Ирина Алферова: вторые роли для первой красавицы

Ирина Алферова: вторые роли для первой красавицы

Казалось бы, с такой внешностью можно перевернуть мир! Стать примой в театре, наслаждаться славой... Но в жизни Ирины Алферовой все было с точностью до наоборот!

Долгое время ее считали красивой, но бездарной. О личной жизни ходили невероятные слухи! Лишь сейчас, когда Ирине далеко за 50, в ее судьбе все наладилось…

В 80-е Алферову единодушно признали первой красавицей советского экрана. Огромные серые глаза. Высокий лоб. Нежный овал лица. И чуть грустная улыбка. На ее лицо можно было смотреть бесконечно долго. Ведь красота не надоедает. Сейчас она изменилась. Стала более уверенной, более резкой. Но своей магии не потеряла! В театре «Школа современной пьесы» идут три варианта «Чайки» с Алферовой в главной роли. И каждый раз зал полон! И каждый раз непременно найдется поклонник, пытающийся проникнуть в ее гримерную. Но так было не всегда. Много лет она ходила в массовке «Ленкома». После спектаклей знатоки-театралы язвительно отзывались: «Алферова была суховата», «Ей не хватает таланта и темперамента». С кино повезло чуть больше: у Ирины Ивановны были центральные роли, но гораздо меньше, чем того хотелось бы и зрителям, и самой актрисе. Ей все время приходилось доказывать, что она на сцене – человек не случайный…

Счастливый билет, или «Хождение по мукам»

1972 год Наконец она нашла нужную дверь. В святая святых советского кинопроизводства, киностудию «Мосфильм», Ирина Алферова попала впервые. Мрачные коридоры напоминали лабиринт – она блуждала добрый час, пока нашла нужный цех. Режиссер Василий Сергеевич Ордынский вообще не произвел
на нее впечатления! Невыразительный, суетливый… Пробы прошли как в тумане. Это все из-за света, который на нее направили: он мешал и смотреть, и думать, и концентрироваться. Неожиданно ее мука закончилась, и… с ней попрощались. Отойдя на пару метров, Ира услышала: «Какой у нее нездешний взгляд! Будто из Серебряного века». Через месяц ее жизнь изменилась кардинально. Василий Ордынский взял ее на роль Даши Булавиной в телероман «Хождение по мукам». На этот раз она увидит режиссера совсем другим – жестким и решительным. Ордынский поставил лишь одно условие: фильму ничего не должно мешать – ни театр, ни личная жизнь. Ирина без колебаний согласилась. Это был ее счастливый билет под названием «Хождение по мукам». Но спустя год она нарушит один из запретов.

…В тот день было слякотно и холодно, а приятельница тянула ее в компанию, где собирались «приличные молодые люди». Она очень не хотела идти, но в последний момент согласилась. На юную красавицу обратил внимание симпатичный брюнет, сын болгарского посла. Но Ире понравился его друг, начинающий бизнесмен Бойко Гюров. Это была судьба. Кстати, в ее жизни очень много таких  иррациональных моментов, не поддающихся разумному объяснению. Она нацеливалась на театр – но прославилась большой ролью в кино. Она не собиралась выходить замуж – а полюбила иностранца, ради
которого изменила свою жизнь…

Самая красивая пара страны

1976 год …Она случайно попала на репетицию. Ее внимание сразу привлек высокий красивый актер, экспрессивно читавший монолог Хоакина Мурьеты. Это был Саша Абдулов. Потом состоялся разговор с главрежем – Марком Анатольевичем Захаровым. И ее очень просто и быстро взяли в Театр им. Ленинского комсомола. Она неслась по улице и смеялась. У нее тогда была черная полоса. Семейная жизнь с Бойко Гюровым, отцом Ксюши, не сложилась. Около года Ира искала работу – ей отказали все столичные театры: кому нужна актриса, не сыгравшая ни единой роли на сцене? Прописки у нее не было, квартиры тоже… Как она выживала тогда в Москве, с полуторагодовалой дочкой Ксюшей, можно только догадываться! Кто-то из друзей помог снять комнату в коммуналке, кто-то подбрасывал денег. Она уже собиралась уехать к родителям в Новосибирск. И вдруг – предложение от режиссера Театра им. Ленинского комсомола!

…Их театр отправился на гастроли в Ереван. Уже полгода за ней ухаживал Саша Абдулов. Однажды, когда садилось солнце, он выпалил: «Скажи, ты возьмешь меня в мужья?» «Если пронесешь меня на руках через парк – отвечу сегодня!» – улыбнулась она. Она кокетничала, потому что давно все знала и про себя, и про Сашу. Но Абдулов очень серьезно отреагировал на ее слова. На глазах у изумленных прохожих он подхватил Иру на руки и почти бегом понесся по аллее. Кто-то из невольных свидетелей сцены улыбнулся, кто-то зааплодировал. Через несколько минут она согласилась стать его женой.

Первое время молодые ютились в общежитии. Саша быстро нашел общий язык с Ксюшей – двухлетняя девочка сразу к нему потянулась и назвала папой. Да и сам Абдулов относился к ней как к дочке. Только фамилия у девочки была Гюрова… Абдулова и Алферову назвали самой красивой парой театра. Потом – Москвы. А затем, когда на экраны вышли мелодрамы «С любимыми не расставайтесь» и «Предчувствие любви», их признали самыми красивыми в стране. Фото Иры и Саши печатали на календарях, обложках журналов, открытках… Однако в театре Ире доставались небольшие роли в массовке. А Саша уже стал звездой.

В опале у режиссеров

1978 год – Стоп-стоп-стоп! Ну что же это такое, я вас спрашиваю? Ира, вы что, не слышите музыки? – режиссер Юнгвальд-Хилькевич сорвался с кресла и бросился к актрисе. Алферова улыбалась. А в глазах стояли слезы. «Не реви, не реви!» – приказывала она себе. Георгий Эмильевич размахивал руками и, не стесняясь в выражениях, орал на актрису. Съемки в культовой ленте «Д’Артаньян и три мушкетера» былисущим наказанием! Режиссеру в актрисе не нравилось ничего: ни улыбка, ни движения, ни голос! Зачем было приглашать? И только потом она узнала, что на роль Констанции Бонасье Хилькевич планировал взять Женечку Симонову. Однако какой-то начальник в Госкино настоятельно порекомендовал Ирину Алферову. Зрителям очень полюбилась ее Даша из «Хождения по мукам». И в Госкино решили, что Алферову нужно снимать, несмотря на протест режиссера.
Юнгвальд-Хилькевич каждый день вымещал на ней этот свой компромисс. Ира плакала, собиралась даже бросить съемки, но ей пояснили, что картину нужно закончить в срок. Даже сейчас Ирина Ивановна не любит вспоминать работу в этом проекте. Конфликт с режиссером не комментирует. Зато Юнгвальд-Хилькевич просит прощения у Алферовой за свою резкость… Фильм быстро принес дивиденды практически всем актерам. И Алферовой в том числе. Ее узнавали на улицах. Поклонники писали письма и встречали у театра. А в театре Марк Анатольевич мог предложить ей лишь эпизодические роли. Некоторые коллеги злорадствовали: «Что-то в театре наша звездочка не блещет!» Как-то Евгений Павлович Леонов ей шепнул: мол, пойди, попроси у Захарова работу в «Оптимистической трагедии», это же твоя роль! И хотя утвердили другую актрису, Алферова надеялась, что ее введут во второй состав. Но Марк Анатольевич коротко отказал, пояснив, что в этом спектакле нет и быть не может дублеров.

Старшие коллеги ее успокаивали: мол, у Захарова сначала нужно проходить 10 лет в массовках, прежде чем он доверит крупную работу. Но видела она совсем другое. Из Питера главреж позвал Елену Шанину – и она сразу получила центральную роль в «Юноне…». Да и Сашу Абдулова Захаров снимал в своих картинах, давал в постановках главные роли, настойчиво лепил из него звезду. Нельзя сказать, что у Алферовой не было выбора: многие актрисы, не дождавшись ролей, уходили из театра. А Ирина не решалась. Поэтому прозябала. Ее Саша был нарасхват. Но ему и в голову не приходило «пристроить» супругу в кино! «Ты что, не можешь замолвить о жене словечко?» – удивлялись друзья. «Еще чего не хватало! – изумлялся Абдулов. – Моя Ирка – очень красивая и талантливая! Ее и без меня возьмут». Но ее почему-то не брали… Зрители любили ее лицо. И смотрели даже проходные фильмы с участием актрисы. Журналисты восхищались ее нездешней красотой. Ей хотелось, чтобы о ней говорили: «Какая талантливая!» А вместо этого слышала: «Какая красотка!» Свою внешность она начинала ненавидеть. Такой вот парадокс.

С любимыми не расставайтесь!

90-е годы Ирина себя не узнавала! Она влюбилась – причем в своего партнера по съемочной площадке! Такое с ней случилось впервые. Вообще-то, актеры к симпатиям «по службе» относятся довольно просто. И большинство из них считают, что сыграть любовь без реальной благосклонности – невозможно. Но Алферова всегда ограничивалась дружеским участием… Да, о красивой женщине ходили
разговоры: молва определяла ей в любовники то Михаила Боярского, то певца Александра Серова, в клипах которого Ира снималась. На самом деле амуров не было – только дружба. С партнером по фильму «Звезда шерифа» Сергеем Мартыновым все оказалось сложнее. Сергей сразу признался в любви. Ничего необычного, просто комплимент: «Я всегда восхищался вами… И всегда мечтал оказаться рядом – разумеется, на съемочной площадке». Потом они разговорились. Оказалось, что в молодости Мартынов даже хранил фото Алферовой. А еще он напомнил, что их неоднократно знакомили, но она совсем не обращала на него внимания. «Вы знаете, это обидно – когда на вас смотрят, как на стенку», – пошутил он. Она засмеялась. С ним было легко. Не надо было ничего доказывать. Она не комплексовала: все-таки ее часто сравнивали с Абдуловым и, увы, не в ее пользу! Потом она случайно увидела карандашные рисунки в записной книжке Сергея – это было талантливо. Мартынов предложил написать ее портрет. Ира не ответила ни «да», ни «нет» – она наперед знала, что легким увлечением здесь не отделаешься. А на интрижки Алферова не была способна… Однако портрет он написал, чем и покорил неприступную Алферову окончательно. Она узнала, что Сережа недавно овдовел: остались дети, которых еще нужно было поднимать. Тогда, на съемках «Звезды шерифа», она почувствовала, что больше с Сашей Абдуловым жить не сможет. Ира полюбила Мартынова. …Терять на самом деле было нечего: их брак с Абдуловым трещал по швам. Женщины его обожали, да и Саша не отказывал себе в увлечениях. Он вообще оказался совсем не домашним человеком: любил большие компании, был готов просиживать ночи в казино и ресторанах. Кстати, этой вот страсти мужа к игре Ира никогда не понимала! О них шушукались. Некоторые приятельницы намекали, что-де у Саши случаются романы. Она отмахивалась. Не хотела ничего знать. Да и Абдулов уходить не собирался! Если бы она тогда не затеяла развод – как знать, возможно, они так и прожили бы вместе… Александр Гаврилович поступил как настоящий мужчина: бывшей жене и дочери оставил квартиру. И еще лет 10 во всех интервью заявлял, что у него была всего одна жена – Алферова. А Ирина в 1993 году стала супругой Сергея Мартынова.

Там, где тебя любят

В «Ленкоме» Ирине становилось все неуютней. На большие роли она уже не рассчитывала. Как-то на репетиции один довольно известный актер оскорбил Алферову, прокомментировав ее способности. Ирина побледнела и, не говоря ни слова, вышла из зала. Кажется, растерялся даже Марк Анатольевич.
Через несколько дней этот актер при всей труппе попросил прощения у Ирины Ивановны.

В 90-е годы она перестала верить в себя как в актрису. В кино ее не приглашали. А в театре у нее развился комплекс неполноценности. Однажды муж увидел Ирину в спектакле «Дорогая Памела». «Это катастрофа. Надо срочно уходить», – сказал ей Сергей. Ему она поверила, но «Ленком», где проработала около 20 лет, все же не оставила. Помог бывший муж. Александр Гаврилович позвал ее в свой антрепризный спектакль. Вообще, у них с Абдуловым до последнего дня сохранились прекрасные отношения. Они были больше чем друзья – они умудрились остаться родными людьми. И Абдулов помогал, как мог. Тогда Ирина оказалась в большой семье. Кроме детей мужа она воспитывает племянника – после того как умерла ее родная сестра. Актриса об этом не говорит, а когда ее просят рассказать о семье и детях – уходит от вопросов. Лишь однажды – когда хоронили Александра Гавриловича Абдулова – она изменила своим правилам. В церкви, на отпевании бывшего мужа, она плакала, вспоминала свою жизнь. Друзья понимали, что ей надо выговориться. А некоторые журналисты тихонько включали диктофоны, записывая на пленку ее исповедь. Она говорила о 17 годах жизни с Абдуловым. О своем счастье и о любви. О том, что никогда не требовала от него ничего и не умела выяснять отношения. Вспоминала, как ее нынешний муж Сергей однажды предложил «усыновить Абдулова – ведь он как большой ребенок». Алферова никогда не жалуется. После неудачного «романа»
с «Ленкомом» у нее началась светлая полоса в театре «Школа современной пьесы». Теперь у нее главные роли в спектаклях «Пришел мужчина к женщине» и «Чайка».

…Спектакль закончился. Театр пустел. Лишь возле гримерной Алферовой остались несколько журналистов. Ирина Ивановна пообещала дать небольшое интервью – исключительно о работе, ролях. Она царственно сидела в кресле, в роскошном платье прошлой эпохи, с затейливой прической. Да, она изменилась – но Ирина Ивановна умудрилась даже постареть красиво! «У меня нет никаких секретов красоты и омоложения, – сказала она. – Все дело в любви. Хорошо там, где вас любят. Только сейчас я обрела свой круг – тот, где мне тепло и комфортно».