем внимание и увидела зеленоватые стены церкви.

Повернула машину и поехала по бездорожью через пожухлые поля. Мягкая земля продавливалась под колесами, как упругое тесто. То тут, то там выныривали из оврагов островки едва проклюнувшей травки. Весна только просыпалась. Словно обмакивала кисточку в зеленый сгусток краски на своей палитре и пробовала наносить первые мазки. Капли с кисточки разлетались по всему полю, оставляя ярко-зеленые пятна на коричневом полотне. Поле закончилось.

Впереди – полоса леса. Лохматые лапы шуршали по обшивке машины. Я слышала, как под колесами трещала сухая хвоя. Открыла окно и вдохнула пьянящий воздух, разбавленный сыростью и запахом сосны. Остановила машину и вышла из нее. Вытащила пачку сигарет, но тут же поняла, что курить в таком месте глупо. Надо успеть надышаться силой, тягучей и бесконечной, как сама природа, создавшая ее.

Покрутила в пальцах тонкую сигарету и положила ее обратно. Впереди показались стены затерявшегося в полях и лесах монастыря, а рядом – та самая церковь, которая блеснула сочно-желтой луковицей купола у меня на пути. Из прозрачного, журчащего, благоухающего, тонкого, звенящего мира я зашла в пропитанную ладаном и запахом свечей церковь. Тишина... только скрипнула под ногой деревянная половица.

Поставила свечку. Тонкий стебелек пламени задрожал, но не погас. Вокруг старые иконы, белые вышитые рушники, но у меня перед глазами пронеслись последние месяцы моей жизни: наши с Женей встречи и расставания, мои бесконечные перелеты...

 Женька, я жду тебя, слышишь? Я тебя очень жду…

На следующий день позвонил Леша. Я сразу почувствовала что-то неладное.

– Так, только без паники, – сразу предупредил он. – Я ненадолго в Киеве. Через два часа улетаю. Женя просил передать тебе кое-что. Ты сможешь приехать в аэропорт?

Я тут же вызвала такси. «Мужчин по природе своей тянет в самую гущу событий, – повторяла я про себя слова Наны Ашотовны, плакала и наспех зачем-то запихивала в сумку ежедневник. – Поэтому не переживай, дорогая», – я резко закрыла сумку.

А разве получается не переживать?!

Я сразу увидела Лешу.

– Что с Женей?

 – Ксюха, все нормально. Женя просил передать тебе. В его ладони лежал ключ от Женькиной квартиры. Я подняла голову и посмотрела на Лешу.

– Ксюша, нам там легче, когда нас ждут дома, – он поднял аппаратуру и быстро пошел в сторону стойки регистрации. Потом обернулся и крикнул:  –  Понимаешь? Дома! Я сжала в ладони ключ от Женькиной квартиры и кивнула вслед  Леше.

Прошло уже несколько дней, как я переехала к Жене. Целыми днями переводила тексты, а по вечерам, надев Женькин свитер, забиралась на подоконник и смотрела на улицу. Ждала, когда из-за поворота появится его машина. Я еще толком не знала, как сложится ситуация с работой, с какими трудностями придется столкнуться при переезде… Но когда поздним весенним вечером открылась дверь и на пороге появился уставший, измученный и такой родной Женька, я подумала: «Да какая, к черту, разница? Это такие мелочи, когда рядом с тобой – твой мужчина».

Вероника Кирилюк

Рассказ "Просьба не беспокоить" опубликован в журнале "Единственная", 3,2014

женский рассказ, рассказ онлайн

фото Изображение используется по лицензии Shutterstock.com