Наталья Вдовина:

Наталья Вдовина: "Верю, что встречу своего человека"

Ее называли театральной актрисой, но прославилась она благодаря фильму Звягинцева «Возвращение». И хотя она снимается почти без остановки, медийной актрисой себя не считает. Ей посчастливилось работать с мастерами мирового кино и театра, но Наталья Вдовина мечтает обрести любимого человека…

«Заказ», «Возвращение», «Учитель в законе», «Какраки», «Не плачь по мне, Аргентина», «Братья» - она снялась во множество совершенно разных фильмов и сериалов. И почти везде Наташа играет семейную женщину – жену и маму. Сама артистка признается, что раньше главным для себя считала карьеру. Но сейчас, когда она переиграла множество ролей и стала матерью двоих детей, именно семья оказалась в приоритете.

Мы встретились в одном из московских ресторанов итальянской кухни. И я поразилась сочетанию: хрупкая девичья фигура и серьезный взгляд мудрой женщины. Она немногословна и загадочна, хотя вполне откровенно рассказала о своей жизни.

Наталья, недавно по ТВ прошел сериал «Не плачь по мне, Аргентина». Расскажите о своей героине…

Ее зовут Мария, она неисправимый романтик, идеализирует все на свете. Она верит в настоящую любовь, но вдруг узнает, что ей изменяет муж. Это не простое испытание для любой женщины. Мария решает пойти в клуб аргентинского танго, чтобы взбодриться и снова стать интересной мужу. И там она встречает женщин, которые находятся почти в таком же положении, как и она. В процессе общения девушки становятся подругами и как могут поддерживают друг друга.

Вы много снимаетесь. По какому принципу отбираете роли?

Иногда соглашаюсь работать в заведомо плохом сериале, потому что мне нужны деньги. Даю добро только из-за финансов. Чтобы иметь возможность свозить двоих детей на море. Это нормально. Не могу сидеть сложа руки и мечтать о главной роли у какого-то суперского режиссера. В кино нужна постоянная практика. Если перед камерой не появляюсь хотя бы три месяца, то может возникнуть ощущение небольшого зажима. Вообще, хорошее кино – большая редкость и роскошь для актера. Нечастно совпадает и фильм, и режиссер, и замечательная роль.

Но вы сыграли в фильме «Возвращение», взявшего множество наград на международных фестивалях. Как работалось с режиссером Андреем Звягинцевым?

Меня пригласили на очередные пробы. Когда я зашла в кабинет, там сидели двое: оператор Михаил Кричман и режиссер Андрей Звягинцев. Мне сразу же понравилось, какие вопросы задавал Андрей, как он слушал меня, как он был внимателен к деталям. С Андреем интересно работать, потому что он задается серьезными вопросами и пытается на них ответить. Поначалу никто из съемочной группы не предполагал такого успеха картины. Но все сложилось, как сложилось и я очень рада за Андрея и Мишу, рада, что картина получила такой резонанс. Тем более что это была первая серьезная работа Звягинцева.

Тогда о вас узнали в Европе! У вас много ролей в кино и театре, но почему-то вы редко даете интервью и не говорите ничего о личной жизни…

Вы знаете, я долгое время считала, что главное – это профессия, а личная жизнь сама собой как-нибудь сложится. За что, как я сейчас понимаю, и поплатилась. Мой первый брак распался, хотя мы прожили вместе десять лет. Познакомились с будущим мужем случайно, когда я училась на четвертом курсе «Щепки». Была премьера какого-то спектакля, и я не могла попасть в театр. Мой будущий муж учился в высшей школе КГБ и провел меня по своему удостоверению: тогда по «красной корочке» можно было попасть на любой спектакль. Он также не был москвичом, как и я, приехал из Одессы, у нас не было квартиры, мы жили в общежитии. И очень любили друг друга. Но такой озабоченности семьей, которое я вижу у дочери, у меня не было. Возможно поэтому после десяти лет брака мы пережили мучительное и болезненное расставание. К счастью, у меня осталась потрясающая дочь, я ее назвала Майей, в честь моей мамы.

Чем сейчас занимается Майя?

Она учится в Лондоне. Окончила там школу, поступила в университет, проучилась уже четыре года. Причем сама выбрала специальность – менеджмент и финансы. Дочь ездила в иностранные лагеря по обмену, занималась языком. В девятом классе она мне сказала, что хочет учиться за границей. Поговорила с папой, он ей разрешил. Не знаю пока, вернется ли Майя в Россию. Но я за нее спокойна, потому что она адекватная и умная и в любом случае сделает правильный выбор.

Дочь похожа на вас?

У нее не такой эмоциональный характер как у меня, мне кажется, в дочери заложен баланс чувства и разума. Очень редко встречается, чтобы эти два качества совпадали в одном человеке. Это мне в ней нравится, дай Бог, чтобы она сохранила это в себе на всю жизнь.

У вас еще есть сын Роман…

Да, но с его папой семья тоже не сложилась. Ромке сейчас шесть лет, он эмоциональный парень. Очень любит сестру, называет ее «моя красавица». Мне было важно и с дочерью, и с сыном ничего в их развитии не пропустить. Я верю в пословицу: что посеешь – то и пожнешь. Очень по ним тоскую на съемках и свободное время стараюсь уделять им.

 

Не трудно одной воспитывать детей?

Почему одной? У них есть замечательные папы, которые так же как и я воспитывают дочь и сына. Они просто реже с ними видятся, но очень любят их, во всем помогают.

Скажите, а вы хотите еще создать семью?

Да, и это желание – нормальное для любой женщины. В идеале я за партнерские семейные отношения. Не смогла сидеть дома и заниматься только хозяйством. Люди в паре должны органично развиваться как партнеры и дополнять друг друга, составлять альянс, не предъявляя друг к другу завышенные требования. Но я понимаю, что такие отношения - великое счастье, оно редко кому дается. Конечно, мне гневить Бога нельзя: у меня есть прекрасная работа и дети, но мне иногда хочется верить в то, что когда-нибудь я встречу именно своего человека.

То есть для абсолютного счастья вам не хватает гармоничных личных отношений?

Понимаете, понятие «абсолютное счастье» - это вообще философский вопрос. Помните, как чеховские сестры хотели уехать в Москву? Это так и осталось для них недостижимым. А на самом деле в Москву приедешь, получишь это счастье, и у тебя будут другие трудности, о которых ты и не подозреваешь. Но соглашусь, для счастья мне не хватает чувства спокойствия от того, что рядом со мной любимый мужчина. Наверное, этого не хватает многим женщинам.

В одном из интервью вы признались, что очень рано поняли, кем хотите стать…

Да, я «болела» театром с детства. Сколько себя помню, всегда хотела стать актрисой. Когда мне было два года, моя семья жила в Крыму, в Белогорске. И там снимали фильмы «Всадник без головы» и «Чиполлино». Уже став взрослой, в моей памяти всплывала одна и та же картинка: какие-то дети бегают в костюмах помидоров и огурцов, будто бы из какой-то сказки, и мне это очень нравится. Этим воспоминанием поделилась с мамой. Она и рассказала, что водила мена на те самые съемки «Чиполлино» и это событие оставило в моем детском сознании сильный след. Знаете, некоторых ребят ставят на табуретку, они поют песни и читают стихи – так вот я из той категории детей, которым это доставляло радость. Я любила в детстве играть в театр, выступать, петь. С другими детьми развешивала простыни, которые служили занавесом, устраивала спектакли. Кто-то рождается с ощущением внутри себя, что вот это занятие - твое, кто-то ищет свое дело всю жизнь. Мне очень повезло, я рано почувствовала, чем хочу заниматься и стала в себе это развивать.

Родители поддерживали вас в этом?

Да, особенно мама. Мы часто ходили с ней в театр. Один из спектаклей, который я увидела, назывался «Три сестры». Я помню свои впечатления: смотрела и думала, что знаю, как сыграть лучше. Понимаю, что это не скромно, но так было (улыбается). В последнем классе практически прогуливала школу: вовсю ездила в Москву на конкурсы в театральные училища. Забросила учебу: зачем зубрить все предметы, когда дорога в жизни уже определена? Мама ездила со мной на все экзамены, выручала справками. Я не пошла даже на выпускной вечер в школе, в то время у меня был конкурс в театральном училище.

 

Наталья, когда вы поступали, были уверены в себе на сто процентов?

Знаете, я не была уверена на сто процентов, что поступлю. Но если бы не прошла по конкурсу, не знаю, что бы делала - запасного аэродрома у меня не было. Наверное, поступала бы столько, сколько потребовалось, может быть и на следующий год, пока не добилась своей цели. Еще в восьмом классе написала маме письмо, воображая себя студенткой: мол, мама у меня все хорошо, я учусь в Щукинском училище… И все это осуществила – вот только стала студенткой «Щепки». Так что мечты материализуются.

Учеба вам давалась легко?

Ты поступаешь в театральный институт, пройдя большой конкурс, и у тебя появляется ложное ощущение, что ты особенный. Все эти иллюзии разрушаются в тот момент, когда нужно овладевать профессией. А это - навыки и умения, твой кругозор. И во время учебы ты понимаешь, что все это у тебя находится в зачаточном состоянии, ты постоянно сталкиваешься со своей несостоятельностью. Первые два года студентов обуревает страх, что их отчислят. Но мне повезло - у меня была замечательный педагог Римма Гавриловна Солнцева, которая научила нас многому. Мы окончили училище в середине 90-х, а это было трудное время для театра и кино, и многие очень талантливые люди стали просто зарабатывать деньги, чтобы выжить. У нас был очень сильный курс, но к сожалению, многие ушли из профессии.

Как складывалась ваша карьера в то непростое время?

Мне нравился театр «Современник», на тот момент он казался самым живым театром, очень хотела там работать. Но судьба распорядилась иначе, я попала в «Сатирикон» к Константину Аркадьевичу Райкину. Благодаря ему я сыграла практически все роли мирового репертуара. Надо сказать, что у меня в театре не так все гладко складывалось: помню, меня сняли с роли, я переживала…

То есть главные роли вы начали играть не сразу?

Конечно, нет. Но мне очень повезло. Константин Аркадьевич пригласил Петра Наумовича Фоменко ставить спектакль «Великолепный рогоносец». Мне дали шанс попробоваться на главную роль Стеллы. К моему счастью, Петр Наумович меня утвердил, и я начала оголтело работать. Моя театральная судьба сложилась счастливо – я работала с Константином Аркадьевичем Райкиным, с Валерием Фокиным, Робертом Стуруа, Юрием Бутусовым, Андреем Сергеевичем Кончаловским, Ваней Поповским, Ниной Чусовой. Иногда после успеха может появиться ложное ощущение, что актерское везение тебе будет сопутствовать всегда. Но наша профессия жестокая, порой проверяет нас на прочность.

Где вам интереснее работать - в кино или театре?

Это две разные профессии. Мне нравится и та, и другая. Я не согласна с теми актерами, кто утверждает, что в кино работать легче, существуют просто разные трудности. В кино ты должен понимать объем роли, без репетиции знать, куда развивается образ. Пленку невозможно переделать, и ты видишь уже после съемок, что ту или иную сцену мог бы сыграть лучше, но у тебя уже нет такой возможности.

Наталья, вы чувствуете себя узнаваемой актрисой?

Популярность может войти с тобой в конфликт. Я – человек свободолюбивый и не хочу зависеть от неудобств, которые создает популярность. Для меня это вторично, если бы я хотела быть узнаваемой, то, поверьте, работала бы над этим. Я очень редко бываю на тусовках, редко даю интервью. Актерская профессия - это мой способ познания жизни. Мне больше нравится репетировать, чем играть. В репетициях есть элемент чуда, когда ты порой сам себя удивляешь, делаешь то, чего не ожидаешь от себя.

Есть какая-то вещь, без которой вы не можете обойтись, или вы не зависите от вещей?

Я не могу обойтись без весов. Взвешиваюсь каждый день.

Что помогает вам держать себя в форме?

Очень люблю пилатес и танцы. Недавно познакомилась с аргентинским танго благодаря съемкам в сериале «Не плачь по мне, Аргентина». По фильму моей героине приходится учиться танцевать танго и это для меня оказалось очень интересно. Философия аргентинского танго заключается в том, что партнер во время танца должен раскрыть индивидуальность и неповторимость партнерши. Таким образом в женщине раскрывается сексуальная энергия, уходят все зажимы, она действительно чувствует себя неповторимой. Если мужчина просто самовыражается в танце, то это плохая пара. Жаль, что мне не всегда удается танцевать столько, сколько я хотела бы. Иногда свободного хватает времени только на то, чтобы выспаться.

Что пожелаете вашим зрительницам?

Важно, чтобы женщина ни на кого не равнялась. Чтобы она смогла внутри себя уловить то, что делает ее неповторимой, и начала это в себе развивать. С детства девочек приучают быть похожим на кого-то, глянец учит нас, как мы должны выглядеть, но это лишает нас индивидуальности! Надо стремиться не походить ни на кого, чтобы стать на самом деле единственной.

 

Текст: Натальи Белогур