Олеся Фаттахова: эксклюзивное интервью о семье, увлечениях и актерской профессии ​​​​​​​
Олеся Фаттахова

Олеся Фаттахова: «Сегодня быть лучше, чем вчера – вот мой ориентир»

803

Добиться головокружительного успеха в карьере – задача непростая, но, как показывают реальные истории, вполне досягаемая.

Стартовые возможности некоторых знаменитостей были очень скромными, но вера в себя, упорство и немного удачи помогли им стать теми, кем они стали. Просматривая работы молодых актеров, можно отметить новые яркие лица. Некоторые из них уже громко заявили о себе. У некоторых – еще все впереди.

На сайте «Единственная» продолжается спецпроект «Дневник актера», в котором молодые, талантливые актеры делятся своими вдохновляющими историями успеха. И пусть у тебя тоже все получится.

Наша новая гериня – 29-летняя Олеся Фаттахова. На данный момент ее фильмография насчитывает более 30 проектов. Среди них «Тот, кто не спит», «Второе дыхание», «Отель для Золушки», «Две сестры-2», «Сувенир из Одессы». Также недавно на телеканале «Интер» закончилась трансляция сериала «Верни мою любовь», в котором актриса сыграла роль Веры.

Олеся Фаттахова

В интервью «Единственной» Олеся рассказала о первых кастингахкакую роль она бы категорично не согласилась бы сыграть, о схожести со своей героиней в сериале «Верни мою любовь», а также о том, какова роль любви в творчестве человека.

– Олеся, расскажите, как вы попали в актерскую профессию? Любовь к этому виду творчества вам привили учителя и родные или это желание сформировалось позже и по-другому?

Мне всегда казалось, что выбор профессии – мой личный выбор, на который никто не влиял и, возможно, напротив – немножечко препятствовал. В 7-м классе я увидела по телевизору сериал «Азазель» с Ильей Носковым в главной роли: влюбилась в него так, что стала ночью в кровати продумывать план завоевания его сердца. (Улыбается.) Для меня было очевидным, что необходимо стать «равной» ему – знаменитой, транслируемой по телевизору. 

Я определила для себя три пути к цели: 1) быть знаменитым музыкантом (как это воплотить в жизнь я не понимала, да и занятия музыкой надоели); 2) быть знаменитой певицей (а пела я не очень, да и через постель продюсера совсем не хотела продвигаться); 3) знаменитая актриса (путь в профессию тоже был не понятен, но казался абсолютно «легальным» и не так страшил). Остановилась на третьем, как вы можете догадаться. 

Далее последовал год экспериментов в Народном Литературном Театре и учеба в Театральном классе, поступление во ВГИК, снова учеба, потом съемки... Это была осознанная история о моем попадании в профессию! Но на самом деле ей предшествовала еще одна – уходящая в детство. Когда мне было года три, я заболела ветрянкой и покрылась прыщиками. Все прошли кроме одного – над губой: я каждый раз сдирала, не дав ему полностью зажить. Уж очень он мне не нравился! А мама каждый раз говорила: «Не трогай! Вот вырастешь, захочешь актрисой стать, тебе лицо понадобится!». И я убирала руки. (Улыбается.) А лет в десять, когда стало понятно, что мои коренные зубки совсем кривые и надо ставить пластинку, мама снова прибегла к этому же приемчику: «А вдруг захочешь актрисой стать? Тебе улыбка понадобится!». И снова я купилась и пошла на эту экзекуцию. 

Олеся Фаттахова

Так вот когда в седьмом классе я озвучила-таки свое желание стать актрисой и увидела мамины удивленные глаза (за которыми следовали уговоры «подумать»). Но уже тогда меня было уже не остановить!

– Вы окончили ВГИК. Чему самому главному вы там научились?

Научилась задавать вопросы своей героине – чем больше вопросов, тем точнее существование в кадре и на сцене. Этого никогда не узнает и не увидит зритель, но абсолютно точно почувствует и поверит. Вопросы и ответы на них – это создание невидимой нити логического процесса героя – из сцены в сцену! – которая создает целостную историю, за которой интересно следить. «Откуда и куда иду?», «Зачем?», «Что делала 10 минут назад?», «Что чувствую по отношению к этому конкретно персонажу?», «Почему?», «Когда последний раз виделись, что тогда произошло?», «Чего хочу сейчас?», «Где болит?» и т.д.

В ТЕМУ: Федор Гуринец: «Стараюсь играть злодеев дозированно»

– Встречались ли вам на пути люди, которые на вас очень сильно повлияли как на профессионала? Кто больше всего повлиял на ваше актерское становление?

Это, конечно, педагоги. В Калининградском Театральном классе – Борис Иосифович Бейненсон и вся его команда: педагоги по сценической речи – Ирина Юрьевна Пономарева, по танцу – Хайруллина Марина Викторовна, по вокалу – Трифонова Ольга Николаевна. А потом во ВГИКе: мастер Игорь Николаевич Ясулович, педагоги по мастерству – Лифанов Григорий Алексеевич, Домерецкая Наталья Орестовна, и педагог по сценической речи – Ксения Юрьевна Кузнецова. 

Олеся Фаттахова

Конечно, людей, поделившихся своими знаниями, опытом, прививших любовь и уважение к профессии, воспитавших чувство прекрасного и показавших, что такое воля к победе – намного больше! Это и режиссеры на съемочных площадках, и партнеры, и фильмы! Ведь наша профессия такая, что необходимо учиться и «становиться» всю жизнь. Как говорил нам Игорь Николаевич Ясулович: «Лошадь можно привести к водопою, но ее нельзя заставить пить». Поэтому учусь всегда – и во время съемочного процесса, и вне съемок стараюсь устроить себе тренинг с одним из любимейших педагогов Ксенией Юрьевной.

– Какие первые роли вам давали? Как вы с ними справлялись? Чему вас научили?

Самая первая роль у меня была в сериале «След» – в серии «Собачья смерть». К слову, трупом я там тоже была. Причем, когда на съемках мне сказали, о том, что сыграть труп – это очень хорошая примета и впереди меня ждет успех, – я обрадовалась и легче перенесла тяготы роли. А в те моменты, когда моя героиня была еще жива, училась актерскому мастерству на съемочной площадке! На практике применяла знания, полученные в институте! Чудесный опыт. 

Потом была роль третьего плана в сериале «Две сестры» – экспедиция на черное море и уже такая полноценная работа над ролью. Но мама, посмотрев сериал, сказала: «Даааа… учиться еще тебе и учиться!». (Улыбается.) И третьим экспириенсом были съемки в китайском сериале (там у меня тоже была главная роль). Я тогда еще училась на третьем курсе, и вот это была настоящая школа жизни, выживаемости в рамках съемочного периода, и учеба актерскому мастерству на площадке «не отходя от кассы»: применение всех своих навыков (и наработка новых) по 12 часов в сутки без права на ошибку.

– Что самое важное и дорогое для вас в профессии?

Самое дорогое – оценка зрителя после выхода картины и чувство удовлетворения после снятой сцены.

– Кто выступает в качестве критика вашего творчества? Какой критике вы доверяете? Самокритичны ли вы?

Я самокритична, да. Потому что знаю, что было внутри во время съемок, вижу, что получилось на экране. Сейчас в окружении нет строгого критика: раньше был муж, теперь – агент, мама и подруги. Но, мне кажется, они не до конца объективны, потому что очень любят меня. Давно не слышала жесткой критики по делу!

– Как изменялось ваше представление об актерской профессии? Что вы о ней думаете сейчас? Это сложная профессия?

Я не помню, что я себе представляла в детстве! На эмоциональном уровне, наверное, это было все такое блестящее, яркое, радостное! А на деле актерская профессия очень разная. Сложная? Ну, хорошо, назовите мне простую профессию! Мне не с чем сравнить, по большому счету. И лично для меня такая изощренная форма творческого садомазохизма с эксгибиционизмом – лучшее, что может быть на свете. Ведь мучиться эмоционально и мучить других, причем выворачивая наизнанку свои чувства и показывая их зрителю, – не что иное, как это самое определение.

Олеся Фаттахова

– Многие актрисы говорят, что играть отрицательных героинь интереснее. А какие роли вам ближе?

Положительных играть сложнее – это факт. Мне интересно играть то, что сложно. Поэтому не соглашусь с большинством.

– Какие проекты в вашей творческой карьере самые сложные?

Те проекты, где нет одной волны с режиссером или партнером. Такие были. Мало того, что на площадке необходимо эмоционально отдавать, отдавать и отдавать, так еще приходится тратить силы на доказательства своей правоты в видении рисунка роли. В этом смысле я, конечно, очень неудобная артистка. Если чувствую и вижу, что режиссер не знает и не понимает, о чем снимает, предпочитаю, чтобы мне не мешали выполнять то, что считаю нужным. Раз уж помочь не могут! 

Наверное, я чересчур резкая, хотя очень долго стараюсь быть деликатной и дипломатичной. Но если режиссер опытный и талантливый – с удовольствием доверяюсь и кайфую от совместного творчества!

– На какое предложение вы никогда бы не согласились?

Наверное, на то, где была бы прямая угроза жизни.

В ТЕМУ: Наталка Денисенко: «В актерскую профессию меня привела игра Мортал Комбат»

– В чем ваш источник вдохновения? Как вы настраиваетесь на спектакль или съемку? Как создаете себе нужное настроение?

Настройка на съемку – это читка сценария. Когда у меня в голове есть четкая картина действий моей героини и ответы на вопросы, когда я конкретно понимаю, что я делаю в данной сцене, при каких обстоятельствах я встречалась с этими героями в прошлый раз и т.д. – я чувствую себя уверенно и вытаскиваю настоящие чувства. Если возникает вопрос, на который я не могу точно ответить, я начинаю не точно существовать. Как сказали бы мои педагоги: «болтаюсь, как какашка в проруби». (Улыбается.) А настроение создаю музыкой. Именно она помогает создать атмосферу внутри меня, а если это уместно, то, конечно и вокруг!

Олеся Фаттахова

– Если вдруг вам придется уйти из актерской профессии, кем можете себя представить?

Знаете, мой худ рук в театральном классе, Борис Иосифович Бейненсон, говорил так: «актерами становятся те, кто без этого жить не может, и нигде больше не может». Абсолютно точно! Я бы смогла быть официанткой или продавцом (ну, если вдруг необходимо кормить семью, а работы нет!), но при одном условии: передо мной должна маячить надежда на то, что все-таки через какое-то время снова буду актрисой.… А если представить, что полное разочарование и желание сменить профессию – наверное, ушла бы во флористику, дизайн (как ландшафтный, так и интерьерный), астрологию, психологию, коучинг… Мне много всякого разного нравится в этой жизни! Но пока много планов на актерском поприще. Поэтому, как скажут в Одессе: «Не дождетесь!».

– Есть ли у вас настоящие друзья среди коллег по съемочной площадке?

Да. И со времен института, и со съемочной площадки. К сожалению, очень редко видимся. В заботах о семье и завтрашнем дне так мало времени остается на встречи, посиделки с любимыми людьми! Только на дни рождения и видимся!

– Есть ли образы в мировом кинематографе, которые вам хотелось бы повторить? Или актеры, чье творчество служит для вас ориентиром?

Образов нет! Бесполезное занятие (лично для меня) мечтать сыграть того, кого уже сыграли, при том гениально. Скорее есть кино, которое после себя оставляет след в душе.… И, опять же, не хочется его повторять! Оно уже есть. И ориентира внешнего как такового нет. Да, есть любимые артисты и режиссеры, на которых смотрю, учусь, вдохновляюсь, восхищаюсь. Их много, они прекрасны! Но, что касается вектора движения, то он «от себя», он внутри. «Сегодня быть лучше, чем вчера» – вот мой ориентир.

Олеся Фаттахова

– Вам бывает неловко за что-нибудь?

Наверное, мое самое слабое место – поспешность… Такая, например, когда вспылишь на кого-то из своих близких, а потом оказывается, что сама виновата! Или однажды я увидела у кого-то из коллег пост на фейсбуке о смерти Алексея Владимировича Баталова. Он во ВГИКе преподавал, был заведующим кафедрой актерского мастерства, приходил к нам на курс и был абсолютно чудеснейшим человеком. Я решила написать что-то такое из воспоминаний и слов соболезнования, совсем забыв о том, что Алексея Владимировича (царствие небесное!) на тот момент уже несколько лет как с нами не было. Причем знала же! Но в тот момент совсем мне в голову не пришла эта мысль. В общем, мне было очень неловко, когда я в комментариях прочла что-то вроде «Так Алексей Владимирович ушел в позапрошлом году!». Стыдоба!

– Расскажите, что вас больше всего разочаровывает в людях?

Вранье. Вот правда, что угодно могу простить, только будьте со мной честны. Как по мне, это самое тяжелое и простое одновременно…

–  Что для вас значит любовь? Какова роль любви в творчестве человека?

Такая непростая тема для меня. Если рассуждать о любви, как о страсти, как о физиологическом процессе, в котором играют роль гормоны – несомненно, это топливо для творчества. Да и вообще для всего. Чего только ни происходило со мной под влиянием гормончиков. (Улыбается.) Оглядываясь через некоторое время иногда задумывалась: «Божечки! Это я была?! Мама-мия!». Оно у всех так – в разных вариациях, но суть одна. 

В ТЕМУ: Дарья Легейда: «Мне кажется, что все актеры – самоеды»

Но если говорить о любви безусловной, причем не к своему ребенку, а вообще, просто о чувстве, которое живет в твоем организме и питает тебя силой и радостью, – это, конечно, невероятный труд. Думаю, это то, зачем мы приходим в этот мир – научиться любить. Но это уже тема для философско-религиозных рассуждений. Наверняка, кто-то из великих написал пару книг на этот счет. И это в очередной раз доказывает невероятную важность любви в творчестве.

– Какие у вас планы на ближайшее и более далекое будущее? Где хотелось бы поработать, что сыграть, привлекает ли Вас кино?

Кино – моя основная работа. До театра пока не добралась. В планах, конечно, есть пара интересных спектаклей. А еще нужно пройти успешную реабилитацию после операции на коленном суставе – наконец-то выдался отрезок времени, который я смогла посвятить своему здоровью, прооперировать старую травму и, никуда не дергаясь, восстанавливаться. Параллельно посвящаю время любимой дочери, дому, что-то помогаю в мамином бизнесе. 

Олеся Фаттахова

Весь следующий год планирую сниматься – радовать зрителя новыми интересными проектами. А следующей зимой – снова встать на сноуборд и коньки, постройнеть до своих 60 кг, подтянуть английский, посетить несколько новых стран, было бы здорово влюбиться.… Наверняка, придумаю еще что-нибудь «в процессе». 

В далеком будущем подумываю о режиссуре и коучинге: чувствую, что смогу написать книгу по теме «разбор роли». Интересно попробовать себя в сценарном мастерстве, а потом еще и короткометражку снять по собственному сценарию. 

А совсем в старости – жить в доме с видом на море и горы, доить козу, изготавливать козий сыр, топить камин, принимать у себя дорогих и любимых гостей, периодически «выдавая фортеля» где-нибудь на кинофестивалях или в сети. (Улыбается.)

– Дайте какой-нибудь совет человеку, который задумался о том, что хочет стать актером.

Никаких советов давать не буду. Тот, кто понял что это «его», в советах не нуждается! Он найдет путь – куда, где, когда, к кому. Тот, кто думает «А может попробовать?» – не имеет этого яркого желания, ломающего все преграды на пути. Пусть, конечно, пробует! И это единственно правильное решение, когда чего-то хочется. 

– Что роднит вас с вашей героиней из сериала «Верни мою любовь»?

Во-первых, уважение к деньгам! Недавно чистила комп, наткнулась на четвертую серию и услышала фразу Веры «Я б вышла замуж за имущество, особенно недвижимое». Так это же про меня! (Улыбается.) Чтобы совсем уж не подумали об артистке Фаттаховой что-нибудь крайне неприличное, поясню: несколько лет назад случился период (почти годовой), когда съемок было катастрофически мало, а дочь кормить было необходимо, как и платить ипотеку. Так вот именно тогда я осознала, что между влюбленностью в мужчину и стабильными съемками в главных ролях, я выберу второе. 

Олеся Фаттахова

Во-вторых, честность с собой, разговоры с собой. Я очень часто становлюсь напротив зеркала и в глаза беседую сама с собой. Не всегда эти беседы приятны. В-третьих, музыкальное прошлое. В-четвертых, инстинкт самосохранения. Когда Вера поняла, что не сможет быть с Владом, потому что очень сильно виновата перед его сестрой, она стала бежать от Влада! Вот и я так же. У меня была ситуация, когда я поняла, что если останусь в отношениях, просто заболею и умру – сожру сама себя, покараю. И как бы ни было больно, расставание произошло.

– Что оказалось самым трудным на съемках? К чему вы не были готовы?

Самым сложным было как раз осознать, почему Вера бежит от Влада. Это осознание и мораль пришли позже. Сильно позже после премьеры. Тогда я задавала вопрос нашему режиссеру, Жене Баранову: «Ну почему она не может убежать на острова с Владом? Или на Северный полюс? Красивый, богатый, любящий… Она что, дура?!». «Она не такая, – отвечал мне Женя. – Она поступает, как учил Иисус: ударили по щеке – подставь другую»… И мне это ломало мозг! Я не понимала, как это возможно! Как можно отказаться от любимого мужчины, не ответить на агрессию агрессией? 

Олеся Фаттахова

Мне тогда оставалось одно – довериться режиссеру, попытаться почувствовать то, что мне было не понятно и неведомо.… А мне это, ой, как сложно! Но, видимо, сильно старалась, раз волной этого понимания накрыло через пару лет.

​Благодарим пресс-службу телеканала "Интер" за помощь в организации интервью!

Фото в тексте: пресс-служба канала "Интер"

Давай дружить в Инстаграм!



Новости партнеров:


Загрузка...